Герои и память о них

Воинские захоронения – сакральны. К ним нужно особое отношение. К древним курганам относятся по-разному.

Несмотря на то, что они находятся под охраной государства, и отношение к ним у большинства жителей Тувы почтительное, часто их воспринимают просто как часть ландшафта. И если человек привык мусорить на природе, то и курганы покрываются мусором. А что происходит, если воинское захоронение находится рядом с курганами? Двойное уважение или наоборот?

Воины на страже

На вершинах гор скифы хоронили своих самых отважных воинов. Особенно тех, кто чем-то отличился, героев, победителей. Так говорят археологи. Письменные источники до нас не дошли, но дошел смысл обычая: они должны быть на виду – в назидание потомкам. Впрочем, чаще высказывают предположение, что они должны охранять свою землю от захватчиков: как при жизни служили, так будут и после смерти. Их дух должен охранять.

Но ведь оба толкования – тождественны. Потомки, которые чтут память героев, воодушевленные историями об их подвигах, будут защищать свою землю. И, таким образом, помогать будет дух. Дух - во всех смыслах: и душа героя, и тот дух, который его подвиги зажгли в юных сердцах. Ну, как-то так. И, наверное, это действительно работало.

В Крыму есть горы, на вершинах которых находятся захоронения воинов. Две из них наиболее известны: Ак-Кая и Беш-Оба. На вершинах Ак-Кая и Беш-Оба находятся самые большие могильники крымских скифов, относящиеся к IV в. до н.э.

Правда, это – богатые захоронения, их считают аристократическими. Но это не противоречит тому, что они были именно воинами. В те времена герои сами создавали государства. Власть добывали мечом. И, если в племени был обычай выбирать вождя, то герой имел больше шансов стать предводителем.

Ак-Кая и Беш-Оба… Не правда ли, названия звучат уж очень знакомо? Ак-Кая - Белая Скала, Беш-Оба - Пять Курганов. В Туве эти названия звучали бы лишь самую чуточку иначе - Ак-Хая и Беш-Оваа. Татарский и тувинский языки относятся к одной семье – к тюркским языкам.

Берт-Даг

На вершине холма, которую видно из любого места в селе Берт-Даг похоронили Чургуй-оола Хомушку. Это – не его родные места, Чургуй-оол Намгаевич родился в Хонделене, но после войны жил и работал в Берт-Даге. Да и какая разница? Вся Тува – родина. Может быть, на вершине холма его похоронили случайно, а может быть, сработало подсознание, память предков.

И, как часть патриотического воспитания, на школьников возложили право и обязанность – ухаживать за этим захоронением. И они это делают усердно. По крайней мере, весной к Дню Победы, все в ограде приводят в порядок. Впрочем, может быть это к дню рождения Чургуй-оола Хомушку? Он родился 10 мая 1918 года.

Иногда летом или осенью там не все бывает в порядке. Тогда те, кто пришел поприветствовать героя – Героя Советского Союза, немного прибирают это место, считая такую работу за честь.

Вот и этой весной, в апреле, приехав по своим делам в Берт-Даг эксперты ОНФ поднялись на холм к Чургуй-оолу.

Повод приехать

Главная цель поездки в Берт-даг была простая: посмотреть, насколько соответствует новый ФАП своему предназначению. Есть определенные требования к оборудованию, к количеству и качеству медицинских приборов.

Пересчитали практически все и проверили работу разных аппаратов. Вроде как есть все, что нужно, единственно – не всегда совпадало количество. Предположим, нужно чтобы было три каких-либо прибора, а их всего два. Но, как кажется, главное само наличие – особо большого потока больных в селе не наблюдалось.

Было еще одно замечание: нет ограды вокруг ФАПа, ну так она и не входила в проект. Но обещали и ее сделать. И в целом к новому ФАПу вообще не было замечаний. Построили, все подключили, все работает.

Замечания были к колонкам в селе, которые, если честно, в жутковатом состоянии. В ФАПе есть своя вода, общественные колонки можно было бы и не осматривать. Но ОНФ откликается на все просьбы. Народный фронт, конечно, не прокуратура, не может и не должен предъявлять какие-либо требования к администрации, но все-же заняться колонками им придется.

