"О ВОЙНЕ, О ТРУДЕ И ЖИЗНИ В ТУВЕ"- ВОСПОМИНАНИЯ МИХАИЛА ЧЕШУИНА

Послевоенное время, а далее и 50-е годы ХХ века для Тувинской автономной области стали судьбоносными, продуктивными и динамичными. Начался новый виток в развитии животноводства, сельского хозяйства и промышленности. Не были обделены вниманием культура, искусство и журналистика.

 Республиканские издания постепенно наращивали тиражи, а в районах начали появляться свои малотиражки. Люди любили эти мини-газеты, ведь в них подробно, достоверно и интересно печаталось о жизни в деревне и на селе. Рассказывалось о трудолюбивых, выдающихся и замечательных земляках. Героями статей и репортажей становились не только известные артисты и певцы. Частенько на первых газетных полосах красовались фотографии трактористов, колхозниц, чабанов и всех тех, кто своим честным трудом укреплял благосостояние народа, делая его жизнь проще и лучше.

Свои силы в журналистике довелось попробовать и Михаилу Чешуину. Его с комсомольской работы перевели в пишущий цех, дело новое, неизведанное, но крайне интересное и увлекательное. Пришлось быстро вникать во все тонкости, изучать специфику журналистской жизни и без раскачки начинать работать на результат. Было боязно, но всё же поручение вышестоящего начальства дано, а значит, его необходимо точно и в срок выполнять, ведь, как говорят в народе: «Глаза боятся, а руки делают».

 

Неожиданное назначение

– То, что меня хотят перевести на новую должность, я знал, но даже не догадывался, что моя жизнь сделает такой крутой вираж, даже и предположить не мог, – с ностальгией и теплотой вспоминает Михаил Александрович. Помню тот день, когда был вызван на заседание бюро Тувинского обкома партии. С волнением шёл туда, ждал своего момента, а когда вызвали, то сел на предложенный стул. Вёл совещание второй секретарь обкома Николай Дьяков. Я очень уважал Николая Яковлевича за остроумие, действенность, умение грамотно и эффективно руководить. Он не был кабинетным начальником, знал своё дело от а до я, всегда был готов отбыть в самую отдалённую точку региона и помочь быстро решить любую проблему. Могу припомнить хороший и крайне наглядный пример.

 

Как­-то в Тандинском районе раньше времени начался обильный снегопад, который спутал земледельцам все карты. Пушистый снег практически засыпал колхоз «Пламя революции» села Балгазына. Я тоже участвовал в устранении этого чрезвычайного происшествия. Работы по спасению урожая были организованы грамотно и максимально эффективно. Всё население – в поле, вооружены серпами и граблями, ведь техники тогда ещё было маловато. Все суетятся, срезают рослую пшеницу, связывают её в снопы и ставят в суслоны. Вдруг вдалеке послышался гортанный рёв аэроплана, люди задрали головы в небо и попытались рассмотреть его. Дав круг над селом, самолётик пошёл на посадку, и вскоре мы увидели приближающегося к нам богато одетого мужчину. На нём была каракулевая шапка, дорогое пальто с меховым воротником и добротные, утепленные кожаные сапоги. Это был Николай Дьяков, он со всеми вежливо поздоровался и пожелал успехов в труде.

 

Одна бойкая женщина не растерялась при виде большого начальника и колко заметила: «Надо бы не желать успехов, а вам самому следует поработать вместе с нами, с серпом в руках. Надо знать, что это такое, и нам была бы настоящая и реальная помощь, а не словесная». Подругам понравились её смелость и остроумие, бабоньки весело и звонко рассмеялись. Николай Яковлевич лишь широко и по­-доброму улыбнулся, а через мгновение подозвал к себе лётчика и велел принести ему из самолёта робу и кирзовые сапоги. Он снял своё шикарное облачение, надел рабочую одежду и сразу же стал одним из нас. Затем, не разгибая спины, с самого обеда и до конца трудодня резал серпом хлеб и вязал из него снопы.

 

Люди оценили этот поступок, а когда дело было сделано и руководитель собрался улетать, то колхозники долго махали вслед скрывающемуся за облаками самолёту. Вот какой это был человек! Но вернёмся на совещание, где решалась моя дальнейшая судьба. Все заседавшие хорошо знали мою личную и трудовую биографию, и поэтому долгих расспросов, и ненужных вопросов не было. После недолгого обсуждения моей кандидатуры председательствующий Николай Дьяков торжественно поднялся из своего кресла и огласил общее решение: «Я тут с товарищами посовещался, и мы решили, что вы, Михаил Александрович, подходящая кандидатура на должность главного редактора районной газеты «Большевик». Желаем вам успехов в работе и счастья в жизни. Незамедлительно отправляйтесь в Тандинский район и беритесь за выполнение новых обязанностей. До свидания!».

