К 100-летию ТНР. Самый тихий юбилей

Несколько лет назад в Туве ярко отметили юбилей – столетие Единения с Россией. А сейчас приближается более значимое событие – столетие создания первого государства в центре Азии.

Но этот юбилей приближается тихо-тихо. И многие значимые события вообще остались полустертыми. В частности, освобождение от китайской военщины, претендующей на землю Тувы.

По аналогии

Для примера проведем некоторые аналогии из истории России и Тувы. Четвертого ноября страна отмечает День народного единства - в память о событиях 1612 года, когда народное ополчение под предводительством Козьмы Минина и Дмитрия Пожарского освободило Кремль от польских интервентов.

В начале марта 1921 года вооруженные араты расправились с последними отрядами китайский войск в местечке Даг-Ужу и параллельно в долине реки Чадаана. У нас есть какой-то памятный день посвященный этому событию?

Справившись с интервенцией, народы будущего Советского Союза начали создавать свое государство. Почему будущего? Ну, потому что с интервенцией справились в основном к 1920 году, а только 29 декабря 1922 года на конференции делегаций от съездов Советов РСФСР, УССР, БССР и ЗСФСР был подписан Договор об образовании СССР.

Араты освободились от китайцев в 1921 году, и в этом же году появилась ТНР. Но здесь интересно еще и другое. Ведь никакого центрального руководства в Туве еще не было, в отличие от РСФСР, когда араты самостоятельно смогли объединиться и дать отпор врагу. По сути, это тоже было народное ополчение.

Можно возразить, что им ведь помогали красные партизаны. Это так, но не совсем. Красные в основном воевали с белыми, это и было их основной целью. А вот к китайцам жители Тувы имели особые претензии.

Со всем уважением к интернационализму

Не надо думать, что напоминание об исторических событиях имеют оттенок межнациональной розни. Честно говоря, не знаю, как поляки относятся к 4 Ноября. Но отношение к Поднебесной в конце ХIХ – начале ХХ века в Туве ведь было действительно не самым дружелюбным. И для этого китайские купцы хорошо постарались.

В Минусинском музее есть записки усинского пограничного начальника, капитана Александра Чакирова. Он пишет о том, что мы, в общем-то где-то как-то знаем, но плохо помним.

Еще летом 1908 года А. Чакиров докладывал: «мне удалось выяснить урянхайский общий ропот на китайцев и китайскую власть. Негодование дошло до того, что если они не в 1908, то в 1909-1910 годах отомстят китайцам самосудом, то есть изгнанием, сжиганием юрт и воровством. Китайцы опивают их своей водкой, представляя кредит, накладывают 36 процентов. Получая часть долга, они опять насчитывают проценты, и таким образом так опутали урянхов, что им теперь не рассчитаться вовсе с китайцами…».

И далее: «....китаец приносит первому попавшемуся к нему урянху большую чашу крепкого вина бесплатно, остальную часть вина отпускает в кредит, наделяет нужным и ненужным товаром и насчитывает 36% годовых, отпускает его до самой юрты. В назначенный срок китаец отправляется сам к кредитору, отбирает по личной оценке на сумму процентов живность, а кредит оставляет за ним». То есть, работала такая хитрая схема, что из кредитной кабалы выбраться никому не удавалось.

Кстати, капитан Чакиров был очень неглупым человеком, если уж вспоминать про аналогии, с которых мы начали, то вот какую характеристику он давал русским и тувинцам одновременно: «Урянх гостеприимчив, вежлив, хлебосолен, но вековое угнетение приучило его хитрить, воровать. Общее в характере между русским и урянхом - слабость к вину. В пьяном виде урянх невозможен, но его берегут и сдерживают окружающие, чего про русских не скажешь. Урянхи всегда действуют заодно».

Та вот, и против китайцев тувинцы действовали заодно.

Даг-Ужу

В январе 1919 года, уже после всех пертурбаций с протекторатом, с революцией в Российской империи, во время Гражданской войны китайское правительство назначило Ян Ши-Чао «специальным комиссаром Китая» предварительно объявив Урянхай своей территорией. Конечно, Ян Ши-Чао был не так прост, это - не случайное назначение. Он был хорошо образовал - выпускник Петербургского университета, хорошо знавший русский язык, и, кроме того, - богатый промышленник.

В марте 1919 года, перейдя через Танну-Ола, отряды Ян Ши-Чао расположились в Западной Туве двумя группами – в районе Верхне-Чаданского хурээ и в местности Даг-Ужу (неподалеку от современного Шагонара). Очевидцы рассказывали, что китайские военачальники вели себя грубо с населением, вели разгульный образ жизни, грабили и убивали невинных людей, совершали вооруженные набеги на русские поселки.

В первых числах марта 1921 года на Чаш-Панныг-Булуне, ниже Шагонара в устье реки Шагаан-Арыг, собрались отряды вооруженных аратов Улуг-Хема и Чаа-Холя, к которым присоединись русские крестьяне.

