В апреле 1942 года под Виняголово…

В ходе поисков наших земляков из Тувы, погибших в годы Великой Отечественной войны, натолкнулся на исторический факт, когда наши войска Волховского фронта в начале апреля 1942 г. пытались прорвать кольцо блокады Ленинграда.

В этом наступлении участвовала и 1-я горно-стрелковая бригада, входившая в состав 8-й армии Волховского фронта.

При изучении донесений командования этой бригады о безвозвратных потерях, которые относятся к периоду начала апреля 1942 года, был установлен ряд наших земляков из Тувы, которые погибли в ходе этих боев.

1-я горно-стрелковая бригада формировалась в мае 1941 г. в Кировском районе г. Ленинграда. Она предназначалась для 14-й армии в действиях в горных районах Кольского полуострова, поэтому укомплектовывалась, в том числе, и ленинградскими альпинистами.

Но в ходе войны 1-я горнострелковая бригада была погружена в эшелоны и направлена в г. Новгород, а затем далее, в район Шимска. Здесь бригада участвовала в контрударе под Сольцами, наступая на этот город с востока. Она дошла до взятых Сольцов, однако была развёрнута и вновь направилась к Шимску.

Когда 10 августа 1941 г. немецкое наступление возобновилось, то бригада, попав под сильный артиллерийский и авиационный удар противника, понесла многочисленные потери.

12 августа 1941 г. бригада, оставив свои позиции, начала отступление по направлению к Новгороду через Юрьевский монастырь.

В августе 1941 г. 1-я горнострелковая бригада вела бои под городом Новгородом, но ее оборона была прорвана, и она была вынуждена отступать в направлении г. Любань.

К 16 августа 1941 года бригада ведёт тяжёлый бой у посёлка Шапки. 25 августа 1941 г. 12-я немецкая танковая дивизия выбила бригаду из Любани, а 31 августа 1941 г. - из Мги силами немецкой 20-й моторизованной дивизии.

1-я горнострелковая бригада принимает участие в контрударе по врагу на станции Мга и вместе с 1-й дивизией войск НКВД ведёт бои за нее до 7 сентября 1941 г. Затем она была вынуждена отступать далее, в район деревень Погостье и Вороново Ленинградской области.

Под д. Вороново 1-я горнострелковая бригада продолжает вести бои вплоть до марта 1942 г.

***

Бойцы из Тувы прибыли в 1-ю горно-стрелковую бригаду в качестве пополнения.

1 апреля 1942 г. поступил приказ командующего Ленинградского фронта о проведении наступательной операции по овладению д. Виняголово и районом Малуксинский Мох. Расчет был таков: в Любани наступающим войскам соединиться с нашей 2-й Ударной армией, уничтожить волховскую группировку противника и единым фронтом двинуться на освобождение Ленинграда от блокады.

Эта боевая задача была поставлена командованию 177-й стрелковой дивизии, 80-й стрелковой дивизии, 1-й отдельной горно-стрелковой бригады, 6-й отдельной морской бригады, а также 107-го танкового батальона.

Но в ходе этого наступления большинство наших земляков погибло.

Никита Митрофанович Баланин, 1905 г.р. Он был призван в феврале 1942 г. из п. Знаменка (Сарыг-Сеп). Рядовой. ППС № 0610. 1-я отдельная горно-стрелковая бригада 8-й армии Ленинградского фронта. По документам, он погиб 10 апреля 1942 г. Похоронен: Ленинградская область, Мгинский (ныне – Кировский) район, д. Виняголово, на берегу р. Мга. Его жена проживала в п. Медведевка (Кок-Хаак) Каа-Хемского района.

Но фактически Н.М. Баланин пропал без вести.

Летом 2014 года на просеке западнее деревни Виняголово были найдены останки Никиты Митрофановича Баланина, рядового 1-й отдельной стрелковой бригады. Ныне он захоронен в воинском мемориале «Новая Малукса» Ленинградской области…

Федор Ипатович (Игнатьевич) Безгодов, 1897 г.р., уроженец с. Худоногово Емельяновского района Красноярского края. Был призван 6 февраля 1942 г. из г. Кызыла. Рядовой. ППС № 0610. 1-я отдельная горно-стрелковая бригада 8-й армии Ленинградского фронта. Погиб 14 апреля 1942 г. Похоронен: Ленинградская область, Мгинский (ныне – Кировский) район, д. Виняголово. Его мать проживала в г. Кызыле.

