Яков-тувинец

Смотришь на улыбчивое мальчишеское лицо, и не верится, что это он, тот самый Яков-тувинец, которого «духи» по рации грозились поймать и четвертовать за его смелость и решительность в засадах на горных афганских тропах, по которым душманы переправляли оружие и медикаменты. Эти засады устраивались по ночам, иногда по три-четыре раза за неделю, когда разведка доносила об очередной ходке противника. В засаду под покровом ночи шли обычно 18–20 ребят, сопровождаемые двумя–тремя солдатами из правительственных афганских войск. Костяк группы был из самых надежных, проверенных в боевых действиях «дедов», которые могли подстраховать молодых, еще неопытных бойцов. На этой фотографии как раз такой «дед», не раз обстрелянный и простреленный, контуженный в бою сержант, командир «БМП» Виктор Александрович Яковлев.

Вот только в голосе звучит обида: никто не поздравил с датой, о которой не умолкают все СМИ, в школах и других учебных заведениях проводят мероприятия и встречи, посвященные «афганцам». «Боевое Братство», похоже, о нем тоже забыло.

А ведь именно он, вместе с Юрой Ардыбаевым, Лидией Волошиной, Тамарой Наводкиной, Александром Алексеевым еще в самом начале 90-х годов организовали клуб «Афганец», зарегистрировали его в Москве. Тогда активисты клуба ходили по домам, узнавали, кто как живет, какие проблемы. Многие «афганцы» нуждались в жилье. Виктор Александрович, ответственный за жилищные проблемы, сумел через правительство «выбить» для своих товарищей десять квартир. О себе тогда не заботился, думал: потом. Но потом так и не наступило. Стоял на льготной «афганской» очереди — почему-то оказался вычеркнутым, через прокуратуру добился постановки на другую очередь, в которой он в настоящее время 560-й. Как движется эта очередь — известно всем.

Сейчас живет на земле, в доме своей жены, который требует ремонта. Сам он теперь не в состоянии что-либо делать — больной позвоночник, сказываются травмы, полученные в результате подрыва на минах его «БМП», когда взрывной волной швыряло о камни так, что лопались кости и трещали позвонки. Вот и приходится ходить с тростью, а тяжести поднимать нельзя. Еще и малярией в Афгане угораздило заболеть и получить осложнение на сердце. В общем, целый узел проблем, развязать который никак не удается. Это теперь.

А тогда он был молодым, полным сил и энергии пацаном. Его родители, Александр Тихонович и Альбина Александровна, жили в деревне Жербатихе Курагинского района, в 1976 году переехали в Кызыл.
Окончил школу-восьмилетку, пошел учиться на автокрановщика, увлекался мотоспортом, участвовал в соревнованиях по мотокроссу. Осенью 1983 года, 28 сентября, должен был защищать диплом в ГПТУ, где учился. Но 26 сентября призвали в армию, увезли в город Бийск, а оттуда в Туркмению, в воинскую часть в городе Иолотане, на самой границе с Афганистаном. Здесь он прошел полугодичный курс молодого бойца в войсках ПВО, учился на стрелка комплексов переносных зениток. Новоиспеченных воинов на самолете переправили в Кабул, а затем приехали «покупатели», его и еще нескольких призывников увезли в провинцию Нангархар, в город Джелалабад.

Родителям писал письма, что служит в Венгрии.

Здесь две недели ходили в караул, а потом их батальон перекинули в провинцию Кунар, что в переводе на русский язык означает Каменный мешок. Административный центр провинции Кунар — город Асадабад –в 15 километрах от пакистанской границы. В Асадабаде дислоцировался гарнизон с шестьюстами бойцами, состоящий из городка советников и подразделений 66-й мтс бригады, включавшей в себя 2-й мотострелковый батальон, 2-ю танковую роту, 2-ю батарею гаубиц «Д-30» и огневой взвод. В начале 1985 года добавили 334 отдельный отряд специального назначения. Гарнизон увеличился до 1100 человек.

Через Кунар проходили караванные дороги и тропы, соединяющие Афганистан с Пакистаном, откуда поставлялись оружие и медикаменты для моджахедов, которых тогда называли просто «духи». Вот эти-то тропы и блокировали ночными засадами разведчики 40-й армии и ребята из 2-го мотострелкового батальона, куда попал Виктор Яковлев. К нему сразу прилипло прозвище Яков-тувинец. В этом батальоне служил еще один наш земляк — Геннадий Милюхин, но его тувинцем почему-то не называли.

Вот одна из таких засад Якову-тувинцу запомнилась особенно. Ночью они заняли оборону на горе под названием Лахансар. Ждали утра, когда появятся «духи», которые уже давно обстреливали территорию гарнизона из узкой расщелины в скале, и которую никак не могла достать гарнизонная артиллерия. Но на рассвете вместо небольшой ожидаемой группы противника появились моджахеды, одетые в необычную черную форму, прошедшие обучение в военных лагерях на территории Пакистана. Их было более двухсот человек, и они уже успели окружить гору с обороной наших бойцов. Неравный бой длился весь день. Под прикрытием сумерек стали отходить, неся с собою раненых товарищей. В этом бою Виктора контузило и посекло осколками гранат, один осколок угодил в предбровье, другой — в ногу. Но он нашел в себе силы и вынес с поля боя раненного в шею товарища, который позднее скончался.

В госпиталь Виктор не полетел, было много других, более тяжко раненных ребят.

Весной 1985 года в провинции Кунар была проведена одна из самых крупных военных операций в Афганской войне, которая получила название Кунарской. Дело в том, что с начала 1985 года здесь было сосредоточено большое формирование обученных в Пакистане моджахедов, численностью до 6000 человек. Гарнизон же в Асадабаде был меньше почти в 6 раз, и это грозило тем, что моджахеды могут блокировать единственную магистраль Асадабад — Джелалабад, по которой шло снабжение войск.

Совместными усилиями советских войск и правительственной армии ДРА моджахеды были разбиты, но погибли немало и советских воинов.

Так, еще в апреле 1985 года у населенного пункта Маравара в засаду попала 1-я разведрота 334-го отдельного отряда особого назначения, в результате скоротечного боя погиб 31 военнослужащий. В мае около кишлака Коньяк на засаду моджахедов наткнулась 4-я рота 149 гвардейского мотострелкового полка. Больше половины личного состава роты погибли.

 Виктор Александрович Яковлев тоже участвовал в Кунарской операции. Его 6-я рота как раз блокировала дорогу Асадабад — Джелалабад, которую по праву можно назвать дорогой «жизни».

Мы — я и его друг Дамба Александрович Хулер-оол — встретились с ним в больничной палате. Несмотря на все недуги, сопровождающие его после ранений, полученных в Афганистане, он так же улыбчив, так же ясны и светятся добротой у Якова-тувинца голубые славянские глаза.

Татьяна ВЕРЕЩАГИНА

26.02.2019

№: 

20

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 168 490
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 97 423
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 97 069
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 90 279
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 69 091