Этнограф, археолог, лингвист

Ровно 130 лет тому назад, в 1889 году, крупный российский ученый - тюрколог Николай Федорович Катанов, оставивший после себя огромное наследие материалов по культуре тюркских народов, будучи совсем молодым человеком, только что закончившим Петербургский университет, посетил Туву, тогда еще Урянхайский край.

Эта поездка, длившаяся с 13 марта по 26 сентября 1889 года, была, пожалуй, самой плодотворной в его жизни, а собранный материал лег в основу его докторской диссертации. Для Тувы значение работ Н.Ф. Катанова просто неоценимо: ведь именно он впервые открыл миру тувинский язык, выпустив монографию «Опыт исследования урянхайского языка».

Родился Николай Федорович 18 мая 1862 года в местечке Изюм, неподалеку от села Аскиз Минусинского уезда Енисейской губернии. Его хакасское имя Пора, что означает «сивый», потому что родился он с белым клоком волос. В крещении получил имя Николай.

Очень рано лишился отца, тем не менее, закончил обучение в аскизской начальной школе, где преподавал его дядя, служивший еще и письмоводителем при аскизской инородческой управе. Мальчик, живя на попечении дядюшки, вечерами, после уроков, заполнял документы управы красивым каллиграфическим почерком, заменяя своего учителя.

Он мечтал учиться дальше и поэтому, несмотря на отсутствие средств, поступил в Красноярскую гимназию, зарабатывая на пропитание репетиторством. Вел весьма аскетичную жизнь, экономя каждую копейку. Показательный пример: за все восемь лет учебы он писал одним и тем же пером и одной и той же ручкой, сохранив до конца жизни пенал, в котором они хранились.

Ему очень повезло с преподавателями, особенно с учителем истории Андреем Кирилловичем Завадским–Краснопольским, который познакомил своего любознательного ученика с трудами тюркологов В.В. Радлова, финского ученого А. Кастрена и советовал заниматься изучением обычаев своего народа и записывать сагайский фольклор. С самого первого года учебы в гимназии Катанов начинает записывать пословицы, загадки, мудрые изречения своего народа, которые впоследствии вошли в 9-й том «Образцов народной литературы тюркских племен», изданный Радловым.

В 1883 году появляется первая научная работа Катанова-гимназиста: «Описание шаманского бубна и костюма сагайского племени», опубликованная впоследствии в книге Г. Н. Потанина «Очерки Северо-Западной Монголии».

В этом же году, когда он заканчивал седьмой класс гимназии, он отправляет в Петербургскую Академию наук посылку со своим рукописным трудом на 800-х страницах, выполненную каллиграфическим почерком. Труд этот назывался «Грамматика сагайского наречия татарского языка». В 1962 году на конференции, посвященной 100-летию со дня рождения ученого, говорилось об этой работе: «Только человек, в совершенстве владеющий языком и хорошо вооруженный теоретическим материалом, мог выполнить такую работу и на таком уровне». И это о работе гимназиста 7-го класса!

В 1884 году Катанов, выпускник Красноярской гимназии, золотой медалист, поступил в Петербургский университет на факультет восточных языков, который окончил в 1888 году со степенью кандидата. В университете он слушал лекции по арабскому, турецкому, персидскому языкам, изучал русскую историю и литературу. За все годы он, по свидетельству хорошо знавших его людей, не пропустил ни одной лекции, которые тщательно стенографировал, а потом переписывал начисто.

Жил же в постоянной нужде, так как средств к существованию, кроме маленькой стипендии, не было. Поэтому, как и в гимназические годы, подрабатывал уроками, а иногда на церковной паперти за копейки писал людям поминания.

После окончания университета Катанов, по предложению Академии Наук и Русского географического общества с рекомендацией В.В. Радлова, едет в научную командировку в Сибирь и Восточный Туркестан. Обосновывая необходимость этой поездки, Радлов писал: «Важность исследования остатков тюркских племен на крайнем Востоке не требует доказательств, так как эти страны никогда не были посещены знатоками тюркских языков, и мы имеем только отрывочные сведения, собранные посторонними наблюдателями, не специально готовившимися к этой цели».

Насколько важной и интересной была эта поездка, говорят дневники ученого, один из которых посвящен поездке в Урянхайский край, совершенной с марта по сентябрь 1889 года. Здесь описывается день за днем каждое событие, каждая поездка, встречи с русскими владельцами заимок, их наблюдения за жизнью местного населения, встречи с аборигенами. Он записывает на ходу ими сочиненные песни: частушки, загадки, пословицы, сказки, шаманские молитвы-алгыши, ведет сравнительный анализ названий предметов, существующий в разных группах населения. Параллельно занимается работой этнографического плана: делает зарисовки покроя шапок, седельных сумок, всевозможной хозяйственной утвари. Зарисовывает женские украшения, разнообразные орнаменты, какими украшены те или иные предметы, тамги.

