ТУВИНСКАЯ НАРОДНАЯ РЕСПУБЛИКА: ГОДЫ НЕПРИЗНАНИЯ

В работах советских авторов по истории ТНР можно прочитать, что тувинское государство было признано Советской Россией еще в сентябре 1921 года.

Так, во втором томе первого издания «Истории Тувы» (М., 1964 г.) говорится: «…Советское правительство приветствовало образование нового государства и 14 сентября 1921 года направило через Народного комиссара по иностранным делам РСФСР Чичерина обращение к тувинскому народу… Признавая самостоятельность Тувинской Народной Республики, Советское правительство гарантировало всестороннюю экономическую и культурную помощь в ее дальнейшем развитии».

На деле же было все иначе. Внимательный анализ обращения НКИД РСФСР к тувинскому народу показывает, что этот документ слов признания тувинского государства не содержит.  В нем осуждалась политика царского правительства в Туве, признавалось право тувинского народа на самоопределение, объяснялась причина ввода в Туву советских войск, давались заверения, что факт нахождения в Туве русских переселенцев не будет использоваться против Тувы. Этими вопросами содержание обращения исчерпывалось. В нем не было ни слова о признании тувинского государства, даже не упоминалось его название. Любой, кто хочет в этом удостовериться, может ознакомиться с самим обращением. Оно уже неоднократно публиковалось.

В том, что признания тувинского государства со стороны РСФСР не последовало, можно убедиться, обратившись к материалам Коминтерна. В периодическом издании Дальневосточного секретариата Коминтерна (ДВСКИ) «Народы Дальнего Востока» осуществленное в Туве самоопределение называлось принудительным для тувинского народа и проводилась мысль о необходимости проведения другого настоящего самоопределения. Прежде всего, Коминтерн не устраивало то, что тувинский народ на Всетувинском учредительном хурале (съезде) представляли нойоны и крупные чиновники. «Второй съезд Урянхайских трудовых слоев населения, - говорилось в издании ДВСКИ, - без сомнения учтет эту необходимость и исправит ту линию, которая, в силу не вполне еще нормальных условий быта Урянхайского края, была проведена первым съездом и создаст благоприятную обстановку для свободного развития и мирного содружества тувинцев, монголов и русских в Урянхае».

О намерении провести новый учредительный съезд свидетельствуют и выдержки из письма батальонного комиссара советской воинской части в Туве Константина Лидина, специально выезжавшего в Москву, чтобы отстоять там решения уже состоявшегося учредительного хурала.  Его доклады с сочувствием встречали в высоких советских инстанциях, но все же высказали намерение о проведении второго съезда, чтобы снять все сомнения у монгольской стороны. Только этот второй съезд, как мы знаем из истории, так и не был созван. Решения Всетувинского учредительного хурала остались в силе. Но провозглашенное на нем тувинское государство еще в течение четырех лет никем из окружающих его государств и вообще в мировом сообществе не признавалось.

А государственный статус отнюдь не гарантировал Туве надежную защиту от притязаний соседней Монголии и Китая. Провозглашение тувинского государства было встречено в Монголии неодобрительно. Монгольское правительство не прекращало своих попыток склонить советскую сторону к согласию на безотлагательное присоединение Тувы к Монголии. Россия же, опасаясь ухудшить отношения с Монголией и еще больше обострить отношения с официальным Китаем, надеясь на скорую победу китайской революции, старалась свое отношение к тувинскому государству явно не демонстрировать. Поэтому реакция НКИД РСФСР на провозглашение тувинского государства была осторожно-нейтральной.

Непризнание тувинского государства негативно отразилось на темпах государственного строительства, поскольку собственного опыта государственного развития не было, а использование международного опыта в условиях непризнания было затруднено. Только в 1923 году был созван высший государственный орган ТНР – Великий Хурал и тувинское правительство получило на нем легитимность. С большой задержкой в 1925 году была создана служба государственной безопасности – Управление Государственной Внутренней Политической Охраны (УГВПО).

Непризнание ТНР можно считать одной из причин возникновения вооруженного мятежа на Хемчике весной 1924 года.  Оно развязывало руки сторонникам присоединения Тувы к Монголии.  А также создавало дополнительные трудности в существовании молодого тувинского государства, порождало среди руководителей тувинского государства неверие в свои силы и желание объединиться с Монголией. Анализ причин вооруженного восстания показал, что политика непризнания тувинского государства была ошибочной. На тройственной советско-монгольско-тувинской конференции летом 1924 года были приняты решения о невмешательстве СССР и МНР в дела тувинского государства. В июле 1925 году между ТНР и СССР было заключено дружественное соглашение, по которому стороны переходили к широкому двустороннему сотрудничеству и обменивались дипломатическими представительствами. Период непризнания тувинского государства закончился. Вслед за СССР в августе 1926 году с ним заключила дружественное соглашение МНР.

Таким образом, вопреки утверждениям историков советского периода, тувинское государство в 1921 году в советской России признано не было, равно как и в Китае и Монголии. Период непризнания продлился до июля 1925 году, когда СССР и ТНР обменялись дипломатическими представительствами. Затем последовало признание со стороны МНР. Относительная продолжительность периода непризнания объясняется сомнениями правильности процедуры самоопределения в августе 1921 года и намерении провести повторно новый учредительный хурал с представительством на нем трудовых слоев населения. Затем принимались в расчет сложные отношения между Россией, Китаем и Монголией по «урянхайскому» (тувинскому) вопросу. Вопрос о признании государства получил обострение во время Хемчикского мятежа весной 1924 года. События на Хемчике побудили приступить к его решению. Немаловажным для признания ТНР обстоятельством стало улучшение отношений между СССР и Китаем. Тувинское государство, несмотря на тяжелые испытания в первой половине 1920-х гг., смогло выстоять и выйти на новый этап своего развития в качестве признанного субъекта международного права.

Николай МОЛЛЕРОВ,
доктор исторических наук, главный научный сотрудник группы истории ТИГПИ