Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Общественно-политическая газета Республики Тува
Кызыл
19 мая, чт

Самый передовой в Туве

Выбор редакции
6 апреля 2022
27

До этой даты он находился в составе Каа-Хемского кожууна, еще раньше существовал как отдельная административная единица под названием Турано-Уюкский район, а еще раньше это был Чооду – Маады хошун, который создал в 1921 году его правитель Маады Лопсан-Осур, прежний чагыракчы Маады сумона.

Заслуга всех тружеников

Пий-Хемский кожуун был создан постановлением Совета Министров ТНР протоколом за №62 от 16 июня 1932 года «в целях приближения к массам административного и политического обслуживания». Поэтому из территории огромного Каа-Хемского кожууна были выделены Пий-Хемский, Танну-ольский и сам Каа-Хемский кожууны. Объединение это было проведено когда-то ошибочно, по-видимому в целях сокращения управленческого аппарата, которому впоследствии трудно было справиться с такой огромной территорией, равной какому-нибудь небольшому европейскому государству. Но вовремя опомнились и произошло обратное разъединение.

В состав вновь образованного Пий-Хемского кожууна были включены сумоны Уюк, Баянгол, Сесерлиг, часть населения Ижимского сумона Улуг-Хемского кожууна, а также население сумона Доге и Ээрбека, расположенных на правом берегу Енисея. Центром кожууна стал поселок Туран. Постановление подписал председатель Совета Министров ТНР Сат Чурмит-Дажи.

Председателем кожунного исполкома в 1932 году был назначен Б. Ч. Сарыг-оол, продержавшийся на этой должности всего лишь год. Вслед за ним за 32 года сменилось еще 15 председателей и только 17-й по счету, избранный в январе 1965 года Михаил Кан-оолович Дамчай, проработал рекордно долгое время – 22 года. Когда Михаил Кан-оолович уходил на пенсию, ему было уже 80 лет, но до последних дней своей жизни он обладал удивительно ясной памятью и помнил имена всех передовиков района, всех награжденных теми или иными наградами, знал в лицо всех фронтовиков, а также фамилии и имена всех тувинцев-добровольцев, ушедших на фронт из нашего района.

Уже будучи на пенсии, он с законной гордостью рассказывал, что при нем Пий-Хем был самым передовым районом в Туве и приводил в доказательство цифры: объемы производства молока достигали 7000 тонн, мяса - 2800, зерна - 20000 тонн в год. Поголовье крупного рогатого скота при нем выросло до 12000, овец - до 90000, лошадей до - 2000 голов. Туранский кирпичный завод выпускал в год более двух миллионов штук кирпича.

И всегда Михаил Кан-оолович подчеркивал, что это заслуга всех тружеников района, результат плодотворной и самоотверженной работы каждого на своем рабочем месте или руководящем посту.

Так, в 1968 году был получен очень хороший урожай зерна, который не успевали перерабатывать на токах сел и хлебоприемном пункте в Туране, пшеницу пришлось ссыпать прямо на асфальт, как это уже было в 1952 и 1956 годах, чтобы можно было просушить. На борьбу за спасение урожая пришлось бороться всем миром: хлеб днем и ночью сушили колхозники, рабочие предприятий, учителя и учащиеся школ района. За высокие показатели, достигнутые в сельскохозяйственном производстве, были награждены разными медалями и орденами 80 тружеников района. На награды в те годы не скупились и это окупалось сторицей.

На высочайшем уровне было бытовое обслуживание тружеников района. В каждом селе были созданы комплексные приемные пункты, где можно было сдать в ремонт бытовую технику, заказать пошив той или иной одежды, изготовить незамысловатую мебель, сдать в химчистку загрязнившуюся верхнюю одежду, ковры и многое другое. Вот выдержки из газетной заметки, автором которой была приемщица комплексного приемного пункта совхоза «Саянский» А. Неделина: «Я работаю приемщицей в комплексном приемном пункте со дня его основания - с 1975 года. Пункт обслуживает более двух тысяч жителей четырех населенных пунктов и 23 чабанские стоянки. Сейчас он представляет населению практически все виды услуг, которые оказываются жителям в Туране. Уже в 1976 году КПП оказал бытовых услуг на 8,3 тысячи рублей, а в 1981году их объем составил более 18 тысяч рублей.

Руководители и партком совхоза уделяют работе КПП немало внимания. Для него выделено специальное помещение, где имеются рабочие места для парикмахера и радиомеханика. Не менее двух раз в месяц мы бываем у чабанов, принимаем заказы на стоянках» И такие комплексные пункты были созданы в каждом селе Пий - Хемского района.

Сейчас это кажется какой-то фантастикой, а тогда было обычной жизнью, которая по-другому уже и не мыслилась.

Партия сказала «надо»

В конце 60-х в районе началось преобразование колхозов в совхозы. Так, осенью 1968 года, после завершения всех уборочных работ, произошло слияние колхозов «Победа» (Сушь) и «Искра» (Уюк) в единое сельскохозяйственное предприятие, которому дали название совхоз «Саянский» с центральной усадьбой в Уюке. Директором совхоза был назначен Валентин Гаврилович Пащенко. Появились новые специалисты.

Поначалу для них не было никакого жилья. Так, по воспоминаниям Михаила Николаевича Моллерова, в то время секретаря парткома совхоза, он жил в одной маленькой комнатушке вместе с директором Пащенко и прорабом по строительству Малявко. Поэтому очень быстро был построен столярный цех, установлена пилорама и скомплектована бригада лесозаготовителей. К июлю 1969 года, буквально за полгода было построено несколько квартир для специалистов и их семей.