Иван Михайлович (Фомич) Варнаков, 1918 (1919) г.р. Он был призван из п. Медведевка (Кок-Хаак) Каа-Хемского района 4 февраля 1942 г. Рядовой. ППС № 0610. 1-я отдельная горно-стрелковая бригада 8-й армии Ленинградского фронта. Погиб 10 апреля 1942 г. Похоронен: Ленинградская область, Мгинский (ныне – Кировский) район, д. Виняголово. Его супруга Екатерина Сидоровна Лифанова проживала в п. Медведевка (Кок-Хаак) Каа-Хемского района, а сын впоследствии проживал в г. Новосибирске.

Антон Константинович Гиро, 1897 г.р., уроженец Борисовского района Минской области Белоруссии. До войны работал комендантом золотоносного прииска в деревне Харал Каа-Хемского района Тувинской Народной республики. Несмотря на бронь, он ушёл добровольцем на фронт. Был призван из г. Кызыла 6 февраля 1942 г. Рядовой. ППС № 610. 1-я отдельная горно-стрелковая бригада 8-й армии Ленинградского фронта. По официальным документам, он погиб 9 апреля 1942 г. и был похоронен в д. Виняголово Мгинского (ныне – Кировского района) Ленинградской области. Его жена проживала в г. Кызыле.

Но фактически в апреле 1942 года Антон Константинович Гиро пропал без вести...

Останки красноармейца Антона Константиновича Гиро были найдены в 2016 г. на окраине деревни Виняголово Ленинградской области участниками поискового отряда «Памяти павших» города Гатчина Ленинградской области. Он был идентифицирован благодаря его солдатскому медальону с сохранившимися данными.

Поисковики смогли найти и родственников погибшего, проживающих ныне в городе Абакане в Республике Хакасии. Вместе с прахом погибшего А.К. Гиро поисковики из отряда «Памяти павших» передали родственникам Антона Константиновича его личные вещи: смертный медальон, пластмассовую ручку от помазка для бритья, стреляную гильзу и фрагмент кожаной портупеи.

На другой стороне бумажного листка, заключенного в медальон, значилось: Тувинская народная Республика, г. Кызыл, улица Красных Партизан, 10. При раскопках были найдены не все кости. По версии поисковиков, бойца переехал вражеский танк: череп был раздроблен.

Ныне в Хакасии проживают восемь его внуков и одиннадцать правнуков.

4 июня 2017 г. в аэропорту Абакана внуки и правнуки красноармейца Антона Гиро встречали его прах. На следующий день он был предан земле со всеми воинскими почестями. На месте захоронения Антона Константиновича Гиро на абаканском кладбище будет установлен ему памятник.

Его старший правнук, полковник уголовно-исполнительной системы Тувы в отставке Сергей Владимирович Гиро рассказал: «Мой прадед Антон Константинович родился в 1897 году в Белорусской области. По воспоминаниям родных, он был старшим в многодетной семье. С детства привык трудиться и отвечать за своих братьев и сестёр (всего их было 11). Женился на Анне Александровне, красавице и очень сдержанной на слова труженице. В семье родилось пятеро детей - Нина (моя бабушка), Ольга, Александр, Зоя, Виктор. Моему отцу Владимиру было два года, когда Антон Константинович ушёл на фронт. Единственный из увиденных им внуков. В семейном альбоме сохранилось лишь две фотографии. На одной прадед с тремя, а на другой с четырьмя детьми. До войны Антон Константинович работал комендантом золотоносного прииска в деревне Харал Каа-Хемского района Тувинской Народной республики. Носил, как сотрудник НКВД, специальное звание старшего лейтенанта (именно поэтому на уцелевшем портрете в петлицах Антона Гиро три звезды). Ему полагалась бронь, но он решил в 1941 году идти добровольцем на фронт. Служил командиром отделения в составе первого отдельного горно-стрелкового батальона. В 1941 году прадеда ранило в ногу. После госпиталя он вновь возвратился в строй. Участвовал в защите Ленинграда. Погиб Антон Константинович в апреле 1942 года в страшном неравном бою с превосходящими силами противником. И вот теперь, спустя 75 лет после кончины, мы встречаем нашего дорогого фронтовика...

