Воспоминания юбиляра. Где родился - там и пригодился!

Оказывается, заслуженный учитель Российской Федерации и Тувинской АССР, ветеран педагогики, постоянный автор газеты «Тувинская правда» Альберт Безъязыков в январе 1969 года вместе с семьей переехал в Горьковскую, теперь это Нижегородская, область. Переезд был связан с рекомендацией врачей поменять место жительства из-за болезни дочери.

По случаю юбилеев кызылских школ №№ 14 и 15, в которых я работал директором, в мае – июне 2016 года в «Тувинской правде» был напечатан мой рассказ об их открытии и первых годах работы. Но в ту «паузу», которая возникла после 14-й до начала работы в 15-й, я работал ещё в двух школах. 

В январе 1969 года мы переехали в Горьковскую, теперь это Нижегородская, область. Переезд был связан с рекомендацией врачей поменять место жительства   из-за болезни дочери. Кулебаки, город с таким названием, предложил нам наш земляк, врач Виктор Баскаков: "Мягкий климат, в сосновом бору, почти рядом Горький, недалеко Москва!" С его лёгкой руки уже после январских каникул я приступил к работе директором средней школы № 3, жену Эмму Валентиновну назначили инспектором гороно. Об этом можно было и не рассказывать, но для нас, «тувинцев», многое здесь оказалось  неожиданным и поучительным. Поэтому продолжаю!

В течение трёх месяцев мы должны были получить благоустроенную квартиру. Нам оплатили дорогу и перевозку контейнера с вещами – как будто мы ехали не в центр РСФСР, а на «севера». Тем не менее, не проработав полный год, мы вернулись в Кызыл! Сразу скажу, что оба мы достаточно успешно вписались в вопросы, касающиеся нашей работы. Тут никаких проблем!  Но оказалось, что не так-то просто изменить в жизни многое, к чему привыкли!

Школа находилась в центре города, здание типа нашей седьмой, но с пристройкой. Поэтому в две смены в ней занималось более 1000 учеников. Позже мне сказали, что был такой разговор: «Чтой-то, директора выписали аж из Сибири? Своих что ли нет?»    Я же, без оглядки, взялся за дело!  Помогал опыт работы директором в кызылских школах № 4 и №14, курсы директоров школ в Центральном институте усовершенствования учителей в Москве, командировки по обмену опытом в другие города и многое другое.  Пошёл по урокам. В течение двух недель вместе с завучами, председателем профсоюзной организации, председателем родительского комитета проанализировали состояние учебно-воспитательного процесса. Что касается уроков, то они в основном были хорошие, но по стандартам вчерашнего дня.  

Провели педсовет, где  я коротко обрисовал, над чем трудились школы, в которых работал ранее, рассказал, как решали возникшие проблемы через кабинетную систему. Показал фотографии предметных кабинетов, их оформление, оснащённость наглядными и техническими средствами обучения.  Был утверждён план работы по решению проблем, озвученных на педсовете. Их, к сожалению, оказалось порядочно!  Я уже говорил, что школа работала в две смены и с большими перегрузками.  Прежде всего страдало от этого качество учебного процесса. Ни о какой системе во внеклассной работе не могло быть речи из-за нехватки помещений. И коллектив постепенно смирился с этим, хотя желание работать лучше осталось. Поэтому большинство учителей поддержало предложение перейти на кабинетную систему.

Причиной нашего переезда стала болезнь дочери. Была и вторая – желание быть ближе к Москве. Что касается климата, конечно, он мягче! Зима без наших морозов! Город находится практически в сосновом бору. Есть липа, дуб.  Но в отличие от Кызыла было плохо с продуктами питания!  В магазинах пустые витрины! Мясо только на рынке и «втридорога», а зарплата в отличие от тувинской без 20-процентной надбавки.  

Уже на второй день после назначения ко мне пришла одна учительница с заявлением о "продуктовом отпуске". Спрашиваю завуча, что это за "отпуск"?  Оказывается,  люди ехали на два-три дня за продуктами питания в Горький или в Москву! Впоследствии мы с женой и сами стали пользоваться такой «схемой»: в пятницу вечером  садились на проходящий поезд (утром он уже в Москве), определялись к кому-то на постой, а затем – за продуктами.  Не забывали ГУМ, «Детский мир». Вечером – на футбол, хоккей,  баскетбол или в театр. Воскресенье – на поезд и – назад. После этого мы стали говорить: «Раньше  ездили в Москву за песнями, а теперь – за продуктами!»                  

