Соловей? Иволга!

Премьера в канун Нового года никого не оставила равнодушным. Пьеса основана на сказке Андерсена «Соловей». И текст – почти дословно по сказке.

Только вот тема за последние 200 лет стала еще актуальнее. А Иволга и ее исполнение сыгыта напоминает нам о том, что и в Туве, а не только в сказочном Китае, есть проблемы, решение которых проще, чем нам кажется.  

Прости, Ганс Христиан

Соловьев в Туве не слишком много, с иволгами проще. Может быть, поэтому Соловья заменили Иволгой? Думаю, это Ганс Христиан простит.

Перед спектаклем главный режиссер тетра, он же постановщик спектакля «Сыгырга» Сайдаш Монгуш пожелал всем «бесповоротно и беспощадно окунуться в мир детства, в мир детской сказки» Андерсен вовсе не любил детей, он полагал, что пишет для взрослых. Но, думаю, и этот посыл смотреть «детскими глазами» он простит.

Но в постановке Иволга исполняет сыгыт. Здесь уже немного смещается акцент. В сказке Императора спасает Соловей, которого не только отпустили после Японского Соловья, но и вообще изгнали из страны. Соловей потом прилетает по доброй воле, противостоит Смерти, заставляет ее отдать знамя, драгоценности, корону и саму жизнь Императора. В спектакле Иволга исполняет сыгыт. И одет он несколько иначе, он – представитель другого рода-племени. Никто не будет отрицать, что лучшие исполнители хоомея – тувинцы. Да, Тува была в то время как раз провинцией Китая. Но тогда получается, что не просто изгнанник, а представитель порабощенного народа совершает подвиг благородства. Тут уже можно только гадать: простит ли такую трактовку автор сказки.

Дополнительные смыслы

Сайдаш Монгуш, режиссер, говорит, что они хотели показать детям, какое у них есть богатство – искусство. «Если мы не будем своим детям дарить его, то кто будет?» А без искусства человек, конечно, прожить может. Но он будет жить, как животное.

Кстати, такой прием – дети на сцене – был «визитной карточкой» знаменитого режиссера Алексей Ооржака. У него почти на каждой постановка были 1-2 ребенка в эпизодических ролях. «Сыгырга» - продолжение традиций. Здесь на сцене было много детей. Они оставались в спектакле практически все время. После первой сцены с «Гансом Христианом», дети сели на первом ряду, и активно реагировали на все, что происходит. Смеялись, отвечали на вопросы, активно поддерживали положительных героев. Не случайно после спектакля, сначала перечислили действующих лиц – детей. 

Дети, конечно, «театральные» - их родители так или иначе связаны со сценой, и многие из них же хотят стать артистами. В спектакле они и играли собственно детей, участников маскарада. На них – национальные костюмы разных народов.

Подойдем к детям, узнаем, насколько случайно именно они оказались в числе действующих лиц. Вот одна девочка. Для нее это – первый спектакль. Ее костюм (немного похожий на испанский), оказался костюмом еврейской девочки. Ну, может и так. Главное, чтобы героиня была в этом уверена. Она на сцене первый раз. Очень понравилось. Думает, что могла бы стать артисткой. Рядом мальчик в французском костюме. «Вы тоже первый раз на сцене?» Вовсе нет. Он – уже второй. Первый раз был летом, когда приезжал московский театр, там он играл школьника. Мальчик уже вполне уверено говорит, что театр ему нравится, и он хочет быть актером.

Нельзя принуждать

Ну и одна из основных тем нового спектакля, что к искусству, к творчеству нельзя принуждать. Когда Соловей (Иволга!) поет свободно, его песня льется легко, ему хорошо. Так поет простой пастух. Зрителей в степи нет, он поет, потому что душа просит.

Но бывают моменты, когда человек обязан петь. В пьесе Иволгу заставляет Император. Но и в жизни ведь такое бывает. Артисты, музыканты, хоомейжи они ведь порой обязаны выступать, даже если им этого в данный момент не хочется.

Тогда идет общее напряжение всего организма, начинаются проблемы с сосудами, с давлением, вообще проблемы со здоровьем. Артист может, как Иволга-Соловей помогать другим, даже отогнать смерть, но кто поможет ему самому?

Это всё - старая детская сказка, которую мы помним почти наизусть, но в руках настоящих артистов она постепенно наполняется разными смыслами. Надо просто внимательно смотреть. Работа художника (Начин Шалык, Заслуженный работник культуры РФ, Народный художник Тувы, сейчас – директор Национального театра) добавляет новые краски, и не только в прямом смысле этого слова. Действие идет во дворце китайского императора, но ведь… самого дворца на сцене нет! Костюм Императора – это и есть сам дворец. Тут не короля играет свита, тут император играет императорскую власть, со всеми ее реалиями.

А образ свободы – это Иволга, который одновременно поет и исполняет танец орла – танец победителя. Когда хоомейжи поет, он, как правило, не может танцевать, все напряжение идет на горло. Но балетмейстер Орлан Монгуш помог артисту совместить пение и танец.

Каждый образ в спектакле – находка. Каждая сцена – открывает новые смыслы. Нельзя дважды войти в одну реку, и нельзя дважды увидеть одинаковую постановку, все меняется именно от настроения зрителя. А зрителям спектакль очень понравился. Это стало понятно уже из того, что в зале не было «подсвеченных» лиц. Когда внимание в зрительном зале падает, то некоторые «переключаются» на свои смартфоны: что-то пишут или смотрят. На спектакле «Сыгырга» 24 декабря такого не было.  Это значит, что и пьеса была хороша, актуальна. И ее постановка – великолепна.

Ирина КАЧАН

"Тувинская правда" №74 от 29 декабря 2021 года.