Один день с сенатором

Дина Оюн, член Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, прибыла в Туву с рабочим визитом 20 ноября.

О том, сколько всего можно успеть за один день мы и расскажем в классическом варианте – от простого к сложному. На этой неделе она уже вернулась в Москву. Некоторые ее дела уже завершены, другие, получив старт 20 ноября, продолжаются в рабочем порядке.

Аэропорт и встреча с коллегами

Если уж решили начать с простого, то самое простое – женский взгляд на визит Дины Ивановны. И эта женская точка зрения говорит о том, что жизнь сенатора не слишком пафосна и не похожа на рекламную картинку из «красивой жизни». Скорее – совсем наоборот.

Прилетела она в демисезонном пальто – скоро ведь назад, а шубы в Москве еще не надели. Температура утром в тот день была ниже 20 градусов. Конечно, можно было прямо с самолета пойти погреться в VIP-зал, побаловаться чайком... (Кстати, заодно и у корреспондента газеты появилась бы возможность посмотреть на то, какие условия есть в аэропорту для высоких гостей.) Но там не нашли человека, у которого был бы ключ от VIP-зала. Так что – не судьба. А погреться можно и в машине – водитель включил обогрев.

Получив большущий чемодан, прямо из аэропорта, не заезжая домой, едем в здание ГТРК – поздравить коллег с Всемирным днем телевидения. Поскольку санитарные нормы никто не отменял, то поздравление просто записали на камеру.

Ну вот, приехали, сейчас будут записывать, надо хоты бы «набросать основные черты лица». Дина Ивановна достает помаду. «Девочки, у кого есть зеркальце?». «Девочки» в ступоре. Ни у кого в сумочке не оказалось ни зеркала, ни пудреницы с зеркалом. Что-то с нами не так. Но есть же приложение в телефоне! Выручило. А тут зовут в гримерку. Там и зеркала, и горячий чай – жить можно!

Сенатор раскрывает свой большой чемодан. Из собственных вещей – только курточка, остальное – подарки и сувениры всем на все случаи жизни.

Записали поздравление, Дина Оюн рассказала, как и с чего начиналась ее карьера журналиста, какие программы они делали в девяностые годы прошлого века, какие уроки она извлекла из опыта работы на телестудии. Тогда у нее появилась возможность объехать всю Туву и познакомиться с замечательными земляками – только профессия журналиста дает такой шанс.

А потом – опять в машину – едем в музей.

Музей: марки, братья Шумовы и юбилей Натальи Ажикмаа-Рушевой

В Национальном музее им. Алдан-Маадыр у сенатора было несколько дел. Сначала – передача книг. Одна из них – первое издание из будущей серии «Герои Великой Отечественной войны». Книга подготовлена на основе архивных материалов Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи и Центрального архива Министерства обороны РФ. Некоторые материалы для издания предоставила Валентина Логачёва-Шумова, дочь Александра Шумова. 

Можно только гордиться тем, что серия началась с книги о наших земляках. Кстати, Дина Ивановна рассказала, что в музее артиллерии экспозиция о них привлекает большой интерес всех посетителей. 

Затем – разговор о марках. Сенатор сказала, что есть возможность получить эскизы рисунков, по которым делали тувинские марки периода ТНР. Директора Национального музея Каадыр-оола Бичелдея такое сообщение порадовало чрезвычайно. Но это как раз из тех дел, которые будут еще продолжены. Для того, чтобы наш музей получил эти эскизы надо будет еще поработать вместе в Москве, подготовить разного рода документы. Но всё решаемо.

И, наконец, третья задача в музее – почтить память Натальи Дойдаловны Ажикмаа-Рушевой: 20 ноября исполнилось 95 лет со дня ее рождения.

Наталья Дойдаловна Ажикмаа-Рушева, не только мама, но и хранительница творческого наследия своей дочери, Нади Рушевой. Долгие годы она принципиально не передавала работы юной художницы в национальный музей. Здание-то было деревянным – мало ли что может случиться. Только когда построили новое здание, она постепенно передала значительную часть работ. Абсолютно все картины Нади Рушевой наш музей, конечно, собрать не сможет: некоторые хранятся в Национальном фонде культуры, в музее Льва Толстого, в Пушкинском Доме в Петербурге, в Музее-заповеднике Блока в Шахматове, в Литературно-мемориальном музее А. Грина в Феодосии… Около двенадцати тысяч работ, и некоторые прочно «прописаны» в ведущих музеях страны.

