Рыцарь тувинской сцены. К 75-летию Хертека Шириин-оола

Когда произношу имя: Хертек Шириин-оол, всегда появляется образ красивого, стройного, молодого человека, с пронзительным взглядом. Всегда было ощущение, что он видел больше, чем мы. Как будто он знал, что ему мало отмерено жить на земле, всего 58 лет, что он не будет старым и надо успеть как можно больше!

Природа дала ему много талантов, прежде всего – актерский, но и дар писателя, драматурга, поэта, режиссера, организаторский – он долгое время был директором театра, заведующим постановочной частью!

Хертек Олбезекович стал, как сейчас бы сказали, звездой уже в выпускных студенческих спектаклях 1967 года, его помнят многие люди старшего возраста: Валер в «Тартюфе» Ж.-Б. Мольера, Гулиашвили в «Парне из нашего города» К. Симонова, Бедик-Кара в «Тонгур-ооле» С. Токи, сын старшего бая в «Анчы-Кара и Ангыр-Чечек» Л. Гаврилова.

Обычно у актеров есть амплуаэто определённый тип ролей, соответствующих внешним и внутренним данным лицедея. Исполнители со средним талантом редко выходят в своих работах за рамки своего амплуа. Совсем не таким был Х. Шириин-оол. Трудно сказать, какое амплуа наиболее точно подходило нашему замечательному артисту. На первый взгляд, судя по его внешним данным, страстности, напору и неистовости в игре, его амплуа, безусловно, герой-любовник. Поэтому его лирические роли запоминались зрителями навсегда. Это художник Фархад, возлюбленный красавицы Ширин в «Легенде о любви» турецкого драматурга Назыма Хикмета, навеянной старинной персидской историей (1970), Афоня в «Марсовом поле» П. Антокольского (1968), Азис в «Дуэли» М. Байджиева, Леонардо в «Кровавой свальбе» Г. Лорки (1987), Саян в «Дружбе» С. Пюрбю, Кара в «Чейнеш» П. Кучияка, Хуанг в «Мы его дети» Абдулмамедова, Кастылбай в «Уркуя» Байтемирова.

Однако лучшей лирической ролью стал для Хертека Шириин-оола Ромео в шекспировской «Ромео и Джульетте» (1972). Вот как рассказывает о своём впечатлении от этой блестящей работы наш замечательный писатель и учёный Монгуш Борахович Кенин-Лопсан: вспоминая Шириин-оола, у меня всегда появляется образ Ромео. В этой немеркнущей в веках оде о любви тринадцатилетних подростков наш артист показал великую любовь. Когда Джульетта выходила ночью на балкон (её блестяще играла Ирина Лопсан) и Ромео признавался ей в своих чувствах, мне казалось, что с неба падали звёзды.

 Хертек Шириин-оол также блестяще исполнял и характерные роли: они могут быть и комедийными персонажами, и отъявленными подлецами, но непременно – это яркие, запоминающиеся образы. Наряду с Ромео вспоминается и совершенно противоположная его роль, характерная – Хлестаков из гоголевского «Ревизора» (1975). В ней он был смешным, хитрым, с чётким рисунком образа как в театре Представления, характерным для восточных театральных традиций. Он был очень убедителен в этой роли: и гоголевский герой и, одновременно, тувинский Хлестаков, каких у нас и сейчас много.

К характерным также относится и его знаменитый Кенден-Хуурак в «Хайыраан бот» В. Кок-оола (1983). Такого жестокого, алчного и напористого, самого отрицательного героя в тувинской драматургии, не играл никто. При этом актер стремился показать, что и он, при всех своих качествах, может любить Кару, которую играла Дадар Барынмаа! При этом он был настолько убедителен в образе, что у зрителя не вызывало сомнений, почему героиня пьесы решает уйти из жизни: лучше умереть, чем быть женой такого человека. Многие зрители переносили черты характера Кенден-Хуурака на самого актера, но в жизни он был полной его противоположностью! Он сыграл  Булагина в «Лесе» А. Островского (режиссер И. Забродин), заглавную роль в пьесе М. Горького «Старик» (режиссер Н. Логачев), Пищика в «Вишневом саде» А. Чехова, читал на концертах знаменитый монолог Чацкого из «Горе от ума» А. Грибоедова, Херик Бошка в «Буян адашкылар». Сыграл главные роли во всех «Маленьких трагедиях» А. Пушкина: каменного гостя, скупого, Сальери (Моцарт – В. Наксыл), в «Пире во время чумы» в конце 80-х годов (режиссер Н. Логачев).

