ВРЕМЯ ВЫБРАЛО НАС

15 мая исполнилось 100 лет Кыргысу Дииге. Его биография – срез истории Тувы в ХХ веке. Родные планировали провести к этой дате вечер памяти в Национальном музее, да вмешалась пандемия…

Дочь Кыргыса Надыловича Гертруда Бады-Саган перевела интервью отца, которое вышло на местном телевидении на тувинском языке 10 июля 1997 года, в год смерти государственного деятеля РТ. С ним беседовал известный диктор, корреспондент Владимир Тинмей. Предлагаем вниманию читателей суть этой беседы в квартире ветерана.

Биографии ветеранов труда показывают молодому поколению другое время, время огромных перемен, в котором они трудились. Как и в каких условиях жили наши родители, в какое героическое время преодолевались трудности, да вся их жизнь служит примером и уроком для молодых. Тогда очень большое влияние на молодых оказывал общий настрой в народе и политика руководящего состава республики. Когда Кыргысу было 16 лет, его отправили учителем в чайлагскую школу, функционировавшую в летнее время. Прибыв в райцентр, юноша встретился с руководителями кожууна, районо для решения актуальных на тот момент вопросов. В то время Тес-Хем и Эрзин были одним кожууном, парень начал трудовую деятельность в одном из сел. Тогда не было отдельного министерства образования, было министерство культуры. Заведующим школьным сектором министерства работал Оюн Араптанович Долгар-оол, который собрал и отправил группу парней работать в чайлагской школе.

Лето 1939 года Диига трудился в школе. На следующий год, во время летнего пребывания в аале, путем голосования его выбрали заведующим районным комитетом пионеров и школьников АРЕВЕ (комсолом), потому не смог закончить свое обучение. Таким образом проработал до 1943 года среди членов АРЕВЕ в Тес- Хемском кожууне. Это было во время войны, и вся деятельность была направлена на помощь фронту и героически сражающей Красной Армии, шел сбор помощи фронту. Кыргыса направляли в самые отдаленные места – это О-Шынаа, Качык. Народ с большим энтузиазмом трудился, собирал подарки и помощь, организовывал сборы для снабжения фронта. Тувинское АРЕВЕ взяла, во-первых, шефство над всеми школами республики, во-вторых, для работы на золотых приисках направила своих активистов. В каждом селе и в каждой школе члены АРЕВЕ, по своей инициативе, организовали и с большим энтузиазмом работали на строительстве бань. Это начинание принято и утверждено решением седьмого Великого Хурала в 1940 году. Построено большое количество бань возле школ. Диига представлял Тес-Хемский кожуунный комитет и принял участие в строительстве бани в Бай-Дагской школе. Причем от начала до конца.

В те же годы он принял участие в организации работы молодежи на золотых приисках в Нарыне, Эме, Хараане, Чинге-Каъте. Одна из специальных бригад была направлена на прииск Нарына. В 1942-1943 годах прокладывали дорогу к с. Алдын-Хамаре и Шураше, руководил сам министр дорожного строительства Тувинской Аратской Республики Сарыг-Донгак Манга Чымба-оглу. Диига как представитель кожуунного комитета, отвечающего за пропаганду и агитацию, внес свой вклад в эту масштабную работу.

Как-то осенью в кожуун впервые прибыл представитель Центрального комитета и провел собрание. И это был знаменитый писатель Степан Агбанович Сарыг-оол, о чем Диига узнал позже. В своем выступлении представитель ЦК осветил самые злободневные вопросы. Собравшиеся получили ответы на многие вопросы: почему напала фашистская Германия, с какой целью, что делать для уничтожения врага, когда наступит победа, кто победит? Эти и другие самые острые вопросы писатель подробно изложил в своем выступлении.

Диига во время вхождения ТНР в состав СССР работал в Бай- Тайге секретарем кожуунного комитета АРЕВЕ. Его аппарат, как и партийный, был небольшим. Незабываемое впечатление о том времени для Кыргыса – высокий уровень организованности народа по оказанию помощи фронту. Диига отвечал за организацию этой работы в селе Шуй. В нем был один житель, его звали Эренчин, который, начав со сдачи своего скота, объединил для этого всех аратов. С ним Диига работал до второй половины 1943 года.

В то время народ был удивительно внимательный, дисциплинированный, всем интересующийся, открытый, проявлял огромный интерес ко всему новому. В то время и взрослые, и молодые не употребляли спиртные напитки. Они об алкоголе ничего не знали.

Тогда все порученные задания люди выполняли с удивительным старанием и энтузиазмом. Партийный руководитель села и руководитель АРЕВЕ были людьми, которые работали на самых ответственных участках. Народ трудился в своем личном хозяйстве и одновременно с большим энтузиазмом и готовностью выполнял поручения руководящих органов села, партии, АРЕВЕ так, как если бы они получали достойное вознаграждение за свой труд.

Когда Тува вошла в состав СССР, в Кызыле открылась Совпартшкола, и Диигу из Бай-Тайги отправили туда учиться в 1945 году. Тогда такие Совпартшколы были в Москве, Фергане и в Кызыле. Осенью 1946 года его вместе с учащимися этой школы Сурун-оолом, Седипом и Кара-Тоннугом вызвали в обком. Диигу утвердили пропагандистом. Он помнил Маады Кара-Тоннуга, Кужугета Эвер-Сарыга, Салима Сурун-оола и Седипа Кара–Сала… Ребята начинали работать в обкоме, затем были выдвинуты на партийную работу в должности секретаря районной парторганизации. Работа была очень тяжелая.