Юбилей Натальи Дойдаловны наш музей отметил большой экспозицией. Но сейчас невозможно собираться большим группам, поэтому посещение выставки было весьма камерным: кроме сенатора и директора музея были только Нина Борисовна Чаш – многолетний директор музея Нади Рушевой, и друг семьи – Наталья Дожулдеевна Ондар.

Надо полагать, что выставку скоро не уберут, тем более что 31 января исполнится 70 лет со дня рождения Нади-Найдан. Так что все желающие смогут ее посмотреть, исключены только групповые экскурсии, а поодиночке – всегда пожалуйста.

Реабилитационный центр

Конечно, в программе визита не было посещения реабилитационного центра для инвалидов. Хотя бы потому, что у нас его нет вообще.

А что есть? А есть целый комплекс проблем: необходимо строительство нового реабилитационного центра и Центра дневного пребывания для инвалидов, необходимо решение транспортного обслуживания (социальное такси), необходима подготовка людей, которые бы занимались обслуживанием лежачих больных. Всё необходимо. Но пока вот именно эти проблемы просто буксуют. Для строительства реабилитационное центра пока еще даже землю не выделили.

В республике более 20 тысяч людей с инвалидностью, в том числе три тысячи детей.

Все эти проблемы требуют скорейшего решения, но всё это пока в будущем. Со своей стороны Дина Ивановна собирается попытаться внести изменения в перечень технических средств для людей с ограниченными возможностями здоровья – нужны именно современные средства, которые значительно облегчат им жизнь.

Самые сложные вопросы

Самые сложные вопросы Дина Оюн разбирала вместе с заместителем министра здравоохранения Тувы Долааной Куулар – они вели прием граждан по редким (орфанным) заболеваниям.

Есть такие болезни, даже названия которых трудно выговорить, вроде «несовершенный остеогенез», или синдром Виллебранда, который определяется у пациентов с аутоиммунными, лимфопролиферативными заболеваниями. Большинство из нас таких болезней не знает вовсе, и это хорошо. Вылечить их до конца невозможно, а жить с ними – очень трудно.

Мама ребенка с мышечной дистрофией Дюшена рассказала о парадоксальной ситуации. Они могут выбрать из медтехники либо коляску, либо ортопедическую кровать. То и другое – нельзя. Потому что коляска считается средством реабилитации, а кровать – для облегчения жизни. Они выбрали коляску и получили громоздкое сооружение больше 50 кг весом, которое крайне сложно сложить и погрузить в машину. Вот для таких случаев Дина Оюн и собирается вносить изменения в перечень технических средств.

У девушки – несовершенный остеогенез, который называют еще болезнь «хрустального человека», кости ломаются при самой незначительной нагрузке уже в раннем детстве. Четыре раза в год надо ездить в Санкт-Петербург на капельницу. Можно ли лечение перевести хотя бы в Новосибирск? Пока нельзя. Суть не только в капельнице, но и в сложной аппаратуре для тестов. Таких больных во всей России около шестисот человек, поэтому вряд ли центры для их лечения появятся в разных регионах в ближайшее время.

Одну малышку надо срочно везти на операцию в Москву. Но она может перемещаться только с кислородным баллоном. Для баллона нужно отдельное кресло в самолете, но нельзя купить два билета одному человеку, чтобы на второе кресло положить баллон. Но вот этот вопрос удалось решить прямо на месте после нескольких телефонных звонков.

Были вопросы, касающиеся соцобеспечения, недостатка узких специалистов, например, генетиков. Кому-то сенатор и замминистра смогли помочь сразу, помощь другим будет оказана насколько это возможно.

Прием продолжался практически до вечера. Ну а потом Дина Оюн поехала домой – ужинать. Завтрака и обеда в программе не было. Так завершился первый день рабочего визита.

Ирина КАЧАН

"Тувинская правда" №64 от 24 ноября 2021 года.