Новый Шагонар - территория надежд. Часть 2

​​​​​​​К моменту зарождения проекта Саяно-Шушенской ГЭС население Тувы прирастало значительными темпами, и вопрос о новом этапе в развитии ее производительных сил вставал все острее. Так как в социалистической стране все проблемы решались по долгосрочным планам и комплексно, то и управлялось все централизованно, с привлечением большого количества трудовых коллективов, которые и должны были обеспечить выполнение запланированных работ.

Застройщиками в зоне затопления были назначены два ведущих крупных подразделения промышленности Красноярского края. Это Управление строительства «Красноярскгэсстрой» Министерства энергетики СССР, которое возглавлял уже упомянутый мною С.И. Садовский, и Управление «Главкрасноярскстрой» Министерства строительства предприятий тяжелой промышленности СССР, руководимое В.П. Абовским. С ними руководству республики предстояло проработать бок о бок в течение нескольких лет.

Первые работы в зоне затопления начались в 1973 году. В тот год красноярские строители приезжали работать в Туву вахтовым методом. Для контроля за ходом работ при Совете Министров Тувы был создан отдел по зоне затопления, который возглавил С.И. Бородич, а в Улуг-Хемском районе эти обязанности возложили на ОКС, руководителем которого был В.И. Бочегуров.

Но работа вахтовым методом планировалась только на первом этапе, поэтому 15 января 1974 года «Главкрасноярскстроем» издается приказ: «О создании передвижной механизированной колонны в г. Шагонар». Той первой колонны, которая открывала новый этап в истории индустриального развития Тувы. Этим приказом тресту «Тувинстрой» передавалось 20 вагончиков для временного размещения рабочих в зоне будущего затопления строящейся гидроэлектростанции.

Вскоре создаются четыре передвижные механизированные колонны, руководить которыми были назначены уже местные кадры. В Шагонаре их сделали две: ПМК-18, начальником которой был назначен М. Самданчап, а позднее его сменил С. Панов, и ПМК-20, руководить ею доверили М.А. Кыргысу. В Чаа-Холе появилась ПМК-2, ее возглавил И.А. Кладиев, после него на этой должности работал П. Вальц, а в Хайыракане - ПМК-3 - с руководителем А.М. Ивашкиным. Итак, приказ выполнен, начальники назначены, колонны на бумаге созданы… Только вот как их наполнить рабочими кадрами, где эти кадры взять, а главное, где разместить? 

Для начала в степи, на месте будущего нового районного центра, построили жилой городок из вагончиков, в тот год они были предназначены не только для жилья, но и для административных зданий, то есть, как мы тогда называли, контор. Первыми их заселили строители из Хову-Аксы, так как со стройки комбината «Тувакобальт» передислоцировали две бригады – И.М. Карпова и А.Ф. Ягодина. Они и построили затем несколько двухквартирных домов, куда заселились сами, став первыми коренными жителями - строителями Нового Шагонара. А инженерно-технических специалистов, не имевших жилья, первое время возили из Кызыла.

Не могу не упомянуть тех, кого мы называли первыми строителями. Это прорабы: А.П. Гриненко, А.А. Соболев, плотники - Нортуй-оол Очур, Сарыглар Кужугет, Валерий Чульдум, отделочницы -  Валентина Подкопаева, Анай Ондар, сварщик Тимиргали Баут-динов, электрик Сергей Нарылков, сантехник Юрий Конев, водители Николай Шаповалов, братья Владимир и Александр Карбаиновы, Сергей Обухов, крановщик Владимир Тряскин, нормировщик Валентина Баутдинова, диспетчер Любовь Колоколова. Также нужно упомянуть о Надежде Найденовой, управляющей Шагонарским отделением «Стройбанка». Это отделение было специально открыто в Улуг-Хеме как филиал с той целью, чтобы ускорить решение всех финансовых вопросов строительства. И Надежда, приехавшая на стройку в Новый Шагонар в 1976 году после окончания Красноярского политехнического института, посвятила затем ему всю свою жизнь, в которой времени на создание собственной семьи ей просто не хватило.

Специальные работы на строительных объектах – это та сфера промышленности, которая до сих пор не решена в Туве, кадров по-прежнему очень мало. А в те годы сантехническим обустройством, электрикой и другими работами не фундаментального характера занимались только специализированные организации из Красноярска, Абакана, Ачинска, очень мало - из Кызыла.

Шли месяцы, росли объемы работ, поэтому начали создаваться участки: ВСТМ возглавил С.С. Конев, СТМ – А. Збитнев, СВЭМ – А.Н. Радченко, УМ-14 – В. Кожевников, ССУ-3 – В.С. Дмитриев. Появляется и первая автобаза, ей присвоили номер 12, которой руководил Н. Мельничков; отделочное управление СУ-42, начальником которого стала П.В. Дмитриченко, УПТК, которое возглавила Л.В. Покоянова.

Непосредственный контроль со стороны правительственных структур СССР осуществлял, в первую очередь, Станислав Иванович Садовский, руководитель Управления строительства «Красноярскгэсстрой» Министерства энергетики СССР, он был начальником штаба. Станислав Иванович регулярно приезжал в Туву, сразу проявил себя ответственным и дальновидным руководителем, отличался своим, неповторимым стилем работы. За все время моей профессиональной деятельности я больше не встречал руководителя, который так удачно сочетал бы в себе и демократичность, и профессионализм, а, главное, человечность, что очень гармонично проявилось в этом замечательном управленце. 

