Экендей – русский тувинец

Этнопсихология издревле передается из поколения в поколение. Я – сын потомственного чабана-кочевника Чашкымая Куулара. С колыбели я жил в юрте.

Просыпаясь ночью, я вижу звезды через харачаа (верхнее отверстие юрты). Я вижу и представляю, как луна движется от того, что ветер гонит в небе облака. Я со своими мыслями лечу по небу словно космонавт.

 

«Удивительно, что неграмотный народ знал свои биоритмы (алгоритмы)», - отмечал в своих воспоминаниях Иннокентий Георгиевич Сафьянов (И. Сафьянов «Тува в прошлом», том № 1, Мазо В.К., 2012, Тувинский институт гуманитарных исследований, стр. 124). «Шерлик» (по тувински «шээрлиг хун» - день, в который нельзя было ничего отдавать из юрты), обычай, записанный Экендеем (Иннокентием Сафьяновым) в 1913 году, и по сей день соблюдается моими пожилыми родственниками.

В пятый день недели нельзя было отдавать скот даже своим самым близким родственникам. Этот обычай представляет собой сокровенную тайну гармонии между природой и людьми? - задаюсь я вопросом. Я думаю, что такую загадку биоритмов науке предстоит еще разгадать в будущем.

А с каким азартом восхищения, почитания сто лет тому назад Сафьянов описал гору Хайыракан, что уму непостижимо, это чудо! Как-то раз, услышав в юрте эту легенду от Опая или еще от кого-то из тувинцев, видимо он тут же проникся ею всем сердцем, в уме перевел ее на свой язык и получилось так поэтично прекрасно и философски мудро, что дух Хайыракана сегодня заново захватывает интерес проезжающего перед этими горами человека.

В советское время (1930-1990 г.г.) запрещено было говорить о шаманах. С 2018 года верховным шаманом тувинцев, бурятов, якутов был избран Допчун-оол внук Хам-кадай (великой шаманки из Овюра, которая находясь в Минусинской тюрьме в 1952 году и во сне увидела смерть Сталина).

Время неумолимо идет вперед, а Хайыракан все еще стоит на своем месте.

В 1993 году в Туву привезли прах финского ученого по его завещательной просьбе развеять на горе Хайыракан. Наше правительство по предложению ученого, доктора исторических н.аук, члена Нью-Йоркской АН, народного писателя Республики Тыва Монгуша Кенин-Лопсана, ныне здравствующего 97-летнего корифея тувинской культуры, выполнили желание того ученого и с вертолета окропили его прахом гору Хайыракан. Увидев такое почитание, я еще сильнее полюбил нашего искреннего друга Эккендея («экээр» это значит «подносящий», «дарящий»).

Сафьяновы выращивали в Пии-Хеме орловскую породу лошадей. Их семья была состоятельной купеческой семьей. Экендей знал хорошо тувинский язык, фольклор, культуру моего народа. Он полностью посвятил себя свободе, независимости моего древнего народа. Шанс нашей Туве на обретение своей государственной независимости удалось исполнить благодаря активной деятельности выдающихся личностей того времени, одним из которых был Иннокентий Георгиевич Сафьянов, прозванный в народе Экендеем.

Также я думаю, что он действительно предвидел, что древний тувинско-тюркский язык под влиянием мировой и российской глобализации через 300 лет в обиходе исчезнет, как и рассуждает сейчас наука о языках во время глобализации. Но с народным духом (как описывал Эккендей Сафьянов) шаман-гора Хайыракан так вечно и останется.

Память о нем должна остаться навсегда, ведь его деятельность повлияла на укрепление дружбы между русскими, тувинскими, монгольскими, алтайско-саянскими и другими народами ради продолжения жизни на планете Земля.

 

Черлиг-оол КУУЛАР,

народный писатель Республики Тува, член СП СССР, России

                                                                                                                                                                                                                

 

Черлиг-оол КУУЛАР

 

ЭХО СВОБОДЫ

 

Словно свет предутренней зари

Сафьянов нам особо дорог

Сын брата, русского народа,

Тувинцев счастье пробудил.

 

Звучал набатом колокол свободы

Свободы для тувинского народа.

 

Народ мой, земли драгоценная соль.

Гнул спину на алчного богатея.

В тяжкий час на помощь пришел

Тот, кого звали по-тувински – Эккендей.

 

Эхом свободы в скалах Саян

Стали русские братья Сафьяновы.

 

Он знал и тувинский язык, и обычаи,

Он с нашим народом навеки сроднился,

Ничто на свете – ни серебро, ни золото,

Не ценится выше, чем дружба народов.

 

В душе народа имя Сафьянова

Будет звучать словно эхо в Саянах.

Перевод Инны Принцевой

21.09.2021

"Тувинская правда" №50