Диагнозы и рецепты доктора Рошаля

Встреча с доктором Леонидом Рошалем была одним из пунктов церемонии награждения победителей конкурса «Панацея». Пи­шущую и снимающую братию собрали в одной из аудиторий факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова. Хозяйкой встречи была министр здравоохранения Ростовской области Татьяна Быковская. Ей, как оказалось, тоже была вручена награда — за сотрудничество со средствами массовой информации региона.

Татьяна Юрьевна активно общается с журналистами из областных и муниципальных изданий, организует публичные мероприятия, нацеленные на профилактику болезней, поездки представителей СМИ к месту событий. Такой подход, считает она, позволил избежать панических настроений в летний период, когда в Ростовской области была отмечена вспышка инфекции. В те тревожные дни Быковская лично вела сводку новостей на портале областного министерства здравоохранения, а поскольку население не особо верит официальной статистике, взяла на себя роль блогера: делала комментарий по каждой злой реплике, появлявшейся в электронном пространстве.

— Поскольку руководитель санэпидслужбы Ростовской области побаивался общения с прессой, — делилась министр Быковская, — приходилось брать его в те дни за руку и, буквально, вести на пресс-конференции. Общаться со средствами массовой информации тогда приходилось ежедневно.

Из числа представителей общественных организаций Татьяна Быковская сумела сформировать советы при каждом лечебном учреждении. Уважаемые люди разбирают там жалобы от пациентов и вникают в суть конфликтов, которые случаются среди медицинских работников. И тем уже избавляют главных врачей от лишней головной боли. В Москве теперь подумывают над тем, как распространить этот опыт на российские регионы. А ростовский «главный врач» уже работает над реализацией новых задумок. Не случайно доктор Рошаль, который скуп на комплименты, назвал коллегу из Ростова-на-Дону «самым долгоживущим министром».

Легендарный профессор заинтриговал еще на церемонии награждения. Леонид Михайлович сообщил о том, что Национальная медицинская палата, которую он представляет, объявит войну нечистоплотным журналистам: будет привлекать адвокатов на защиту в суде репутации и доброго имени оболганных врачей.

— Еженедельно получаю информацию о том, сколько негативного о медицине накопилось в общественном сознании, и все это находит отражение в средствах массовой информации, — рассказал Леонид Михайлович. — Сами врачи теперь обращаются к нам с просьбой: защитите нас!

Однако Национальная медицинская палата готова встать и на защиту пациентов, пострадавших от недобросовестных или неквалифицированных врачей.

Пока неизвестно, как будет органи­зована работа по жалобам и обращениям. («И мы только в начале пути!» — отметил доктор Рошаль).

— «Желтая» же пресса существует не одно столетие, и у нее есть, были и будут свои читатели. Их отличает, как правило, невысокий мировоззренческий уровень. Но дыма без огня не бывает, а потому новость из сомнительного издания надо воспринимать как сигнал о том, что не все в порядке внутри самой медицины. Поводом для «желтых» публикаций становятся, как правило, обращения в редакцию родственников тех пациентов, которые пострадали не от настоящего, а от безалаберного врача.

Заказная статья — она коварнее. Появляется на страницах уважаемых изданий тоже не случайно. Информационный повод в этом случае — так называемый «слив», организуют его недоброжелатели и завистники из самого врачебного сообщества. Опасность заключается в том, что пресса осознанно или невольно выступает в таких случаях как инструмент в сведении чьих-то личных счетов, в удовлетворении амбиций чиновников от медицины или людей, оказавшихся в ней случайно.

Врач — очень серьезная профессия и, помимо глубоких и всесторонних знаний, требует выдержки и такта. Защитники, которые встанут на сторону профессионалов, должны подумать о том, как примирить медицину с обществом и вернуть подлинное уважение к профессии врача. Такой вопрос по силам решить на уровне государства и продуманной его политики в области медицины.

Рецепт лечения этой «болезни» у доктора Рошаля есть. По его мнению, контроль за уровнем профессиональной подготовки должен быть в компетенции ассоциаций, которые создаются внутри врачебного сообщества, например, ассоциации детских хирургов или ассоциации врачей-кардиологов. Такой порядок уже давно заведен на Западе, и министерство здравоохранения не отвечает там за качество лечения. Впрочем, и функции чиновников от медицины там иные: стратегия медицины, финансирование медицины и контроль за качеством работы врачебных ассоциаций. В Германии, напомнил Леонид Рошаль, в федеральном министерстве здравоохранения трудится двадцать человек. А немецкая медицина считается одной из лучших в мире.

— Хотя «лучшая» — это как еще сказать. Уровень профессиональной подготовки сотрудников моего НИИ неотложной детской хирургии и травматологии ничем, к примеру, не уступит профессионализму коллег на Западе, — заметил Леонид Михайлович. — В ряде случаев наши достижения делают нас на голову, а то и на две выше в вопросах научной и практической медицины.

Что по силам изменить известным врачам в отечественной медицине? Сам Леонид Михайлович, кстати, никогда не стоял в стороне от проблем, которые переживает здравоохранение. Благодаря ему есть и первые победы. Подписан договор между министерством здравоохранения РФ и Национальной медицинской палатой, и ни один из циркуляров не получит путевку в жизнь, если свое «добро» не скажут представители врачебного сообщества. В прежнем министерстве здравоохранения и социального развития РФ, заметил Леонид Рошаль, врачей-практиков на дух не переносили.

Второй шаг, который намерены сделать Рошаль и его именитые коллеги, — избавить врачей от бесконечной писанины. Электронная база данных по историям болезни, которая внедряется ныне на уровне больниц и поликлиник, окончательно лишит врачей возможности заниматься своим делом. Нужны иные правила игры, о том, например, сколько пациентов может принять доктор, чтобы реально оценить состояние больного и назначить ему верное лечение.