Есть в этом дневнике и страничка, посвященная селу Туран, чуть ли не первое свидетельство о самом первом в Урянхайском крае русском селении. Запись сделана 28 апреля 1889 года: «В Туранское поселение мы прибыли часов в десять вечера. Мы остановились у Каптыревского крестьянина С.П. Горбунова, поселившегося тут со всем своим многочисленным семейством. У русских здесь есть пашни, дома, бани, огороды. В Туранском селении живет минусинских крестьян около 35 человек вместе с женами и детьми. Главных домохозяев семь: Николай Петрович Бяков, Семен Петрович Горбунов, Кирилла Савович Поспелов, Григорий Ивойлович Фунтиков, Тимофей Леонтьевич Петухов, Афанасий Злотников и Мокей Казанцев. Всех изб здесь 7. Бяков живет на левом берегу Турана, остальные — на правом».

После завершения обработки материалов по Урянхайскому краю, в марте 1890 года Катанов совершает кратковременную поездку в Нижнеудинскую тайгу для изучения жизни карагасов (тофаларов), родственного урянхайцам племени. Затем в пограничном районе с Китаем он изучает «наречия дзунгарских киргизов и китайских сартов».

Конец 1891 и половина 1892 годов посвящены изучению тюркских диалектов народов, населяющих Восточный Туркестан, где он посещает города Чугучак, Дорбульджин, Манас, Чанцзы, Сойдун, Кульджу и еще несколько других мест.

После четырехлетнего путешествия по Северо-Восточной Азии Катанов возвращается в Петербург, где делает сообщение о своей поездке на конференции ИРГО, а затем публикует его в 29 томе ИРГО под названием «Среди тюркских племен».

Эта экспедиция дала Катанову огромный материал по языку и этнографии различных тюркских народов, ранее практически неизвестных науке. Многие из опубликованных им материалов были впервые введены в научный оборот. К сожалению, лишь небольшая часть собранных им материалов увидела свет, многие лингвистические и этнографические его работы до сей поры остаются неопубликованными.

Место на факультете восточных языков Петербургского университета, на которое надеялся Николай Федорович, было уже занято. Но при содействии В. В. Радлова и В. Р. Розена он был назначен преподавателем турецко-татарских наречий в Казанском университете в звании экстраординарного профессора.

В это же время он избран действительным членом и секретарем Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. Работа эта продолжалась почти 16 лет. В этот период заметно активизировалась его собирательская и научно-издательская деятельность. Он состоит членом многих других обществ и комитетов, где также ведет активную работу. И при этом продолжает собственные научные изыскания. Подробные отчеты о своих экспедициях он публикует в «Известиях Общества». Там же печатаются другие статьи и заметки ученого, касающиеся самых разных областей науки: этнографии, лингвистики, литературоведения, нумизматики, археологии, музейного дела. Кстати, Н. Ф. Катанов имеет непосредственное отношение к созданию Красноярского и Тобольского музеев. И все же среди всех научных трудов Катанова особое место, как по значимости, так и по объему (свыше 1600 страниц), занимает монография «Опыт исследования урянхайского языка с указанием главнейших родственных отношений его к другим языкам тюркского корня». Эта работа принесла ему широкую научную известность и вошла в золотой фонд мировой тюркологии.

В этом труде Катанов составил огромную картотеку, которая охватывает большинство наречий тюркских языков, чтобы доказать, что тувинский язык действительно относится к группе тюркских языков, а не самодийских (самоедских), как в то время считали очень многие ученые, в том числе Кастрен, Ядринцев, Радлов и некоторые другие. В 1907 году вышла еще одна монография — «Наречия урянхайцев, абаканских татар и карагасов».

В 1903 году Совет Петербургского университета по представлению факультета восточных языков единогласно присудил ему степень магистра турецко-татарской словесности, а в 1907 году Совет Казанского университета возвел его в степень доктора сравнительного языкознания.

О его признании как выдающегося ученого говорит простой перечень научных обществ и учреждений, членом которых он в разное время состоял: Русское археологическое общество, Русское Географическое общество, Международное общество наук и литературы в Левене, Русский Комитет для изучения Средней и Восточной Азии, почетный член Тобольского губернского музея и многие другие.

Татьяна ВЕРЕЩАГИНА

09.04.2019

№: 

37

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 167 023
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 96 055
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 95 708
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 88 916
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 68 844