 

Откровенно говоря, мне было страшновато, я не знал с чего начать и за что браться в первую очередь. Но что тщательно взвешенно, выверено и решено наверху, то обсуждению не подлежит. Я этот закон усвоил ещё на фронте, как офицер запаса знал, что надо браться за выполнение приказа, уже не боевого, но всё же важного для нового мирного времени. Ведь это поможет грамотно, точно и своевременно информировать моих земляков о трудовой, общественной и культурной жизни нашего родного района.

 

Ох, заботы-заботушки… Как же вас много…  

 

– О газетном деле я знал лишь понаслышке, что-­то читал в книгах или видел ещё в союзнических фильмах: английских или американских. В общем, если говорить честно, то представления не имел, с чего начинать, – делится воспоминаниями и проблемами из прошлого Михаил Чешуин. Пока возвращался домой, то судорожно вспоминал, как в кино показывали газетные редакцию и типографию. Редактор кричит на журналистов и постоянно требует от них сенсаций, «острых» публикаций, разоблачений заговоров и огласки жизни знаменитостей всех мастей. Там все бегают, орут, повсюду царит суматоха и, можно даже сказать, – анархия.

 

 Кругом оглушительно шумят огромные печатные станки, а бесконечные вереницы свежеотпечатанных и ещё пахнувших краской газет уходят в бесконечность. Как управляться с такой махиной, ума не приложу? Решил не поддаваться панике, ведь, как говорится: «У страха глаза велики». Собрался с духом, взял себя в руки и начал размышлять: «Газета у меня маленькая, районная, а не какой­-нибудь мировой гигант со многомиллионным тиражом. Тут главное за работу взяться с умом, всё крепко обмозговать и дел не наделать. Ладно, как приеду домой, пораньше лягу спать, а с утра начну думать и решать, как быть дальше». Так и поступил. Первым делом на меня свалилось множество хозяйственных забот и хлопот. Не просто было подобрать крепкий и надёжный бревенчатый дом, чтобы решетками обезопасить от кражи печатные шрифты и сохранить другое оборудование. Надо было начинать подготовку персонала: печатников и наборщиков катастрофически не хватало.

 

Ведь в те времена набор каждой буковки происходил вручную, необходимо было отыскать нужный знак и поставить его на своё место. Это процесс тяжёлый, долгий и кропотливый. Мне повезло, что быстро удалось отыскать работящую, толковую и грамотную молодёжь. Ведь кадры решают всё. Свою команду неоднократно возил в областной центр на стажировку, да и к нам время от времени заезжал трудовой десант специалистов и щедро делился опытом с новичками.

 

Газета выходила на двух языках: русском и тувинском, а поэтому стала ещё более популярна и востребована в читательской среде. О профессиональных журналистах я и мечтать не мог, где же их взять-­то, статьи и репортажи писали сами. У кого появится хорошая идея, то её сразу же на бумаге записать надо, согласовать, до ума довести и в печать пустить.

 

Самой большой радостью для нашего коллектива был выпуск очередного, насыщенного полезной информацией, яркого и интересного тиража. Писали о политической ситуации, публиковали сатиру на злобу дня, не забывали и письма читателей печатать. Если надо, то и критиковали, очень даже беспощадно и безжалостно, но и хвалить за ударную и хорошую работу земляков никогда не забывали. Однажды написали, как механизаторы колхоза «Пламя революции» на правой стороне от озера Чагытай дали хорошую дневную выработку пахоты земель. Нашим работникам было приятно читать заслуженные и правдивые похвалы. Они вызвали на трудовое соревнование механизаторов из другого колхоза в Успенке, что от нас в левой стороне. Ребята старались, что было сил, работали, не щадя себя, но технику берегли и обе стороны добились превосходных результатов. Наш почин подхватили и другие окрестные хозяйства, а мы были этим очень довольны. За успехи нашу газету «Большевик» наградили денежной премией, и довольно крупной. На эти деньги для общих нужд был приобретён мотоцикл «ИЖ­49», и это сильно облегчило беспокойную, насыщенную и ответственную журналистскую жизнь.

 

 Все быстро научились управлять новым транспортным средством и буквально летали на нём в поля, на пахоту и отдалённые чабанские стоянки. По крупицам собирались наши материалы, бывало, что из­-за нескольких строчек в газету преодолевались десятки километров по бездорожью, а частенько и пешком ещё идти приходилось. Но, оно того стоило, нет большего удовольствия, чем добыть добротную, эксклюзивную и полезную информацию, а на её основе написать потрясающий материал. После долгого и тяжелого рабочего дня идёшь домой, а люди тебе искренне и от души говорят: «Спасибо, какой интересный номер получился. Мы его всей семьёй до дыр зачитали. Ждём следующего». Думаю, что в этом и заключается простое журналистское и редакторское счастье. (Продолжение следует).

Беседовал Кирилл САМОХВАЛОВ.

Фото из семейного архива Михаила ЧЕШУИНА и общедоступных источников