Интересным было для меня налаживание контакта с учащимися. Утром, также как и в Кызыле, я встречал их в вестибюле вместе с дежурным классом. Стали проводить один раз в неделю общешкольные линейки. Теперь не только в старших классах, но и у младшеклассников. С удивлением обнаружил, что на перемене не видно во дворе «куряк», но когда заглянул в мужской туалет,  там «хоть топор вешай»! В туалете для учителей выгорожена кабинка и они, пользуясь ею, соблюдали полный «нейтралитет» по отношению к курящим. После этого предупредил педагогов, что, если ученики в их присутствии будут курить, буду применять к ним меры дисциплинарного воздействия.  

        Конечно, повозмущались, но отреагировали! После этого на линейке провели разговор о вреде курения. Учащиеся были предупреждены, что за курение на территории будут наказаны. И когда на очередной перемене заглянул в мужской туалет, там был порядок. Вышел на школьное крыльцо и наблюдаю такую картину – перед зданием никого, а за штакетниковой оградой толпа курящих старшеклассников!  Несколько человек спрятали сигареты, а остальные демонстративно дымят. Спрашиваю: "В чём дело? На линейке шёл разговор о вреде курения, вам напомнили о запрете курения в «Правилах для учащихся», предупредили, что нарушителей будем   наказывать! А Вы?! Почему нарушаете?"  В ответ: «Чтой-то, нарушаем? Вы сказали, что курить на территории школы нельзя, а мы не на территории!»  С этим вопросом разобрались, но продолжаю: " Я за это время не успел с вами познакомиться, но у меня не очень хорошее мнение о вас складывается! Вы, наверное, и спортом-то не занимаетесь? Среди вас разрядники-то есть?"  

– Чтой-то? Есть конечно!

– Перворазрядники? 

Выяснилось, что таких нет. Второразрядников – трое, и чуть больше третьеразрядников. Всё лыжники! На вопрос: «Почему другими видами спорта не занимаются?», возмущённо загудели: «А где?!» Пригласил в свой кабинет после уроков «разрядников», добавил, что могут придти и те, кто хочет изменить отношение к спорту. Пришли. В директорском кабинете не хватило места, перешли в класс. Были и учителя физкультуры. Создали совет физкультуры, договорились какие секции можно открыть при школе. Я рассказал ребятам, какими видами спорта занимался сам, в каких крупных соревнованиях участвовал, показал классификационные билеты перворазрядника по футболу и баскетболу.

Чуть позже побывал на стадионе «Металлург».  Договорился, чтобы в юношескую секцию по футболу приняли ребят из нашей школы.  В городе была одна команда, которую «содержал» Металлургический завод. Она и играла «на область». Других команд не было! Правда, проводились заводские первенства среди цеховых команд. Игроки приходили на стадион, из общей кучи «выбирали» бутсы и футболки, а после   игры бросали в ту же кучу! Мягко выражаясь, ни о какой массовости в спорте   не могло быть речи! В это же время в Кызыле на первенство города постоянно играло около десятка хорошо экипированных команд! Тем не менее, за «Металлург» я сыграл несколько тренировочных игр, а в школе начал вести баскетбольную секцию для девочек.

Параллельно открыли несколько предметных кружков, запел хор девочек. Всё это помогало мне в работе со старшеклассниками. Стыдно говорить, но в школе не «пахло» комсомолом! Это был канун 100-летия со дня рождения Ленина! Пусть где-то формально, но по всей стране шёл «Ленинский зачёт», инициатором  которого были именно  горьковчане, а здесь «ни сном, ни духом»! Пришлось напомнить парторгу, что этим должны в первую очередь заниматься коммунисты! И зачёт пошёл! С комитетом комсомола разработали «Положение» и 22 апреля 1969 года школьный вестибюль преобразился!         

В школе не было спортивного зала и уроки проводились на свежем воздухе. Это здорово, но из-за морозов приходилось и лыжи убирать. По этому вопросу я встретился с директором завода металлоконструкций. Это шеф школы. Не помню, как его звали, а фамилия Мошков. Три его сына учились в нашей школе. И он заинтересованно отнёсся к нашей просьбе. Пригласил главного инженера, экономиста, бухгалтера. Обсудили наши проблемы. Пришли к выводу, что через год завод сможет сделать к школе пристройку спортзала за счёт собственных средств, а пока выделили материалы и бригаду строителей оборудовать вместо буфета кухню, а вместо освободившейся классной комнаты – обеденный зал. Купили столы, стулья. Появилась столовая!  

