Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Общественно-политическая газета Республики Тува
Кызыл
19 мая, чт

Пий-Хем орденоносный

Выбор редакции
16 апреля 2022
15

Орденом ТНР он награжден в 1940 году за культурные достижения и ликвидацию неграмотности населения, которое тогда было в основном русским, или русскоязычным, как принято говорить сегодня. Попыталась найти сведения об этом событии в интернете, но увы… Пий-Хемский кожуун, Пий-Хемский район есть и в Википедии, и на видео, а вот слово «орденоносный» найти не смогла. Значит об этом совсем забыли, не помнят, не знают…

Делегатки в красных косынках

Из своих собственных изысканий знаю, что огромную роль и в культурном строительстве, и в ликвидации неграмотности играли местные учителя, комсомольцы-ревсомольцы и женщины – делегатки в красных косынках, так назывались женщины –активистки. Эта работа шла по всей Туве, особенно активно с 1930 года, когда появилась собственная тувинская письменность, созданная на латинизированной основе: открывались летние школы, красные юрты и люди едва-едва научившись читать и писать, шли учить других неграмотных или малограмотных. Малограмотные – это те, кто умел только читать, а писать еще не научился. И была такая атмосфера всеобщей одухотворенности.

Очень интересно рассказывала об этом времени Лидия Сергеевна Новикова (Плюснина), которую многие помнят, как директора кызылской школы №7. Она рассказывала о своей маме, неграмотной крестьянке, Анне Никандровне Полевой, которая волею судьбы оказалась в Кызыле в 30-е годы, и это совпало с удивительным периодом в жизни Тувы, когда здесь началась волна всеобщей ликвидации неграмотности. И эта волна была настолько мощной, вовлекла в себя такие массы, что остаться в стороне было невозможно даже для многодетной матери, которая, как и многие другие молодые женщины, поступила учиться в вечернюю школу ликбеза.

Маленькая Лида часто посещала эти занятия с мамой и видела, как они, сидя в пальто, (помещения для занятий отапливались плохо) очень увлеченно изучали буквы и слоги и потом дома продолжали эти занятия, а дети не смели ей мешать и очень гордились, что их мама учится.

Лидия Сергеевна вспоминала: «Я помню еще необыкновенный подъем в людях, который царил тогда. Все стремились к знаниям, культуре, к участию в общественной жизни. Вокруг царил всеобщий гул, какое-то брожение, энтузиазм, все чувствовали свою ответственность и стремились помогать всем, чем могли.

А через несколько лет, юная Лида, окончив школу-семилетку, будет направлена в Пий-Хем, в село Уюк в качестве учительницы второго класса, где ребята были практически ее ровесниками, и стала она Лидией Сергеевной. Это был 1936-й год. А вечерами и в выходные дни юная учительница учила первым буквам и слогам бородатых уюкских крестьян, которые тоже тянулись к знаниям.

Через два года, уже опытной учительницей, она работала в Туранской школе, где не только учила детей и взрослых, но и была активной участницей художественной самодеятельности в драматическом кружке, где местные артисты смело брались за такие классические вещи, как «Любовь Яровая», и где заглавную роль играла она, молодая учительница – Лидия Сергеевна Плюснина. А роль главного героя, поручика Ярового, исполнял «первый парень на деревне», красавец, будущий председатель колхоза «Красный пахарь», Герой Социалистического Труда Петр Астафьев. Это их вклад в будущий орден ТНР Пий-Хема.

Настоящая Советская коммуна

Свой вклад в будущую награду Пий-Хема внесла и Валентина Антипина, заслуженный учитель, отличник народного образования. После окончания кызылской школы-семилетки и трехмесячных учительских курсов в 1934 году ее направили на работу В Пий-Хемский район, в коммуну имени Третьего Интернационала, которая находилась в верховьях реки Уюк, чуть ниже поселка Малиновка. Коммуна эта находилась на бывшей усадьбе Медведевых. Здесь коммунары сеяли хлеб, ухаживали за скотом, которого было в то время много, пасли табуны лошадей. В коммуне были ясли, школа, клуб. Днем учительница вела два класса - 1 и 3. А вторая, Александра Логиновна Петухова, вела 2 и 4-й классы. Вечерами они занимались со взрослыми. Антипина обучала совсем неграмотных, а Петухова занималась с малограмотными. Валентина Антипина вспоминала: «Какая была в те годы тяга к знаниям, к культуре! При клубе была организована художественная самодеятельность под руководством Мелегина, который был и певцом, и музыкантом, и поэтом, и драматургом! Какие он ставил пьесы! Каждый вечер клуб был битком набит, а спектакли часто прерывались смехом или слезами.

