К 100-летию ТНР. Съезд девяти хошунов

«Съезд девяти хошунов» - так сначала назывался Всетувинский учредительный Хурал.

А ведь хошунов было меньше девяти. И такое название – просто дань традиции. Точнее – не «просто». Тогда это было важно. И вот прошло сто лет. Осталось ли это для нас важным? И что вообще осталось от ТНР? О роли и значении Учредительного Хурала, Конституции, самого государства в центре Азии в преддверии юбилея ТНР писали очень много. А мы сейчас попытаемся представить себе, как это было.

Сколько было участников?

К сожалению, вот именно сам акт провозглашения независимости очень мало кто может себе представить более-менее зримо.

Казалось бы, все просто: в Атамановку приехали 62 (по некоторым источникам – 63) представителя от семи кожуунов Урянхайского края и 17 человек от Советской России. От Монголии - Д. Чагдаржав и от Дальневосточного секретариата Коминтерна – Б. Цивенжапов.

Но сколько на самом деле человек участвовали в Хурале и сколько всего приехало? По мнению некоторых историков, официальную цифру «62» надо бы умножить хотя бы на пять. Каждый важный чиновник, а тем более князь приехал со своей охраной (время было неспокойное), прислугой. Тогда приехало, предположим, около трехсот человек, а собственно в Хурале принимало участие 62. Хотя днем на открытой местности слушать выступления разных ораторов могли все.

По мнению других – 62 – это как раз те, кто приехали. Чиновники помельче рангом – вполне могли быть телохранителями князей. Тогда официальных представителей на съезде было гораздо меньше.

Если отталкиваться от конкретного помещения – совсем небольшой крестьянской избы, которую и сейчас можно увидеть в Кочетово, то людей было совсем немного. Опять же – если лето сухое, погода хорошая, то все мероприятия и слушания были на открытом воздухе. Тогда при чем здесь конкретный дом? Предположим, что как раз в доме подписали Конституцию. Опять же выходит, что реальных участников Совета – Хурала было совсем немного.

Сколько было юрт?

Где и как жили все эти люди? Советскую делегацию, вероятно, разместили в домах крестьян – гостиницы в Атамановке явно не было. А князья и чиновники со свитой? По воспоминаниям некоторых очевидцев, тогда вокруг села стояли юрты – очень много юрт. «Очень много» – понятие растяжимое. Если люди привыкли видеть чаще всего небольшие аалы по три-пять юрт, то даже двадцать юрт будут казаться большим количеством.

И князья вряд ли туда «упихивались» как в маршрутку. То есть, кто-то жил в юртах, вероятно привезенных с собой, кто-то, вероятно, ночевал у костра. Опять же, чтобы ставить юрты, поддерживать огонь, готовить еду на большое количество человек нужен был целый штат прислуги. Или этим занимались люди Ажыкая бээзи, на земле которого, собственно, проходил Хурал? 

Из архивных материалов, книг и статей по истории Тувы можно узнать значение Хурала, принятые нормативные акты и прочее. Но никак не возможно представить себе реальную картину.

Можно было бы провести историческую реконструкцию. Проводят же сейчас реконструкции сражений и разных судьбоносных событий. Тогда реально, на местности можно было бы определить, сколько людей понадобилось, как и где могли размещаться все приехавшие. Сейчас, конечно, этого делать никто не будет. Да и странно было бы видеть «Буян-Бадыргы», «Ажикая», «Сафьянова» и прочих в защитных масках. Но на будущее, для студентов-историков и молодежи в целом, наверное, было бы очень занятно участвовать в исторической реконструкции Хурала девяти хошунов.

«Промежуточное звено»

Конечно, можно сказать, что все это абсолютно неважно. Главное – что Хурал провозгласил независимость Тувы, принял Конституцию. Конечно. Но представить, как это происходило, тоже интересно.

К тому же и последующие события даже на самом простом уровне трудно сейчас представить. Преобразования ведь были гигантские. Ломали вековой уклад, меняли мировоззрение. Это было трудно всем. Мало кто готов был к коллективизации, к проживанию в поселках. Строили школы и больницы. Многие из которых, кстати, и сейчас стоят.