А когда я попросил, чтобы помогли в приобретении технических средств и наглядных пособий для учебных кабинетов, ориентируясь на наши кызылские  суммы – 500 рублей, что нам выделял Тувинский авторемонтный завод, посмеялись и предложили 10 тысяч! Но, что ещё смешнее, в магазине учебно-наглядных пособий Арзамаса, за которым был закреплён город Кулебаки, я с великим трудом израсходовал именно 500! Там нечего было покупать! И тут я вспомнил добрым словом директора Тувинского магазина УНП Николая Васильевича Онищенко! У него в магазине было всё!  Жалко, что здесь было всё наоборот, но эти деньги мы израсходовали все  до копейки на приобретение технических средств в других магазинах!                         

           Увлёкшись рассказом о работе, я совсем забыл   о том, что меня удивило на новом месте! Это же родина Максима Горького! Но мы приехали, где не "окают", а "акают". Это юг области. Здесь вместо "что" говорят "чтой-то", а словом "чай" усиливают утверждение "Чай не бедный" или "Чай не маленький". Но случился и со мной курьёз. Недели через полторы после приезда мой заместитель Николай Васильевич Королёв говорит, что коллектив ко мне присматривается, но позитивно и ...удивляется, почему заканчиваю разговор итальянским «Чао», как-то несолидно. Объяснил на совещании: «Это «Чаа», по-тувински означает согласие. Обычно тувинцы, заканчивая разговор говорят: «Чаа».  Я тоже. Привычка».                    

           Подошло время к концу учебного года.  Организованно прошли экзамены в трёх выпускных классах. В начале лета профсоюзы организовали для коллектива экскурсионную поездку во Владимир.  Всё прошло прекрасно, но с ночёвкой – прокол! Выручил Виктор Насильников, который работал в авиационном техникуме и с извинениями  предложил нам спортзал.  А когда приехали, ахнули! Это же дворец! В то время Советский Союз доминировал в спортивной гимнастике в мире, а Владимир стал её центром в стране. Поэтому наши туристы спали  на матах как на перинах.  Виктор в своё время по распределению приехал в Кызыл вместе с легкоатлетами Вячеславом Хопровым и Василием Баклыковым, которые всю жизнь работали на развитие спорта в Туве.  Он же, отработав три года, вернулся во Владимир.                 

           Мы семьёй использовали лето для активного отдыха.  Были в гостях в    Баку у родственников жены, оценили "кавказское гостеприимство"...  Вернулись домой. В конце лета по предложению учителя физкультуры поехали за белыми грибами на велосипедах. Набрали. Тут я узнал про грибную болезнь – ехать на велосипеде из-за головокружения уже не смог!   И ещё: оказывается, для местных жителей белый гриб заменяет мясо говядины!                                                 

          Но продолжаю. Школа в   новом учебному году перешла на кабинетную систему.  С хорошим настроением начали год и мы с женой. Старшая дочь – отличница, перешла в 6-й класс. Ей в школе нравится, класс у них очень дружный. И мальчишки нормальные, и классный руководитель замечательный. В первый класс пошла и младшая. Ей тоже всё нравится, но через пару недель учительница сказала, что девочка жалуется на головную боль и уходит с уроков.

Вот тут мы с женой "схватились за голову"! Мы же переезжали из-за её болезни!  И забыли про всё! Попытались попасть на приём в детские лечебные учреждения, оказалось, что надо ехать в другое место. Хотя Кулебаки по населению такой же, как Кызыл, но это рабочий город, а не республиканский центр. А тут ещё моя неудачная операция. Вначале хирург не распознал у меня аппендицит, а через день с перитонитом меня увезли на «скорой» прямо с уроков. К тому же шов не закрывался и эту проблему решали уже в Кызыле. Весь этот негатив заставил нас задуматься о возвращении. Заканчивался год, в течение которого за нами сохранялось право на жилплощадь. Я позвонил в Кызыл в гороно, переговорил с заведующей   З. Ф. Борисовой. Она сказала, что работа есть и предложила школу-новостройку № 15.    

           Конечно, увольнение прошло непросто. Вначале нас заподозрили в том, что   мы переезжаем во Владимир (наш земляк, провожая нас, на весь автобус заявил, что перетащит нас из "Кулебяк"), но я показал квитанцию на пересылку контейнера с вещами в Кызыл. Потом пошли обещания.  К праздникам сдаётся дом, получите в нём квартиру. Проблемы с продуктами питания? Директор градообразующего Металлургического завода прикрепит к  "лимитному магазину".  Понятно, что удержать нас было нельзя, мы возвращались домой. Перед отъездом мы с Эммой простились с коллективом, сфотографировались на память.

А для себя сделали вывод: " Где родился – там и пригодился!"

Альберт  БЕЗЪЯЗЫКОВ,

заслуженный учитель Российской Федерации и Тувинской АССР, ветеран педагогики, постоянный автор газеты «Тувинская правда» на протяжении многих лет.

Фото из архивов автора

"Тувинская правда" №53 от 13 октяьря 2021 года.