У Хертека Олбезековича на протяжении всей его взрослой жизни рядом была его коллега – актриса и супруга, мать его детей – Анна Оюновна. К ролям мы ещё вернемся, а сейчас о семейном дуэте. Она и сейчас рассказывает о нем с большой любовью и громадным уважением: «У Хертека была очень большая семья. Родом он из Кара-Холя. Его односельчанином, коллегой и хорошим товарищем был народный артист Тувинской АССР, заслуженный артист РСФСР Люндуп Солун-оол. Мать звали Кок, отца Базыра он не помнил, он очень рано ушел из жизни. Мать осталась с тремя сыновьями. Когда его дед поехал делать свидетельство о рождении, сказал, что фамилия его будет Шириин-оол, имя – Хертек, а в качестве отчества назвал своё имя. Так Хертек, единственный из всех братьев, стал Олбезековичем, остальные – Базыровичи. Позже мать второй раз вышла замуж, родила еще семь детей».

 В 1963 году он закончил Бай-Тайгинскую среднюю школу в селе Тээли, а потом поступил в Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии (ЛГИТМиК), вместе с такими блистательными актерами позже, как: Дадар Барынмаа, Кадр-оол Сагды, Ирина Лопсан, Дарый Монгуш, М. Чадамба, Дадар и Дыртык Монгуши, Владимир и Роза Серен-оолы, Валентина Мортай-оол, Кара Анчымаа, Люндуп и Мария Солун-оолы.  Этот курс долгое время составлял базовый, звёздный состав Тувинского муздрамтеатра.

 «Уже в Ленинграде мы поженились в 1967 году, – вспоминает Анна Оюновна, – хоть и были самые младшие на курсе. Жили очень бедно, потому что оба из простых и многодетных семей. Хертеку пришлось подрабатывать: работал на заводе по ночам, а утром приходил прямо в институт, а я брала из общежития его одежду, он переодевался перед занятиями. Уже со второго курса я стала к нему присматриваться, у него особенные глаза, они всегда горели, были очень выразительными.

Родилась наша старшая дочь Урана на последнем курсе в 1967 году и с 11 месяцев и до школы ездила с нами на гастроли. Было очень трудно, но мы этого не замечали. Расскажу только один случай в Чадане. Все артисты возили для себя продукты сами, у всех были большие круглые железные коробки от бабин – кинопленок, там даже маленькие электроплитки и посуда помещались. Готовили сами. В театральном автобусе артисты возили раскладушки, а мы брали и маленькую для дочери, а также мешки с костюмами. После спектакля ночевали все прямо на сцене, разложив рядом свои вещи.

Он очень любил своих дочерей и внучек. Все три моих внучки стали врачами, скорее потому, что их мамы медики, и, признаюсь, я тоже в детстве очень хотела стать врачом.

Хертек был моим лучшим партнёром не только в жизни, но и на сцене. Сейчас актеры не хотят делать самостоятельные, неоплачиваемые работы, а мы их делали с удовольствием, таким образом получались спектакли, которые потом с успехом шли на сцене».

Их дуэт – это особая тема. Они много работали вместе, часто по собственной инициативе, как, к примеру, сыгранные семейным дуэтом, где Х. Шириин-оол выступил переводчиком и режиссёром: Андрей Голубев и Наталья Голубева в «Наедине со всеми» А. Гельмана (1983). Вместе они играли в спектаклях: Леонардо и его жена в «Кровавой свадьбе» Г. Лорки (1987), отец и мать в «Проклятии матери» – автор и режиссер Х. Шириин-оол, выступали с концертной версией из «Ричарда III» В. Шекспира, он – Ричард, она – леди Анна. Готовили к показу, но не успели доработать его пьесу на двоих «Покой нам только снится»: о жизни театральных актеров (художник Н. Шалык) и также концертную версию из «Генриха IV» В. Шекспира – Генрих и королева Екатерина.