Ранним утром плотным кольцом они окружили лагерь оккупантов в местечке Даг-Ужу. Аратов было около 80. Оружие: 11 винтовок, 7 берданок и несколько кремневых ружей. Да, немного. Надо, ли говорить, что китайская армия была вооружена значительно серьезнее? Но, как и в некоторых других сражениях, они шли на бой с тем, чтобы в первую очередь захватить оружие. И, как правило, им это удавалось.

В этой битве участвовали: Адыг-Тулуш Чульдум, Кыргыс Дагба, Кыргыс Тас-оол, Ондар Сарыг-оол, Донгак Дамдынчап, Сарыгбай, Булчун, Частып и многие другие.

Араты понимали, что разгромить китайский отряд численностью более 100 солдат им будет нелегко. Заранее установили связь с местными жителями, мобилизованными оккупантами для выполнения в лагере разной работы. Кто-то же должен был заготавливать дрова, возить воду, готовить еду… Для этого использовали жителей окрестных аалов.

Эти мобилизованные араты как раз и показали места хранения оружия и боеприпасов. Они же приняли и участие в штурме лагеря интервентов. Наступление началось ранним утром. Одна группа повстанцев открыла огонь. Вторая группа аратов, воспользовавшись начавшейся паникой среди китайских солдат, стремительным броском обрушилась на них с тыла. В результате решительных, внезапных и смелых действий вооруженных аратов отряд китайских милитаристов на Даг-Ужу в течение нескольких часов был разбит. Китайский командир Лин-Ван спасся бегством. В руки аратов попало все имущество интервентов, и – что еще важнее – оружие и боеприпасы.

В то же время хемчикские вооруженные араты уничтожили другую группу отряда, находившуюся в долине реки Чадаана. После этого Ян Ши-чао увел своих солдат в Монголию. В Туве они больше не появлялись.

С любовью к учителям-краеведам

Почему это событие у нас как-то малоизвестно – сложно сказать. Городская молодежь о нем почти ничего не знает. Но в Туве есть сельские учителя, которые ведут большую краеведческую работу.

Несколько лет назад на Бичелдеевских чтениях в Улуг-Хеме, ученица 11 класса Онзагай Оюн-оол выступала со своей исследовательской работой, написанной под руководством учителя географии второй шагонарской школы Чойганмы Монгуш.

В частности, девочка рассказала, что в честь этой победы «был установлен памятник в местечке Даг-ужу в девяти километрах к западу от Шагонара. Его устанавливали комсомольцы и молодежь Улуг-Хемского района и Шагонара в 1966 году, в честь 45-летия разгрома китайцев в местечке Даг-Ужу. Памятный знак предоставляет собой шпилевое сооружение высотой более 6-ти метров, заостренное кверху. На лицевой стороне знака использован был стальной цельный лист, который с трех сторон был залит цементным раствором».

Но опрос молодежи, который тоже провела ученица, показал, что большинство ребят не знают, в честь чего был установлен этот памятник, многие его вообще не видели. Сейчас «основание памятника с юго-восточной стороны размыто дождями и развеяно ветрами. От таблички с указанием кто, когда и в честь чего сей обелиск был установлен, ничего не осталось, его отковырнули или отбили, обнаружить табличку так и не удалось». Некоторые полагают, что этот небольшой памятник поставлен в честь появления Шагонарского моря.

На обочине истории

Онзагай Оюн-оол сделала интересное сравнение: «сегодня этот памятный знак остался на обочине – на обочине как широкой автодороги А 162, так и на обочине истории. С появлением Саяно-Шушенского водохранилища там, где стоит знак, уже нет автодорожных сообщений, а есть только сезонная дорога для рыбаков и охотников».

Ученица не только констатирует печальный факт, но и делает предложение: «я предлагаю обустроить и установить этот памятный знак на юго-восточной оконечности горы Аргалыкты, в трех километрах от прежнего места, там, где проходит вновь проложенная автодорога А 162 Кызыл – Ак-Довурак, чтобы проезжающий народ знал кому и за что установлен этот памятный знак. Таким образом, мы восстановим историческую справедливость – установим памятный знак, придадим ему особый статус исторического наследия и вернем память людям».

Тихо-тихо «подкрадывается» очень важный юбилей – столетие создания первого государства. Никаких особо крупных мероприятий явно не будет – пандемия. Но ведь и как-то забываются события, предшествующие созданию собственной государственности. Комсомольцы и молодежь в 1966 еще помнили о них. Похоже, нынче не только небольшой памятник, но и память в целом порой оказывается на обочине.

Сейчас во многих селах и городах Тувы появились памятники, мемориальные доски в честь героев интернационалистов. Но ведь и освобождение своей родины от иностранных интервентов – не менее значимое событие. Даг-Ужу, битва, которая должна наполнять гордостью сердца жителей Тувы заслуживает новый памятник.

Марина ДМИТРИЕВА

"Тувинская правда" №29 от 21 июля 2021 года.