К 100-летию ТНР. Русские корни тувинской государственности

К 100-летию Тувинской народной республики заслуженный работник России и Тувы, кандидат экономических наук, видный политический и общественный деятель Хонук-оол Монгуш выпустил книгу под названием «Пандито Чамзы-Камбы».

Научно-популярное издание тиражом в 300 экземпляров на двух языках – русском и тувинском – рассказывает о выдающемся, как характеризует его автор, сыне Тувы Чамзы Монгуше. Авторитет духовного лидера тувинцев был очень высок, он приложил много усилий, как и его брат Буян-Бадыргы Монгуш – основатель тувинской государственности, чтобы родной Урянхайский край процветал.

А ещё Чамзы обращался с прошением к Николаю Второму о присоединении Тувы к России и встречался с Колчаком, который наградил его орденом Святой Анны второй степени и подарил машину.

            Духовное образование

           

 Чамзы родился в 1857 году в местечке Устуу-Ишкин в семье кочевников. В некоторых источниках он упоминается с фамилией Ондар. Дело в том, что во время репрессий, в 1929 году, чтобы избавить родственников от проблем, Чамзы при допросе называет фамилию не Монгуш, а Ондар. Тогда такая практика была распространена. К примеру, после того, как в 1932 году расстреляли председателя Правительства ТНР Дондука Куулара, его семья взяла фамилию Ооржак.

            Когда Чамзы исполнилось шесть лет, отец отдал его в хурээ Кандан Ирги во Внешней Монголии – получать духовное образование. В 16-ть парень то на конях, то пешком дошёл до Тибета и поступил в хурээ Лавран, где проучился до 1878 года. Чамзы защитил высшую духовную степень в жёлтой вере – доктора буддийской философии. По возвращении домой он стал служить в знаменитом Устуу-Хурээ, его выбрали Камбы-ламой.

«Чамзы-Камбы был очень требовательным, под его руководством службы в Верхнее-Чаданском хурээ проводились на самом высоком уровне, – пишет Хонук-оол Монгуш. – Изменилась и система обучения послушников в духовной семинарии при храме. Так как преподаватель являлся доктором буддийской философии, хуураки изучали основы буддизма, философию, астрономию, тибетский язык и медицину. Желающих учиться у Чамзы-Камбы было много, но поступить удавалось не всем».

            Кстати, во время руководства Чамзы-Камбы Верхнее-Чаданский храм – Устуу-Хурээ – не мог вместить всех верующих. Поэтому в 1907 году построили Нижнее-Чаданский храм – Алдыы-Хурээ.

            Встреча с Колчаком

Авторитет Чамзы Монгуша среди жителей Урянхая был велик. К его мнению прислушивались князья Даа кожууна Буян-Бадыргы и Бээзи кожууна Чымба-бээзи, а Правительство Колчака считало Чамзы-Камбы человеком умным и решительным, и что только он может быть главой Урянхайского края.

В 1919 году во время белых и красных движений в России Чамзы Монгуш в Омске встретился с адмиралом Колчаком. Главная причина разговора – различные притеснения, обременительные повинности и налоги со стороны китайцев и монголов. «Чамзы ездил к Колчаку, чтобы обсудить ряд серьёзных вопросов. К примеру, о единении Тувы и России, о сохранении традиций и духовности тувинского народа, об обеспечении людей товарами первой необходимости», – рассказывает Хонук-оол Монгуш.

Колчак выслушал Чамзы Монгуша и в ответ попросил его приложить все силы, чтобы урянхаи и русские жили дружно, как братья. После их разговора лидер белых наградил дорогого тувинского гостя орденом Святой Анны второй степени и подарил автомобиль и моторную лодку. А ещё его назначили руководителем духовенства Тувы, то есть Пандито Чамзы-Камбы.

К тому времени красноармейцы одержали ряд побед над белогвардейцами. Подошли к Минусинску. Зная о встрече Чамзы-Камбы и адмирала Колчака, начали преследовать первого. «Он сначала отправился в Красноярск, потом в Иркутск, далее – в Улан-Удэ и Читу, и только спустя два года через Монголию Чамзы Монгуш вернулся в Туву – в Верхне-Чаданский хурээ», – уточняет Хонук-оол Монгуш.