Когда он в очередной раз приезжал в Чаа-Холь, то начинал не с совещаний, планерок, собраний или еще чего-то подобного. Он прежде всего отправлялся к рабочим в бригады и у них выяснял, в чем они ощущают нехватку, что, на их взгляд, необходимо для выполнения плановых заданий, будь то стройматериалы, оборудование. Его интересовало, какие условия для проживания им созданы, как организовано их питание, есть ли у них возможность своевременно и быстро приобрести все необходимое, записывал их просьбы, отвечал на вопросы. То есть, он был настолько доступен для рядовых строителей, несмотря на свою должность, что все они знали: есть на стройке начальник, через которого можно решить все вопросы, не боясь натолкнуться на снобизм, равнодушие или просто отказ в общении. Таким образом он проверял все площадки стройки и территорию лесоочистки, где он обязательно беседовал с механизаторами. Его никто из местного начальства не сопровождал, никогда его не видели в окружении какой бы то ни было «свиты». Станиславу Ивановичу важно было самому лично изнутри изучить положение дел на строительстве. Вечером, в конце рабочего дня, он обязательно проводил прием по личным вопросам, и только после него, полностью овладев ситуацией, изучив, так сказать, изнанку, собирал совещание с инженерно-техническим составом. Наблюдая за методами работы этого управленца, я впоследствии замечал, что он и своих заместителей воспитал в таком же духе.

Один из них, с кем доводилось встречаться очень часто, был заместитель начальника Управления строительства Иван Петрович Комелягин, курирующий Чаа-Хольскую площадку. Приезжая в командировку, он первым делом переодевался в рабочую одежду, надевал кирзовые сапоги и отправлялся в бригады на лесоочистке. Особенно мне запомнилось его участие в такой важной пусковой стройке, как завершение строительства котельной в Чаа-Холе. В этот предпусковой период он почти месяц прожил в поселке, лично протестировал все узлы и агрегаты, работал на равных с теми, кто в грязи, холоде достраивал котельную.  Кроме этого, он по собственной инициативе добился того, чтобы в учебных комбинатах Саяногорска из местных жителей Улуг-Хема были подготовлены будущие кадры эксплуатационников для этих котельных.

Совсем другим стилем руководства отличался В.П. Абовский, еще один представитель застройщика, руководитель «Главкрасноярскстроя» Министерства строительства предприятий тяжелой промышленности СССР. В Новом Шагонаре он появлялся исключительно в сопровождении кавалькады руководителей субподрядных организаций, местных даргаларов. Личных встреч и бесед с рабочими в бригадах он не допускал – не его уровень!

В апреле 1977 года Центральный Комитет ВЛКСМ объявляет строительство Нового Шагонара Всесоюзной ударной комсомольско-молодежной стройкой. Почему строительству именно этого города уделялось особое внимание как со стороны Правительства СССР, так и со стороны руководства Тувинской автономной республики?

Дело в том, что в рамках реализации этого масштабного проекта всей страны самый молодой город самой молодой республики Страны Советов - Новый Шагонар - планировалось в перспективе превратить во второй по величине промышленный город Тувы. И решение это было принято не случайно.

Прежде всего потому, что водохранилище планировалось использовать в качестве дополнительной транспортной артерии для завозки грузов в республику и вывоза угля из нее. Эту возможность, кстати, почему-то до сих пор не рассматривают в республике, делая упор только на строительство железной дороги. А ведь еще в 1984 года велись работы, в ходе которых выявлялась возможность строительства нефтеналивного причала ниже поселка Хайыракан. В те годы эти планы не стали осуществлять только потому, что объем ГСМ, ввозимый в Туву, был очень мал, из-за чего расчетная себестоимость оказалась высокой. В самом Новом Шагонаре на берегу Енисея должен был появиться большой речной порт, что значительно увеличивало его шансы на создание в городе мощной промышленной базы. В то время, как Ак-Довурак и Хову-Аксы были построены моногородами, где единственное промышленное предприятие становилось градообразующим, в Новом Шагонаре имелись все условия для развития его как города с многоотраслевой экономикой. Здесь строились такие заводы, как цементный, по производству силикатного кирпича мощностью 50 млн. штук в год, рассматривалась возможность строительства у подножия горы Хайыракан химического завода на основе переработки Дус-Дагского месторождения соли и Хайыраканского известняка. Кроме того, планировалось, что в новом городе сосредоточатся также несколько предприятий пищевой промышленности, в частности, пивзавод, хлебозавод и т.д.

Поэтому строительство Нового Шагонара было важнейшей задачей в стране, необходимо было обустроить его в короткие сроки, чтобы придать новый импульс развитию всей республики. Для увеличения количества рабочих рук и сокращения сроков строительства было решено привлекать на летний период студенческие строительные отряды, и в республику начали прибывать со всех концов СССР молодые ребята. На протяжении всей стройки в разные годы тут побывали студенты из Москвы, Риги, Киева, Уфы, других городов.  Один из таких отрядов, но не совсем обычный, работал из Новосибирска. Дело в том, что я в те годы учился там в партийной школе и много рассказывал своим однокашникам о грандиозной стройке на моей родине. А все мы были уже взрослыми, семейными мужиками, и всем хотелось хоть немного подзаработать во время каникул. Так мои однокурсники - Михаил Свиридов с Алтая, Геннадий Комаров из Ужура и Виктор Тушмаков из Курагино Красноярского края, Виктор Куюков из Хакассии, Алексей Лазебных и Александр Виноградов из Иркутской области, Александр Широков из г. Юрга, вдохновившись моими рассказами, решили поучаствовать в этом строительстве и заодно подзаработать. И, начиная с 1974 года, собрав бригаду из будущих партийных деятелей, мы начали выезжать на строительство в зону затопления. Но, надо признаться, на долю нашего отряда выпала не самая легкая работа: мы вручную - лопатами - копали траншеи под закладку фундаментов будущих зданий. А уже потом, через два года, комсомольцы страны продолжили нашу, так сказать, эстафету.

Валерий КОНЕВ

(Продолжение следует)