Василий Иванович Орлов, 1911 г.р. Он был призван из п. Знаменка (Сарыг-Сеп) Каа-Хемского района 4 февраля 1942 г. Рядовой. ППС № 610. 1-я отдельная горно-стрелковая бригада 8-й армии Волховского фронта. Погиб 10 апреля 1942 г. Похоронен: Ленинградская область, Мгинский (ныне – Кировский) район, д. Виняголово. Его супруга проживала в п. Медведевка (Кок-Хаак) Каа-Хемского района.

Михаил Яковлевич Пастухов, 1906 г.р. Призван из п. Владимировка Тандинского района в 1942 г. Минусинским РВК Красноярского края. Рядовой. ППС № 0610. 1-я отдельная горно-стрелковая бригада 8-й армии Волховского фронта. Погиб 10 апреля 1942 г. Похоронен: Ленинградская область, Мгинский (ныне – Кировский) район, д. Виняголово. Его жена проживала в Тандинском районе.

Сергей Яковлевич Тимофеев, 1904 г.р. Уроженец д. Ивановка Нижне-Ингашского района Красноярского края. Призван 1 августа 1941 г. Усть-Тарским РВК Новосибирской области. Рядовой. ППС № 610. 1-я отдельная горно-стрелковая бригада 8-й армии Волховского фронта. Погиб 10 апреля 1942 г. Похоронен: Ленинградская область, Мгинский район, д. Виняголово. Ныне захоронен: Ленинградская область, Кировский район, Березовская волость, ст. Новая Малукса, воинский мемориал «Новая Малукса». Перезахоронен из д. Виняголово. Его жена проживала в п. Знаменка (Сарыг-Сеп) Каа-Хемского района.

Василий Сидорович Капустин, 1913 г.р., уроженец д. Талый Ключ Иркутской области. Призван 6 февраля 1942 г. из п. Сосновка Тандинского района. Рядовой. ППС № 610. Отдельная рота автоматчиков 1-й отдельной горно-стрелковой бригады 8-й армии Волховского фронта. Погиб 12 апреля 1942 г. Похоронен южнее д. Виняголово Мгинского (ныне – Кировского) района Ленинградской области. Его супруга проживала в п. Сосновка Тандинского района.

Последний из них - Александр Иванович Чистобаев, 1904 г.р. Призван в 1942 г. Минусинским РВК Красноярского края. Рядовой. ППС № 610. 1-я отдельная горно-стрелковая бригада 8-й армии Волховского фронта. Погиб 10 апреля 1942 г. Похоронен: Ленинградская область, Мгинский (ныне – Кировский) район, д. Виняголово. Его жена проживала в г. Кызыле.

***

В январе 1942 года 1-я горнострелковая бригада переходит в состав вновь сформированной 8-й армии Ленинградского фронта. В составе бригады на тот момент было 1183 активных штыка, 25 станковых, 30 ручных пулемётов, 25 миномётов, 18 орудий.

При этом ей была поставлена задача: провести боевую операцию по овладению деревней Виняголово и районом болота Малуксинский Мох. Общей тактической целью нашего наступления было взятие д. Виняголово и высотой за р. Мгой, а также овладение дорогой Виняголово - Шапки.

8 апреля 1942 г., проваливаясь в снегу, порой погружаясь в талую воду, бойцы 1-й горнострелковой бригады начали продвижение вперед.

Вот как описывает это наступление писатель П. Лукницкий: «Ничего более неприятного в тот день погода не могла бы придумать: с утра яркое солнце, оттепель. Снег на прогалинах и даже в лесу взялся дружно таять, исковерканные бревенчатые дороги кое-где встали дыбой на придавленном грязью мху, а по широким полянам открылись чавкающие трясины и посиневший снег на них превратился в предательски заманчивые озера».

К этому добавлю: шедшие вперед части 1-й горнострелковой бригады еще не знали, что сил для ее замены даже в случае успешного прорыва, не хватит…

Уже в самом начале поддерживавшая первую горнострелковую бригаду рота из трофейных немецких танков 107-го отдельного танкового батальона под командованием майора Б.А. Шалимова, застряла в раскисшем болоте.

Но один трофейный танк PzKpfw III, которым командовал старший сержант Николай Барышев, в составе механика-водителя Анатолия Беляева, командира орудия Ивана Садковского, радиста-пулеметчика, заместителя политрука Евгения Расторгуева и заряжающего Георгия Зубахина, - все же прорвался вперед.