Сложнее вопрос с кадровым обеспечением. Журналисты из регионов один за другим приводили примеры: в муниципальной больнице нет «профильного» врача в хирургическом, в неврологическом отделениях, а на два отделения только одна санитарка. Выпускников медицинских вузов не привлекает невысокая заработная плата, да и надбавки «от губернатора» или «от муниципальных властей» символичны. Можно ли исправить ситуацию при помощи системы обязательного распределения, которая действовала в советские времена?

С системой распределения Леонид Рошаль согласен. Но обозначил и встречные условия для властей: даже молодой врач должен иметь достойную зарплату, чтобы одеть, обуть и накормить не только себя, но и всю свою семью. Все это, конечно, очень важно, но суть проблемы в другом. В России расходы на здравоохранение не превышают трех процентов от внутреннего валового продукта, тогда как в Германии они составляют девять-десять процентов, а в США — тринадцать. Это при том, что ВВП в этих странах на порядок больше российского, и, соответственно, на порядок выше цены на оборудование, лекарства и услуги медицинских учреждений. Мы вынуждены закупать все это по их ценам, поэтому стоимость лечения у нас уже подтягивается к западным нормам. «Вот только западного уровня в вопросах финансирования медицины у нас нет», — посетовал Леонид Рошаль. А я бы добавил: далеко нам до Европы и в части среднедушевого дохода населения.

В слепом копировании Запада мы уже перегнули палку. Создание региональных сосудистых центров стало здесь показательным примером. «А в итоге, — прокомментировала ситуацию омская журналистка, — в отдаленных районах области сократили койко-места в неврологических и кардиологических отделениях. Сосудистые центры будут работать только для «кризисных» пациентов, переживших инфаркт или инсульт, лишними окажутся те, кто — пока еще (!) — нуждается в профилактическом лечении».

Другой пример привела коллега из Нальчика. «Кабардино-Балакария является дотационным регионом, тем не менее у нас переводят на республиканский бюджет один из медицинских центров, который до того финансировался из федеральной казны». Леонид Рошаль разделил ее тревоги и даже проиллюстрировал примером из своей практики: в НИИ неотложной детской хирургии и травматологии проходит курс лечения ребенок из Кабардино-Балкарии — выпал из окна четвертого этажа. Операция прошла успешно, и жизни ребенка ничего не угрожает, пребывание и лечение в НИИ финансируется из федерального бюджета. Но для того, чтобы вернуть его к полноценной жизни, требуется еще одна операция: скрепить поврежденный позвонок скобой. Скобу эту можно приобрести только за границей за большие деньги. В расходах НИИ такие траты из федерального бюджета не предусмотрены, а у Кабардино-Балкарии средств на покупку скобы просто нет. Поставьте себя на место родителей мальчика и поймете, что вопрос, которым они задаются сейчас, вполне естественен: неужели родная республика сэкономит на здоровье своего маленького гражданина? А в такой ситуации могли бы оказаться жители большинства субъектов Федерации.

Тему профилактики заболеваний, о которой не говорит только ленивый, сами журналисты и подсказали. «Обязательную диспансеризацию населения взвалили на плечи участкового врача. Он теперь отвечает даже за тех, кто отказывается от нее принципиально. Не проще ли вопросы, связанные с профилактикой, передать специалистам из страховых медицинских компаний и избавить, таким образом, врача от лишней нагрузки?»

— Страховым компаниям поручать такой вопрос нельзя! — в один голос заявили Леонид Рошаль и министр здравоохранения Ростовской области.

По словам доктора Рошаля, отделения ОФМС и частные страховые компании сегодня не решают тех проблем, которыми страдает здравоохранение. Проверки качества медицинских услуг, которые проводят эти компании, весьма формальны; все эти фонды заняты перекачкой денег. Тридцать процентов бюджетов страховщиков, заметил Рошаль, уходят на их внутренние нужды. Нетрудно догадаться, что речь идет о зарплатах и премиях для сотрудников этих компаний и фондов.

— Надо граждан приучить к мысли о том, что о собственном здоровье они должны заботиться сами, а не приходить на прием к врачу с уже запущенными заболеваниями, — заметила Татьяна Быковская.

И привела пример из жизни норвежской медицины. Страховая компания в северной стране сразу откажется от оплаты врачебных услуг, если выяснит, что на прием к тому же стоматологу их клиент пришел с запущенным заболеванием зубов. «Пациент не следил за своими зубами, поскольку не посещал врача каждые полгода», — таков будет вердикт со стороны страховщиков. Такой же ответ могут получить и пациенты врача-эндокринолога, которые нарушают назначенный режим, не наблюдаются регулярно у специалиста и не ведут специальный дневник для диабетика.

Встреча с легендарным Леонидом Рошалем показала, насколько сложны проблемы отечественного здравоохранения. У врачей, чиновников, общества (журналистов) разные представления о том, как нас должны лечить. Программы же, которые принимаются властями, не решают пока главных задач в здравоохранении, хотя и составляются в последние годы с учетом позиции врачей. Ключом к пониманию здесь может быть программа по профилактике и пропаганде здорового образа жизни. Но для этого нужно изменить менталитет большинства россиян, особенно тех, кому еще нет сорока лет. Мы должны понять, что здоровье — наше главное богатство. И это — не просто красивые слова. Быть здоровым — своеобразный долг гражданина. Перед собственной страной. Перед своими детьми. Перед обществом. И даже — перед самим собой.

Михаил РУДАКОВ;

Кызыл — Москва — Кызыл, февраль 2014 г.

01.03.2014

№: 

22

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 167 224
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 96 239
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 95 888
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 89 096
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 68 879