Отпустите душу в небо

В 1930 году в Дзун-Хемчике вспыхнул вооружённый мятеж против Тувинской народно-революционной партии и Правительства ТНР. Естественно, бунт подавили. Тут же вспомнили о встрече Колчака и Чамзы-Камбы. Последнего обвинили в поддержке восстания и по дороге в Ак арестовали. Привезли в Чадан для допроса.

– Как вас зовут?

– Зовут меня Чамзы.

– Камбы не имя ли?

– Камбы не имя, а должность в хурээ.

– Кто вас сопровождает, не последователи ли?

– Нет, не последователи, а просто ламы.

– Куда вы ехали?

– В верховье Ака.

– Зачем?

– Мы уходили от мятежа.

– Вы не убегали от мятежа, а являетесь одним из его руководителей, не так ли?

– Это неправда, это ложь.

– Вы получали орден белого царя от Колчака?

– Правильно, получал.

После допроса сделано заключение: «Это – наглый подонок, получивший награду от белого царя, желающий продать Туву Японии. Свяжите ему руки, посадите в тюрьму».

Чамзы Монгуша повезли из Чадана в Кызыл. На перевале Адар-Тош он сошёл с лошади, сел на землю и отказался продолжать путь: «Это моя родина, отсюда никуда не поеду! Что хотите, то и делайте».

С 73-летним стариком возиться не стали и саблей рассекли тело. Закопали в землю и уехали. Ученики Чамзы-Камбы, которые наблюдали за происходящим из леса, вытащили учителя и предали огню, как он и просил ещё при жизни. «Мою душу отпустите в небо. Буду свободно летать в космосе. Сожгите моё тело, а останки развейте в верховьях ближней и дальней тайги», – завещал священнослужитель.

Синеглазый прапрадед Буяна-Бадыргы

Жизнь Чамзы Монгуша чрезвычайно интересна и трагична. Но есть ещё одна история, описанная в книге Хонук-оола Монгуша, которая весьма познавательна и занимательна. Для меня, признаюсь, это стало настоящим открытием.

Однажды хемчикские охотники выехали в северную тайгу, что у подножия Саянских гор – между Тувой и Хакасией. Мужики набрели на избушку, где обнаружили парня славянской внешности лет 18–20 на вид. Он тоже охотился. Один. Представился незнакомец Василием Кузнецовым.

«За две недели вместе они добыли много зверя. Пришло время расставаться, но парень наотрез отказался возвращаться к себе, в Минусинск, и с новыми знакомыми поехал на Хемчик. Старожилы вспоминали, что Василий Кузнецов был спокойным, вдумчивым человеком и уважительно относился к нравам урянхайского народа», – повествует Хонук-оол Монгуш.

Молодого русского охотника в свою семью принял человек по имени Бошка-Чалан. Местные славянскому пришельцу дали прозвище Шангырпай, или по-русски Синеглазый. Парня женили на урянхайке из рода Монгушей. У них родился сын, которого назвали Хайнакпай, что означает Метис. Образ жизни семьи Кузнецова отличался от других – он с женой и сыном сажал картошку, собирал ягоды, варил варенье, консервировал овощи и занимался выпечкой.

«Когда сын Кузнецова Хайнакпай вырос и женился, у него родились девять детей – шесть мальчиков и три девочки. Старший сын Арапай – это отец Хайдыпа Угер-даа, который усыновил и воспитал Буяна-Бадыргы – основателя тувинской государственности. Второй сын Арапая, Номчула, родной отец Буяна-Бадыргы. А дочь Хайнакпая, Бичекей, мать Чамзы-Камбы – лидера тувинского буддийского духовенства», – поведал Хонук-оол Монгуш.

            Кстати. Сам Хонук-оол Доржуевич, автор книги, потомок того русского парня Василия Кузнецова, а значит, Буяна-Бадыргы и Чамзы-Камбы.

            Такая удивительная история! История, произошедшая в урянхайских лесах и степях. История нашей Тувы.

Андрей МАКАРОВ

Иллюстрации из книги Хонук-оола Монгуша «Пандито Чамзы-Камбы»