Что делали? В каждом населенном пункте организовывали политшколы, преподавали в них, распределив работу по дням недели в селах района. Диигу направили в Улуг-Хемский кожуун, за ним закрепили Арыг-Узуу, Чааты, Арыскан, где он организовал политшколы и преподавал в них. Это было зимнее время, для выполнения полученного задания обкома партии приходилось перемещаться верхом на лошадях, останавливаясь для ночлега в аалах. И вот однажды, передвигаясь из Арыг-Узуу в Шагонар, Диига обморозил щеки. Чтобы согреться, заехал в райком партии, где находился второй секретарь обкома Куварин, который возвращался домой из командировки по западным районам. Разговаривая с секретарем райкома, он спросил у парня, что с его лицом. Тот объяснил. Куварин негодовал, секретарю райкома напомнил о необходимости оказания должного внимания кадрам, направленным в район. А Кыргысу товарищ Куварин говорит: «Готовься, вместе поедем». Так добрались в Кызыл. В столице Куварин поинтересовался: «Где твой дом?» Диига: «У меня нет дома».

Почему Кыргыс Надылович об этом вспоминал? Да приходилось слышать мнение людей о том, что партийная номенклатура легко всего добивалась. А он как член партии всегда ответственно относился к порученным делам, беспрекословно шел туда, куда направляли. Требовалась огромная работа, чтобы доводить народу республики задачи и политику партии, Диига объездил практически все районы, был во всех уголках и населенных пунктах. Нет таких мест, где бы он не был, не общался с народом. В те времена не было гостиниц, рейсовых автобусов между районами и городом Кызылом. Этот вопрос каждый решал сам, договариваясь с водителями грузовых машин и другого автотранспорта. Добирались на почтовых машинах, на грузовиках.

В то время в селах к приезжим представителям руководства было очень хорошее отношение, народ собирался, приходилось встречаться с разными людьми, которые задавали непростые вопросы. Однажды прибыл Кыргыс в Хандагайты, Кенеш (отец композитора, Диига это позже узнал) на сходе жителей села задавал очень интересные и сложные вопросы с глубоким смыслом. Например, какую роль играет НАТО для социалистических и демократических стран и какая угроза может быть социалистическому лагерю? В народно-демократической Албании во главе государства – король, на чем основана монархическая власть? И в целом очень непростые вопросы задавал народ. Еще спрашивали: при установлении нижней ставки при расчете зарплаты в СССР что брали за основу? Ценообразование из чего складывалось? Диига узнал у присутствовавших на собрании руководителей о человеке, задающем такие острые вопросы, назвали его имя. Позже Диига узнал, что он работал юристом, прошел обучение на юридическом отделении в учебном заведении в 30-х годах в Кызыле. Это был Монгуш Кенеш, он работал в судебных органах в Сут-Хольском, Дзун-Хемчикском, Овюрском районах. Это был интересный, очень грамотный, с богатым словарным запасом, с серьезным багажом знаний человек, знавший монгольский язык, читал тибетские книги, был ламой. Где-то в возрасте 70 лет погиб в аварии. Его отец – долгожитель, прожил до 103 лет. Мать Кенеша – Шокар, тоже долгожитель, говорили, прожила более 100 лет. Если бы не попал в аварию, то тоже прожил бы долго, он был очень крепкий и здоровый человек.

Кыргыс Диига работал и редактором газеты «Шын» с 1969 по 1971 год. В то время главной темой было празднование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина. Вся работа газеты была направлена на освещение этой злободневной темы. Начиная с конца 1969 года были опубликованы материалы, которые показывали взаимосвязь учения ленинизма с практикой, благодаря чему республика добилась успехов в экономике, социально-политической жизни. Газета всесторонне отражала организацию и исполнение масштабных планов в республике.

С другой стороны, уделялось огромное внимание улучшению качества материалов в газете. В редакции в то время работали профессионалы, опытные журналисты. Диига попал в прекрасный коллектив. Роль коллектива газеты в реализации поставленных задач велика и неоценима. Очень многие коллеги получили награды и знания.

В то время в газете печатали актуальные, злободневные материалы, которые требовали принятия тех или иных мер по улучшению или устранению недостатков в работе. После размещения материала требовалось принять конкретные меры в установленные сроки. Кыргыс Диига помнил: по учению Ленина СМИ являются коллективным организатором, коллективным агитатором, просветителем. По сути, неоценима была организационная роль газеты в развитии народного хозяйства.

После он работал секретарем Президиума Верховного Совета. В то время не было много сотрудников: руководитель отдела и один инструктор. Несколько лет Диига работал секретарем Верховного Совета Тувинской АССР. Особенно Кыргыс Надылович выделял человека, с которым пришлось работать, это Маады Кимович Момбужай, который руководил аппаратом, отвечал и за административные вопросы. Очень преданный своей работе человек.

Кыргыс Надылович горько сожалел о происходившем в 1990-е годы. Считал, что старание и усердие народа надо поддерживать и развивать, всеми силами объединиться в этом направлении.

Подготовила Гертруда БАДЫ-САГАН

Фото из архива семьи К. Диига