Алексей Ооржак вспоминал: «Я работал с ним долгое время, он был блестящим артистом, от Бога. Он всего себя отдавал театру. Работая несколько лет заведующим труппой, он очень строго требовал с других дисциплины, его побаивались, но он всегда был справедлив. При этом он знал проблемы работников театра, помогал их решать, был хорошим советчиком. В театре его очень уважали.

 Шириин-оол был очень начитанным человеком, хорошо знал тувинскую литературу, сам писал стихи и пьесы. Так он написал пьесу «Буян адашкылар» («Отец и сын Буяны») по роману К. Кудажи «Улуг-Хем неугомонный».

 Вместе с ним мы работали над спектаклем «Хостуг Тыва». В его литературной композиции «Проклятие матери» очень правдиво освещены вопросы правопорядка, острые проблемы жизни. В поэтической постановке «Аргада чыыш» («Собрание в лесу») артисты театра работали с большим удовольствием. Это заслуга автора – Х. Шириин-оола.

За очень короткий срок мы вместе написали пьесу «Эгил, эжим, эгил!» по легенде о лошади, а лошадь для тувинца — это вдохновение, сама жизнь. Писали пьесу ночами, а днем уже работали над ней с артистами».

Он всего себя посвятил служению своему народу, думал о будущем. Мне кажется, не все его мечты осуществились. Есть в нашем театре способные люди, которые продолжают воплощать его идеи».

Даже судя по этим высказываниям, Алексей Кара-оолович Ооржак, создатель уже подлинно Национального тувинского театра, признавал, что наряду с драматургом Эдуардом Мижитом, художниками-постановщиками Валерием Шульгой и Начином Шалыком, его близким соратником, соавтором, коллегой был Хертек Олбезекович. Действительно, лучшие работы главного режиссера были созданы в сотворчестве этих больших талантов. Главная тема А. Ооржака – обращение к истории народа, чтобы понять проблемы современности, были созданы в соавторстве с Х. Шириин-оолом: Субедей в «Кым сен, Субедей?» («Кто ты, Субедей?») Э. Мижита, Чингисхан в «Белом облако Чингисхана» Ч. Айтматова, «Кара-Дагнын казыргызы» («Вихри Кара-Дага», «Эгил, эжим, эгил!» А. Ооржака и Х. Шириин-оола) и другие.

По воспоминаниям А. Шириин-оол, одной из лучших своих работ он считал «Хостуг Тува» по своей пьесе об образовании Тувинской Народной Республики в 1921 году. Он первым в Туве сам показал образ Буяна Бадыргы, говорил шутя, что написал о нём раньше, чем замечательный писатель М. Кенин-Лопсан. В спектакле играл практически весь театр! Музыку к спектаклю писал Владимир Тока, как и для спектакля «Буян адашкылар».

Уроженец далекого Кара-Холя, он стал одним из лучших образцов тувинского мужчины, примером для подражания! В 2004 году он ушел из жизни, в 2006 году в Тээли его имя, сыгравшего около 80 ролей в Тувинском театре, присвоили новой улице.

Застуженный артист Российской Федерации, народный артист Тувинской АССР, лауреат Государственной премии РТ Хертек Шириин-оол был и остается выдающимся исполнителем Тувинского национального музыкально-драматического театра!

В 1968 году его учителя: руководитель курса Л. Макарьев, педагоги З. Савкова и Л. Гаврилова написали ему напутствие на основе произведения Лермонтова:

Он знал одну лишь думы власть,

Одну, но пламенную страсть!

Она в искусство привела,

Талант огнём любви зажгла

И страстно начал он творить

Народу своему служить самозабвенно!

Айлана КУЖУГЕТ,

доктор культурологии, театровед.

Фото из архива Национального театра