Немцы, увидев перед собой танк с крестами на бортах, поначалу ничего не поняли. Воспользовавшись замешательством, его командир Н.И. Барышев повернул танк на их траншею и стал давить мечущихся там немецких автоматчиков. Пройдя три линии траншей противника, его танк миновал немецкую линию обороны и вышел на дорогу Виняголово - Шапки. При этом огнем своего танка Н.И. Барышев уничтожил расчет немецкой батареи, а на захваченном немецком складе пополнил свой запас снарядов и захватил два танковых пулемета.

Далее с пехотой на броне боевая машина Н.И. Барышева двинулась в направлении деревни Шапки. По дороге они уничтожили еще три немецких дзота.

В результате 8 апреля 1942 г. подразделения 1-й горнострелковой бригады сумели форсировать реку Мгу. К ночи 9 апреля бригаде удалось окончательно перейти Мгу и там закрепиться. Тем временем, бои наших войск за форсирование этой реки шли по всей линии Волховского фронта, приняв кровопролитный характер.

А части 1-й горнострелковой бригады, переправившиеся через Мгу, оказались под д. Виняголово в окружении противника.

И тогда по приказу командующего 8-й армией генерал-майора А.В. Сухомлина 59-й отдельный сибирский лыжный батальон, который находился в п. Кондуя, и который состоял из уроженцев Красноярского края, Хакасии, Якутии, Омской области и частично Башкирии, Молотовской области и других регионов Урала и Сибири, - был брошен на помощь бойцам 1-й горнострелковой бригады и танкистам 107-го отдельного танкового батальона.

В бой на помощь окруженным ушёл 501 человек 59-го отдельного сибирского лыжного батальона ...

Две роты лыжного батальона, а также его миномётная рота прорвались на выручку к своим. Несколько дней они совместно вели бои в окружении. У командования батальона была своя рация: по ней они корректировали огонь артиллерийских батарей по немцам.

Самое жаркое сражение нашим бойцам пришлось выдержать 10 апреля 1942 г. В этот день немцы, обхватив их полукольцом, пытались захватить общий командный пункт, устроенный в захваченном немецком блиндаже. Наши пулемётчики-лыжники расстреливали противника с 20-метрового расстояния, уничтожив перед этим блиндажом не менее 70 гитлеровцев.

Тем временем, танкисты во главе со старшим сержантом Н.И. Барышевым, которые сражались на трофейном немецком танке Т-III, выехав из укрытия и стреляя из обоих пулемётов и пушки, начали давить немцев гусеницами. Лыжники следовали вслед за танком...

В тот же день, отразив еще четыре атаки противника, лыжники и горные стрелки понесли значительные потери.

Утром 11 апреля немцы возобновили нападение со стороны деревни Виняголово.

В ночь на 12 апреля противник подтянул к полю боя дополнительные резервы, артиллерию и танки. К тому времени в ротах лыжного батальона и бойцов 1-й горно-стрелковой бригады оставались в строю около 150 человек. В период затишья наши бойцы хоронили своих погибших товарищей в торфяной земле, на дне воронок от снарядов. Но никто не думал покидать удерживаемые позиции.

12 апреля 1942 г. – пятые сутки боёв в окружении... В 4 часа 45 минут немцы начали очередную артиллерийскую подготовку. Огонь был шквальной силы, а спустя полчаса последовала атака противника.

Бой был жестоким. Эту атаку наши бойцы отбили с большим трудом и с большими потерями. Но враг снова пошёл в наступление, используя шесть танков.

Немцы шли на остатки наших подразделений с трёх сторон. Потери наших были весьма ощутимыми: от двух батальонов осталось всего лишь 150 штыков, но даже раненые бойцы продолжали драться до последнего, не желая сдаваться в плен. Фактически, уже не было возможности держаться, не было ни патронов, ни гранат.

Но 12 апреля немецкая атака все-таки была остановлена одним-единственным нашим трофейным танком под командованием Н.И. Барышева, укрытым завалом из нарубленных накануне сосен.

Тем не менее, немцы, неся большие потери, продолжали лезть с трех сторон напролом. В тот критический момент командир танка, старший сержант Н.И. Барышев, взял командование на себя: он приказал оставшимся в живых бойцам собраться у его танка и отступить на юго-запад к реке Мга и к дороге Виняголово - Шапки. Человек тридцать оставшихся в живых пехотинцев сбежались к его танку.