В совхоз постоянно поступали новые трактора, автомашины и другая техника. Широко было развернуто социалистическое соревнование среди механизаторов, полеводов, животноводов за достижение более высоких результатов во всех направлениях деятельности совхозного производства.

И так было везде, во всех совхозах и предприятиях района.

С 1973 года заместителем Михаила Кан-ооловича, который курировал работу отдела культуры, народное образование, здравоохранение и строительство, был Михаил Николаевич Моллеров. Вместе они проработали шесть лет. И за это время в районе были построены хлебозавод, новые здания для Хадынской, Тарлагской, Аржанской школ, спортивный зал для школы в селе Ээрбек. Много жилья было построено в селах Ээрбек, Сушь, Уюк, Аржаан, Ленинка, Сисерлиг. Осваивалось до 8-10 млн. рублей именно на строительстве жилья.

Михаил Николаевич, также, как и Михаил Кан-оолович, всю жизнь посвятил развитию Пий-Хема на тех или иных должностях. Так Михаил Кан-оолович начал свою трудовую биографию учителем в разных школах района: в Туране, Баян-Коле, в Ленинке, где ему удалось несколько лет возглавлять эту школу. Потом был опыт работы заведующим фермой по производству молока и выращиванию свиней в той же Ленинке. Затем его перевели на работу Пий-Хемский райком партии пропагандистом. Была и очень ответственная работа редактора районной газеты «Знамя Коммунизма». Да-да, у нас была собственная районная газета! А потом вновь «бросили» на сельское хозяйство, только уже инструктором – парторганизатором Пий-Хемского райкома партии. В те годы не спрашивали коммунистов, где они хотят работать, а посылали туда, где нужнее, где труднее, невзирая ни на какие семейные обстоятельства и наличие квартир в том или ином селе.

Так было и с Михаилом Николаевичем Моллеровым, кстати, отцом известного в научном мире доктора исторических наук Николая Михайловича Моллерова.

Сам себе не принадлежал

Родом Михаил Николаевич был из Костромской области, из маленькой деревушки с красивым названием Княгинино. По приглашению своего дяди Кости, работавшего в Туве в селе Суг-Аксы, он устроился секретарем нарсуда, оттуда с женой переехали на постоянное место жительство в Пий-хем, откуда была родом супруга Таисия. После службы в армии, он поселился с семьей в селе Сушь, сначала работал счетоводом-кассиром, весной в посевную работал сеяльщиком, был членом ВЛКСМ, секретарем комсомольской ячейки. И уже с этого времени себе не принадлежал. Заметив его организаторские способности в августе 1955года он решением Пий-Хемского райкома ВЛКСМ был утвержден инструктором по зоне МТС. Пришлось переезжать в Туран с семьей, где уже было двое детей. Квартиру никто не обещал - жили в маленькой тесной и темной избушке, где кроме них проживала сестра жены с четырьмя детьми.

После окончания трехмесячных комсомольских курсов в Москве, он продолжил работу в том же статусе, где по неделе и больше приходилось бывать в командировках по комсомольским ячейкам района. В райкоме тогда не было никакого транспорта, и командировки приходилось совершать чаще всего пешим ходом: от Турана до Аржана и далее по курсу. Многие его тогда запомнили по неразлучной с ним солдатской шинели, другой одежды–то не было. Правда, когда ездил в Москву на курсы, поменял свою шинель на пальто второго секретаря райкома Торуша. Когда вернулся, снова произошел обмен одеждой. Не устаешь удивляться тому времени – второй секретарь, пусть и на время меняет свое статусное пальто на видавшую виды шинель! Сейчас, мне кажется, вряд ли такое возможно. Другое время, другой народ. Хотя, кто его знает, сегодняшние события, которые несутся с бешеной скоростью, возможно, многое поменяют в нашем мировоззрении, и уже, кажется, меняют.

Ну, а нашего героя в 1959 году избрали первым секретарем Пий-Хемского райкома ВЛКСМ, еще через два года он был избран депутатом Туранского горсовета, а затем председателем горисполкома. Работы было хоть отбавляй, нужно было строить жилье, детские сады и ясли, и все это хотя и с большими усилиями, но строилось. Впервые в 1961 году появились в Туране кирпичные двухэтажные дома. Для туранцев это было что-то новое! Был приведен в порядок городской парк, насаженный туранскими комсомольцами еще в 1946 году, и в честь полета Юрия Гагарина, в 1961 году получил имя первого космонавта Земли.

И меня очень настораживает, что в настоящее время, чтобы получить 50-миллионный грант на реконструкцию этого парка, нынешние власти переименовали его, по крайней мере, в своем грантовом проекте, в Парк русских переселенцев, так как в этом проекте запланировано построить русскую избу, торговый дом и еще что-то, даже установить памятник И.Г. Сафьянову, который к тому времени уже был открыт.

Я думаю, в этом есть что-то кощунственное, проявление неуважения к своим предшественникам, работавшим с большим энтузиазмом за совсем маленькие зарплаты. Например, тот же Моллеров, председатель горисполкома, получал по 86 рублей и был рад, когда коллектив горисполкома вскладчину подарил ему на день рождения брюки.

Ну, а потом еще несколько раз его перебрасывали то в Сушь, то в Уюк, где надо было налаживать партийную работу, и каждый раз с ним ехала семья, где было четверо детей, и приходилось начинать все сначала.

Сейчас Михаил Николаевич, уже очень немолодой, если не сказать больше, со всем букетом болезней, сопутствующих этому периоду жизни, не теряет своего оптимизма, делится воспоминаниями, пишет замечательные стихи. Их не раз печатала газета «Тувинская правда».

Не знаю, получился ли рассказ о двух замечательных руководителях нашего района. Люди, они, действительно, замечательные и бескорыстные!

Татьяна ВЕРЕЩАГИНА