Ну а потом – к Чургуй-оолу.

Курганы

В ограде все было убрано – школьники позаботились. Но когда выходишь из нее, чтобы просто посмотреть на село сверху, то видишь, что современные жители этих мест не первыми догадались похоронить на вершине героя. Вот курган. Вот еще один. И еще. И еще!

Несколько курганов рядом с могилой героя. Значит, все сделали правильно, так, как надо. Только вот почему-то эти курганы не содержаться в должной чистоте. Может быть, школьники просто не замечали их? Но это вряд ли – подростки народ любознательный, наверняка осмотрели весь холм. 

Есть предположение, что они там не убирают, потому что не считают нужным – если уж здесь непонятно кто похоронен, даже имени не осталось, то можно и не убирать. Но это – слишком печальная версия. Скорее всего просто не подумали, или им никто не намекнул, что здесь лежат тоже герои.

Да и если честно, почти все курганы были более-менее в порядке, кроме одного, засыпанного стеклом битых бутылок, какими-то железяками, консервными банками. И это было так неправильно и нехорошо, что сразу захотелось освободить курганы от грязи.

Уважаемые и неуважаемые

К Чургуй-оолу пошли весьма уважаемые люди - эксперты ОНФ: президент Союза «Торгово-промышленная палата в Республике Тыва» Аяс Монге и начальник Департамента информационно-аналитического обеспечения, контроля обращений граждан и защиты информации Администрации Главы Республики Тыва и Аппарата Правительства Республики Тыва Аяс Бартан. Еще были пресс-секретарь регионального отделения ОНФ Тувы Чодура Ховалыг, ну и, соответственно, автор данного материала.

К субботнику не готовились. Мешков и печаток с собой не было. Но были просто обычные перчатки, а пару пакетов найти всегда можно.

И вот, уважаемые люди начинают собирать мусор. Аяс Монге говорит, то он всегда, если видит на природе мусор, собирает его – чтобы были чистыми места отдыха. Но тут ведь было не место отдыха. И если уважаемые люди собирают осколки бутылок, значит перед ними тут были абсолютно неуважаемые люди, которые били бутылки на древних курганах. И это – отвратительно.

Конечно, мы не знаем кто именно здесь похоронен. Не знаем имен и биографий. Мы знаем только, что это были воины, защищавшие вот именно эти места. Не важно, от кого. Я не эксперт в археологии, и не смогу вот так, на глаз сказать, скифские ли это курганы, или тут похоронены древние уйгуры, или кыргызы. Но какая разница?

Кому и как могла прийти в голову идея быть бутылки на курганах? Зачем они вообще это делали? И как себя чувствовали после таких «подвигов»? Чувствовали себя «крутыми»? В любом случае показали себя примитивными и недалекими, ничего не знающими и не понимающими.

Курган – не только ландшафт

В Туве, курганы – часть общего ландшафта. Тут ни убавить, ни прибавить. Без курганов и степь кажется какой-то пустой, неправильной. Но все-таки, курганы – это не природа. Курганы – это память о людях, о наших предках. Сейчас много говорят и пишут о том, что нельзя мусорить на природе. Посидели, отдохнули, и, будьте добры, увезите мусор с собой. По дороге выбросите в какой-нибудь контейнер.

А ведь о курганах так даже писать не получится. Все-так есть такие вещи, которые надо объяснять только несмышленым младенцам – остальные должны сами понимать. Это не объясняется, это – подразумевается. На местах захоронения не мусорят, не пьют и бутылки не бьют. Печально, если приходится об этом говорить.

В Берт-Даге ведь было относительно чисто, порядок навели быстро. У въезда в Кызыл есть скульптура, которую часто называют «Олениха с олененком», которая впрочем, сделала со скульптуры Хертека Тойбухаа - «Маралуха с детенышем». Вот там битые бутылки – вообще не редкость. А ведь и там вокруг курганы. И если иметь хоть капельку уважения к своей истории, к своим предкам, то может надо пересмотреть и нормы поведения в таких местах?

Марина ДМИТРИЕВА

"Тувинская правда" №16 от 1 мая 2021 года.