МИХАИЛ ЧЕШУИН. О ВОЙНЕ, О ТРУДЕ И ЖИЗНИ В ТУВЕ

В победном мае 1945 года капитулировала гитлеровская Германия, а в сентябре, подняв белый флаг, прекратила ожесточённое сопротивление и Японская империя. За этими эпохальными событиями стояли десятки миллионов человеческих судеб и жизней.

В те времена не принято было отлёживаться на печи, мужики и совсем ещё мальчишки рвались на фронт бить фашистов. И Михаил Чешуин не смог оставаться в тылу. В 17 лет, имея за плечами полные девять классов, считался человеком учёным и был определен в педагоги. Лишь через пару лет его взяли на воинскую службу, а вот уже с этого момента жизнь закрутила водоворотом значимых событий, которые позже и привели в Тувинскую автономную область.

Судьба и Родина – едины

Михаила Чешуина, нашего земляка, удалось отыскать на Алтае по счастливой случайности и с помощью его друзей, родственников и знакомых. Дяде Мише уже 95 лет, но за прожитые годы он не растерял энергичности, деловитости, присутствия духа и чувства юмора. Активно участвует в общественной, ветеранской и политической жизни Барнаула и Алтайского края.

Да, я не оговорился, он именно наш земляк. Ведь Михаил Александрович после войны без малого 25 лет жил и работал в нашем регионе, всем сердцем полюбил удивительную, прекрасную жемчужину Азии, имя которой Тува. Стоял у истоков комсомольской организации, был первым секретарём райкома. Помогал создавать совхозы и развивать предприятия. Пришлось поработать даже журналистом и редактором местной районной газеты. И это лишь часть того, что удалось достигнуть молодому специалисту Мише Чешуину за четверть века труда на благословенной тувинской земле.

Он родился в 1925 году в Солонешенском районе Алтайского края. Школьное образование получил в Минусинске, уже в военное время сам стал учительствовать и обучать ребятишек грамоте. Даже успел поработать геологом, профессия сложная тяжелая, но наполненная романтикой. Когда призвали в армию, сначала направили в лётное училище. Знаний для освоения этой сложной профессии было вполне достаточно, а вот здоровье подкачало. Но

для артиллерии вполне хватило, сразу же назначили командовать отделением и присвоили ефрейторское звание. После курса молодого бойца и изучения материальной части был направлен в Нижегородскую стрелковую дивизию четвертого Украинского фронта. Вскоре дослужился и до командира орудия.

«Воевать мне довелось на западном направлении. При крупномасштабных операциях мы вели ожесточённый артобстрел гитлеровцев, а фашисты отвечали нам тем же. Бывало и так, что за считанные секунды выпускали друг по другу сотни, а то и тысячи мин и снарядов, – вспоминает Михаил Чешуин. – На фронте начинаешь понимать, какая мина «твоя», а какая мимо летит. Как работает этот навык, объяснить невозможно, просто за долю секунды начинаешь чувствовать, что сейчас с неба прилетит смертоносное железо и оборвёт твою жизнь. В бою всегда страшно, но нельзя поддаваться страху, его надо держать в узде и не давать брать над собой контроль. Когда отгремит канонада, то сразу образуется вакуумная и какая-то мёртвая тишина, которую невозможно переносить. Это время надо просто пережить, оно одновременно горестное и траурное, ведь погибли твои друзья и, если так можно выразиться – радостное, ты жив – а значит сможешь за них отомстить.

До сих пор с болью вспоминаю, как однажды на моих глазах погиб боевой товарищ от осколков немецкой мины. Но какой контраст, об этом дне у меня есть и приятные воспоминания. Вечером принесли почту. Письмо с пометкой «для Михаила Чешуина» тоже лежало среди остальной корреспонденции. Раскрываю треугольник, и из него выпадает маленькая фотография. Один на один сантиметр. На обратной стороне написано: «Миша, люблю, жду». Это была фотография Аси – моей будущей жены и единственной любимой женщины. Немного забегу вперед и расскажу, что поженились мы с Асенькой в 1945 году и прожили вместе 67 лет. Вот такая у нас была любовь, которой все беды и невзгоды нипочём», – с доброй улыбкой и нежно произносит Михаил Александрович.

