ОН УШЁЛ НА ВОЙНУ В 17

К 75-летию Великой Победы и Дню защитника Отечества

Владимир Николаевич Мухин, кавалер ордена Красной Звезды, ордена Великой Отечественной войны, боевой медали «За отвагу», родился не в Туране, и в огонь дороги фронтовой ушел не из Турана, но город этот, как и поэт-фронтовик Анатолий Емельянов, с полным правом может назвать своим родным городом. Ведь 70 лет из своих 94-х он прожил здесь, в Туране. И не просто прожил, а многое из того, что построено в Туране в послевоенные годы, построено его руками, под его руководством.

  А родился Владимир Николаевич в Ленинграде 7 июля 1925 года. Мама, Александра Михайловна Донская, была балериной кордебалета Мариинского театра, потом, после травмы ноги, получила специальность медицинской сестры и в 1939 году, когда началась Финская война, ушла на фронт и погибла в одном из боев. После ухода матери на фронт, жил с бабушкой, Марией Степановной Донской. В самые первые дни войны Володю вместе с тремя другими пацанами, вывез на лодке к железнодорожной станции его крестный, военный человек, к сожалению, с годами забылось его имя. Купил им железнодорожные билеты в Узбекистан. Сына Витьку отправил в Самарканд, двух других мальчиков в Ташкент, а Володю до станции Зирабулак, где должен был находиться в то время его отец, Николай Яковлевич Грязнов. Фамилию Мухин Володя получил от своего отчима.

  В Зирабулаке отца не оказалось, Володе уже исполнилось 16 лет, и он устроился на строительство сахарного завода, где работал вплоть до мобилизации в армию. Там и получил специальность строителя, которая потом очень пригодилась в мирное послевоенное время.

  В декабре 1942 года получил повестку в армию, тогда ему еще не было и 18-ти лет. 13 января 1943 года уже был в части, в Ульяновской области, в запасном мотострелковом полку, в роте автоматчиков. После короткого курса обучения – на фронт, на передний край, на правобережье Днепра, где находился Степной фронт, позже, с 20 октября 1943 года, переименованный во 2-й Украинский. В начале сентября бойцы Степного фронта вели бои за освобождение левобережной Украины, а к концу сентября подошли к Днепру, сходу взяли этот водный рубеж, о котором Гитлер говорил, что скорее Днепр потечет вспять, чем русские сумеют его преодолеть. И всю первую половину октября вели тяжелые бои, чтобы удержаться на этом плацдарме. Лишь 15 октября началось наступление в направлении Пятихатки, Белой Церкви и Кривого Рога.

  Вот здесь, в этих кровопролитных боях, и началась боевая жизнь юного солдата, которому только-только исполнилось 18 лет. А бои шли жесточайшие.

  Криворожско-Никопольский бассейн был очень важным стратегическим районом, где немцы уже вовсю добывали железную и марганцевую руду и лишаться его не хотели, поэтому сопротивлялись изо всех сил. А сил у них было еще много, гораздо больше, чем у нас.

  Тем не менее в ходе осеннего прорыва в октябре 1943 года силами 2-го Украинского фронта под командованием маршала Конева 18 танковый корпус в составе 5-й гвардейской танковой армии 32 стрелковая бригада, где воевал наш герой, Владимир Мухин, практически вплотную подошел к северной окраине г. Кривой Рог. Тогда был захвачен Кирпичный завод, несколько рудников, и уже шли уличные бои на северной окраине города.

  Но немцы пустили в ход семь своих танковых дивизий, находившихся в составе 6-й армии, уничтоженной под Сталинградом и восстановленной вновь в еще более мощном виде. Многие танки были оборудованы огнеметным огнем, которыми были сожжены несколько наших полков, в том числе был уничтожен полностью 24 полк 10-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Лишь к 3 ноября удалось приостановить наступление немецких войск.

  Кривой Рог удалось взять нашим войскам лишь в конце февраля 1944 года силами 3-го и 4-го Украинских фронтов.

  В ходе боев за Кривой Рог и последующее отступление от него 18 танковый корпус и приданная ему 32 мотострелковая бригада, где воевал Мухин, понесли большие потери. Володя тоже был ранен и получил сильную контузию. Госпиталь, где он оказался, через несколько дней разбомбили. Но молодой организм быстро восстановился, и солдат догнал свою часть, которая после переформирования находилась на подступах к городу Кировограду.

  А дальше была Бессарабия, участие в Яссо-Кишиневской операции, Румыния, город Бухарест, в который вошли без единого выстрела, Трансильвания, и наконец, Венгрия.

  В Венгрии, не доходя до старинного города Секешвехервар, 18 танковый корпус повернули в сторону озера Балатон, вот здесь солдатская удача покинула бойца-автоматчика Владимира Мухина – 13 января 1945 года он получил очень серьезное ранение в обе ноги.

  Полгода находился в госпитале, выписался 26 июня 1945 года, война уже закончилась, но не закончилась солдатская служба. Получил назначение в заградкомендатуру г. Днепропетровска, потом в строительную дивизию в Абхазию, где строил военные склады, а потом отправили в город Челябинск на строительство номерного объекта «Челябинск-40». Служил здесь с 1946 по 1952 год, а потом еще шесть лет работал вольнонаемным рабочим. Сколько бы еще он там оставался, неизвестно, если бы его не разыскал отец, Николай Яковлевич Грязнов, живший тогда в городе Туране Тувинской автономной области. Шел уже 1959 год, в Туране начиналось строительство.

  Самая большая стройка – двухэтажное кирпичное здание школы № 1. Мухина, имевшего большой опыт строительства, сразу взяли бригадиром. Работал Владимир Николаевич в разных организациях – в колхозе «Красный пахарь», В ПМК, но везде, где бы ни был – строил. Под его руководством построены многие дома на туранской МТФ, дома для рабочих совхоза, двухквартирные деревянные дома в самом Туране, строил он и двухэтажные кирпичные дома и административные здания, в том числе двухэтажное здание районной администрации, Дом культуры «Колос», который теперь носит имя Марка Оюна. Работал вплоть до 1994 года, хотя пенсию ему оформили еще в 1982 году.

  После окончательного выхода на пенсию пригласили Владимира Николаевича в клуб ветеранов «Кому за 60», знали, что он прекрасно играет на баяне, поет. Вместе с клубом, которым тогда руководил Марк Оюн, объехали всю Туву, ездили и за ее пределы: в села Усинское, Ермаковское.

  Но в 1998 году случилась беда: отказали глаза, не помогли никакие лекарства, никакие операции. И вот уже 12 лет ветеран прикован к своему дому, летом еще есть возможность выходить во двор. Живет он один, жена давно умерла, детей не случилось. Приходят женщины, помогают по домашнему хозяйству, топят печь, готовят еду.

  Несмотря на свои почти 95 лет и невзгоды, обрушившиеся на него, Владимир Николаевич неизменно приветлив к тем, кто приходит его навестить, обладает прекрасной памятью, помнит все события той войны и последующей мирной жизни.

  И как бы хотелось, чтобы он жил и жил, чтобы мог под свой баян еще и еще петь про день Победы и рассказывать детишкам, какой ценой она далась его поколению.

Татьяна ВЕРЕЩАГИНА