Затем он повёл свою машину на отчаянный прорыв, через самую гущу леса. Пехотинцы бежали за танком, некоторые на ходу вскарабкивались на танк. Шесть немецких танков стреляли по нему вслед. До линии фронта было 5 километров. Боеприпасы были на исходе. Трофейный склад боеприпасов, из которого танк Н.И. Барышева за время боев пополнялся трижды, был взорван при отходе.

Ломая березняк и осинник, обходя толстые сосны, танк Барышева двинулся по компасу строго к югу – к речке Мга и к дороге Виняголово – Шапки, по девственной лесной чащобе.

В полдень 12 апреля танк PzKpfw III Н.И. Барышева пересёк позиции немцев. Остановившись перед дорогой Виняголово - Шапки, Барышев приказал пехоте спрыгнуть с брони и стремительным броском пересечь дорогу. За пехотой пересек дорогу и танк Н.И. Барышева. Потом пехота снова двинулась вдоль дороги в сторону Виняголово. Прорвавшись вперед, танк дошел по дороге Виняголово - Шапки до д. Березовки.

Двигаясь вдоль линии фронта, наш танк привлек внимание нашей противотанковой обороны: они приняли танк Н.И. Барышева за немецкий и произвели по нему пару выстрелов.

Следовало как-то предупредить наших. И тогда Н.И. Барышев приказал своим танкистам Е. Расторгуеву и Г. Зубахину перейти реку и дать знать, что в немецком трофейном танке находятся свои. Но не успели бойцы выбраться из машины, как сзади послышался шум моторов: немцы, почувствовав неладное, начали преследование.

С большим трудом Н.И. Барышеву удалось оторваться от противника. Танк на всех парах мчался к разлившейся реке Мга. Когда погоня была уже совсем рядом, то Н.И. Барышев направил свой танк в реку, где находился брод.

Несколько немецких снарядов скользнули по танковой башне. И тут наши артиллеристы, догадавшись о маневре немецкого PzKpfw III, ответили плотным огнем. Только под их прикрытием танк Николая Барышева вышел к своим.

23 наших бойца из состава лыжного батальона и 1-й горнострелковой бригады, сопровождавших танк Н.И. Барышева, подняв оружие над головой, стали переправляться через реку Мга, но трое из них навсегда остались в речной воде…

Таким образом, Н.И. Барышев обеспечил переход линии фронта сопровождавшей его пехоте из остатков 1-й отдельной горно-стрелковой бригады и 59-го отдельного сибирского лыжного батальона…

***

До 13 апреля 1942 г. назад к своим сумела пробиться ещё часть уцелевших лыжников из 59-го отдельного сибирского лыжного батальона: они выходили из окружения самостоятельно, в составе отдельных подразделений, либо группами. В итоге из 59-го сибирского лыжного батальона к своим вернулись к 13 апреля раздельно, мелкими группами и собрались воедино всего 181 человек.

Впоследствии остатки 59-го отдельного лыжного батальона официально были расформированы 24 апреля 1942 г., а его личный состав был обращен на формирование новой стрелковой дивизии в районе г. Ярославля.

Кроме того, 13 апреля 1942 г. из окружения к своим вышли и остатки бойцов 1-й горнострелковой бригады.

***

Прорваться в направлении на Любань и соединиться с нашей 2-й Ударной армией, что и было целью этого наступления, нашим тогда так и не удалось.

1-я горно-стрелковая бригада потеряла в этих боях более половины своего состава. Уцелевшие бойцы из 1-й горно-стрелковой бригады 8-й армии Ленинградского фронта числились в рядах нашей армии до 15 марта 1942 года, после чего остатки бригады были переформированы в 1-ю курсантскую стрелковую бригаду и продолжали сражаться на Ленинградском фронте, а в феврале 1944 г. бригада была расформирована.

Ныне большинство погибших бойцов 1-й горно-стрелковой бригады и 59-го сибирского лыжного батальона захоронено в воинском мемориале на станции «Новая Малукса» Березовской волости Кировского района Ленинградской области.

Там теперь и лежит большинство наших земляков из Тувы, о которых я упомянул в этой статье. Вечная им память!

Александр САМОЙКИН

"Тувинская правда" №66 от 1 декабря 2021 года.