Благодаря крепким знаниям и хорошему образованию я быстро получил погоны младшего командирского состава. Победу над фашистской Германией встретил в Праге. Из Чехии нашу дивизию перебросили на Дальний Восток воевать с Японией. Войну я закончил Маньчжурии, к тому времени был уже в звании капитана Красной Армии. За боевые заслуги Родина наградила меня орденом Отечественной войны II степени, медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 –1945 гг.» и «За победу над Японией».

Здравствуй, моя Тува!

«Первым из указов по стране был перспективный, коренной, дальновидный указ товарища Сталина «О немедленной демобилизации из армии всех работников школ, училищ и институтов для срочного подъема народного образования в стране». Сталин осуждал слово демобилизация, считая его фактом расслабления, расхолаживания, – припоминает Михаил Чешуин. - Когда я получал направление на мирную специальность, то посчитал, что это моё второе важное задание, а первым была война. Началом моего пути стал Абакан. Этот город привлекал к себе главным образом железнодорожной станцией, конечной на юге Красноярского края. Но сюда пробивалась колёсная дорога из Тувы. Мне повезло, что была попутная полуторка до Кызыла. Проверив мои документы, офицер дал прочесть путевку шоферу, но он лишь повертел её в руках. Как сейчас помню, был парнем смышлёным, деловитым, но неграмотным. Читать и писать не умел, а в документах вместо подписи ставил крестик или галочку.

Наша дальняя дорога началась, ехали долго, а с наступлением темноты устроились на ночлег прямо в кузове. Мы накрылись войлоком и крепко заснули, а с первыми лучами солнца выспавшиеся, отдохнувшие и веселые тронулись в путь. На третьи сутки пути по Усинскому тракту мы въехали в Туву. Тут для меня было всё в новинку: горы, увалы, ковыль развивается на ветру, кругом тайга. Одним словом – красотища!

Меня всегда поражал своей силой и величием батюшка Енисей. Сложно представить более сильную и могущественную реку. Переправившись на противоположную сторону на пароме, мой новый друг-шофер Кара-оол доставил меня в Кызыл и через военкомат помог получить место в общежитии автотранспортников: раскладушка и тумбочка меня вполне устраивали. Своеобразно я влился в шоферской коллектив и согласился ежедневно добровольно работать вместе с каменщиками. На вершине горы Догээ в то время укладывалась священная для нас фамилия Ленин. Это была воистину всенародная, интернациональная стройка, на ней трудились все: рабочие, служащие, араты.

Деятели культуры не остались в стороне. Общность в коллективном труде всегда приносит полезное. Я познакомился с художниками Василием Дёминым и Иваном Сажиным. Иван Васильевич возглавлял тогда Союз художников Тувы. Большой радостью для меня было знакомство со старейшим писателем Тувы Степаном Сарыг-оолом. Он крепко пожал мне руку и дружески улыбнулся, одобряя, что я готов жить и трудиться во благо новой малой Родины. В этот же день меня представили ещё одному литератору, им был Михаил Пахомов. Приятным оказалось то, что Михаил Иванович тоже родом с Алтая. Нам было интересно во время перекура посидеть в теньке и повспоминать места, где пролетело наше детство и прошла мимолётная юность.

Первые месяцы на новом месте выдались успешными, плодотворными и крайне насыщенными. Народ тут оказался дружным, сплочённым, трудолюбивым и готовым строить новый уклад жизни, менять в лучшую сторону быт и идти в ногу со временем. Я не знал ещё, что тувинская глава моей жизни будет такой долгой, успешной и насыщенной на большие и малые события, которые в корне и радикально изменят мою судьбу. И, несомненно, в лучшую сторону…

 

Продолжение следует.

Беседовал Кирилл САМОХВАЛОВ.

Фото из семейного архива Михаила Чешуина