Об этом селе у меня осталась самая светлая память: никаких конфликтов, ни драк, ни пьянства, ни краж не было. Настоящая Советская коммуна».

Но, конечно, центром культурной жизни был Туран, где в конце 1922 года появилась комсомольская ячейка, в 1932 году наряду с начальной школой была открыта школа–семилетка, в 1936 году - клуб в специально для него построенном здании, а до этого комсомольцы и коммунисты Турана проводили все культурные мероприятия в Народном доме, который оборудовали в конфискованном ими доме торговца Павла Горчакова.

Совместными усилиями жителей Турана к дому Горчакова было пристроено еще одно помещение и получился зрительный зал со сценой. В Народном доме проводились собрания, молодежные вечера, готовились концерты и спектакли.

Школьным учителем Александром Ефимовичем Левониным был создан хор, в котором пели дочь и сестра Левонины, дочери и сыновья священника Владимира Юневича, сестры Гривины, счетовод хошсовета Василий Хабаров, Яков Щегонин и многие другие.

Очень любили туранские зрители так называемые «постановки». Чаще всего это были пьесы- агитки на злобу дня: «Самогонщики», «Золотая сковорода», «Мужик-Барин» и другие. Позднее, с приездом учителей из Москвы, ставились такие серьезные вещи, как пушкинская «Русалка», «Ревизор» Гоголя и уже упоминавшаяся «Любовь Яровая» Тренева.

Читки о новой жизни

Одной из таких учительниц-москвичек была Анна Ивановна Кучеренко. В своих воспоминаниях она писала: «Работала я в туранской школе в 1933-1934 учебном году. В то время почти все население Тувы было неграмотным. Учителя, комсомол и пионерия тех лет являлись единственным источником, который нес культуру в массы. Лучшие учащиеся направлялись к неграмотным, которые не имели возможности посещать школу ликбеза. Ко всем праздникам готовилась самодеятельность – ставили спектакли, разучивали стихи и песни того времени. Особенно тогда все увлекались физкультурными номерами – готовили вольные упражнения, делали пирамиды. Население с большим удовольствием посещало эти вечера.»

А вот воспоминания еще одного туранского активиста, первого пионервожатого, в будущем полковника Советской армии, кавалера нескольких боевых орденов и медалей Павла Петровича Филиппова: «В клубе, особенно осенью и зимой очень хорошо работал коллектив самодеятельности. Большую помощь оказывали учителя, особенно бойкая, обаятельная Маруся Чернова – душа самодеятельности. На постановки пьес приходили не только молодые, но и пожилые, в том числе, и женщины. Выступления наших артистов публика всегда встречала дружными аплодисментами. Перед началом постановок проводили разные беседы, с ними выступали учителя школы Лиза Федорова, Маруся Чернова и другие.»

Такие беседы проводились и в избе-читальне, которая одно время находилась в одном из помещений нардома: «В небольшой комнате собиралась в воскресные дни молодежь, и там проводились беседы, читки о новой жизни, о задачах комсомола. Проводились беседы и о морали, о поведении молодежи, о взаимоотношениях парней и девушек, о строительстве новой семьи. Читальня по тем временам была хорошо оборудована – по стенам были развешаны плакаты, портреты, лозунги», - писал в одном из своих писем в туранский музей Павел Петрович Филиппов.

Х х х

Ни одно мероприятие, проводившееся в народном доме, а затем и клубе, не проходило без участия женщин-активисток, или как их тогда называли «женделегаток». К каждому концерту, спектаклю, или просто собранию, они готовили буфет, в котором продавали квас, пельмени, пироги, пряники и другую снедь. Устраивали лотерею, доходы от которой, также, как и доходы от буфета, шли на разные культурные нужды: ткань для кулис, музыкальные инструменты, керосин и многое другое.

Нередко женделегаток можно было увидеть в сумонах в гостях у тувинских женщин. Приезжали они туда с тазиками, мылом, пеленками, которые покупались тоже на средства, вырученные от буфета, и учили своих сверстниц пеленать детей, купать их, содержать в чистоте свое жилище. Также обучали искусству печь хлеб, выращивать в огороде картофель и овощи.

Кажется, еще не так давно, в Туране многие помнили некоторых из этих «делегаток»: Феклу Матвеевну Кашкарову, Елизавету Осиповну Коровину, Феклу Демьяновну Кунаеву, Дарью Трофимовну Гилеву... Вот благодаря им, да и многим другим активистам, чьи имена уже забылись, наш район, единственный в Туве может гордо себя именовать «Орденоносный»

Татьяна ВЕРЕЩАГИНА

Приложенные файлы