Рассмотреть изменения в мировоззрении и мироощущении человека сто лет назад мы, конечно, не можем. Но можем посмотреть на дома, построенные в годы Тувинской Народной Республики. И тут нужна помощь, чтобы определить конкретные дома.

Возьмем «промежуточное звено» книгу «Кызыл – столица советской Тувы» 1964 года издания. Тогда все еще было на виду, на слуху, живы многие граждане ТНР.

И читаем: «В начале 30-х годов были сооружены по ул. Ленина двухэтажное здание госбанка, Дом правительства (ныне дом № 22, в нем размещена школа рабочей молодежи), общежитие Учебного комбината (сгорело в 1944 году, на его месте возведена гостиница), клуб им. Шагдыр-Сюрюна (ныне здание республиканского краеведческого музея); по ул. Кравченко и Щетинкина – двухэтажное здание школа №1; по улице Красных партизан – два двухэтажных жилых дома. В центре города были построены каменные склады Тувинценкоопа и три магазина (ныне промтоварный по ул. Ленина, Гастроном по ул. Октябрьской, ателье мод по ул. Кочетова)».

Ищем дома в городе

На первый взгляд – просто и понятно. Вот только даже современным кызыльчанам не всегда легко сориентироваться.

Попробуем, по мере возможности, сделать это. Двухэтажное здание госбанка – ныне Национальная библиотека им. А.С. Пушкина. Дом правительства, в котором позже была школа рабочей молодежи – Центр дополнительного образования. Гостиница на месте Учебного комбината, наверное, бизнес-центр «Кызыл». Или нет? Неужели здание такое старое?

Клуб Шагдыр-Сюрюна был на месте восстановленного здания, в котором сейчас находится Центр развития тувинской культуры. Школа на Щетинкина-Кравченко так и осталась школой. В каменных складах на Щетинкина-Кравченко сейчас разместились несколько кафе.

Но что имеется ввиду под словами «промтоварный на улице Ленина»? Может быть его снесли, когда обустраивали площадь и строили театр? Гастроном на Октябрьской, ныне ул. Тувинских добровольцев, может быть «Азас»? А ателье мод на Кочетова? В общем, небольшой опрос показал, что никто из молодых и не очень людей не помнят, где была и улица Октябрьская, не говоря уж об ателье на Кочетова.

В той же книге «Кызыл советской Тувы» упоминаются и другие здания, построенные в годы ТНР. Например «Клуб советских граждан, ныне Тувинский музыкально-драматический театр». Конечно, здание нынешнего театра никакого отношения к нему не имеет, а в бывшем Клубе совграждан сейчас филармония. «Дом правительства – ныне в нем размещены обком КПСС, обком ВЛКСМ, Президиум Верховного Совета и Совет Министров Тувинской АССР». Молодежь это здание может и не найти. Хотя где размещается Верховный Хурал знают все, а речь идет именно об этом доме.

«Идут часы, и дни, и годы»

И хорошо, что они идут. И жизнь неизбежно меняется. Но что-то должно оставаться. Да, был один красивый миг – провозглашение независимости. Но потом – 23 года усердной работы строительства государства.

Вековая мечта тувинского народа о свободе воплотилась в государстве Республика Танну-Тува улус – Тувинская Народная республика. Свое государство, возможность самим решать, какой должна быть жизнь – огромное достижение всего народа.

Эту историю, хоть примерно, знает каждый. Но вот более тесного «общения» с историей у нас пока нет. Даже в масштабах одного города. Служба охраны памятников время от времени проводит для школьников и студентов квест, в ходе которого надо найти старые дома в Кызыле по их описанию. Но, вероятно, этого мало. Кажется, что пропущено еще какое-то звено, которое соединяло бы недавнюю историю и современность.

Может, чуть больше внимания истории Тувы на школьных уроках. Может, чуть больше книг по истории, в том числе и истории Кызыла. Может кружки и факультативы, встречи со старожилами. Во многих селах Тувы хорошо налажена краеведческая работа. Можно воспользоваться их опытом.

ТНР возникла на излете гражданской войны. За полгода до конца Великой Отечественной вошла в состав СССР. Но между огненными годами был период мирной, но напряженной работы, достижениями которой мы можем и обязаны гордиться.

Ирина КАЧАН

"Тувинскаяч правда" № 36 от 14 августа 2021 года.