ДВЕ ВОЙНЫ БАЛЧАТА КУСОЛИКА

Его имя, фамилия и отчество, да и место рождения, – настоящая находка для написания какой-нибудь детективной истории.

В селе Аржаане, где последние годы своей жизни жил тувинский солдат-доброволец, его знали, как Кусолика Балчата Балчатовича. В книге Василия Пивоварова «Добровольцы» в списке тувинских добровольцев он проходит под именем Балчат Тюлюш Балчымаевич, родившийся в 1922 году в местечке Шанчы Улуг-Хемского хошуна. В списке же граждан ТНР, добровольно вступивших в ряды РККА, имеющемся в Государственном архиве Республики Тыва, он значится как Балчат Ховалыг Балчыма, 1922 года рождения, родом из сумона Кара-Тал Ча-Хуль хошуна. Попробуй тут разберись…

Когда в 1946 году он вернулся в родную Туву, пройдя с боями через всю Европу, а потом еще и Азию, то был сильно удивлен: все его друзья – добровольцы, кому посчастливилось остаться в живых, были увешаны орденами и медалями, а у него был один-единственный гвардейский значок на гимнастерке. Думал, как так получилось? Воевал хорошо, весь изранен, крови пролил больше многих других? Почему обошли? И все же награды нашли своего героя…двадцать лет спустя. Когда разобрались с путаницей в его именах и фамилиях. Тогда он сразу получил две медали «За отвагу», медали «За боевые заслуги», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией» и «За победу над Японией». Чуть позднее вручили ордена Отечественной войны 1-й и 2-й степеней.

А все началось с первого для тувинского эскадрона боя за украинский город Деражно. В этом бою погиб его земляк Сенгин Тюлюш, родом из Кара-Тала Чаа-Хольского хошуна. Балчат Ховалыг из рода Тюлюш в атаке был ранен и после боя доставлен сначала в санчасть, а после освобождения Ровно в Ровенский военный госпиталь.

Медсестра или врач госпиталя, которая занималась учетом раненых, должна была записать имя и фамилию только что доставленного в госпиталь раненого солдата азиатской внешности.

Красноармейская книжка была вся в пятнах крови, буквы расплылись и практически не читались. Она подошла к раненому и стала спрашивать: «Ваша фамилия, имя, отчество?» Раненый солдат плохо понимал русскую речь, знал только военные команды: «Вперед!», «Назад!», «Шагом марш!». Да и крови много потерял, в голове был сплошной туман, и он твердил слова: «Мен билбес – не понимаю». Тогда женщина стала тыкать себя пальцем в грудь и называть свою фамилию, возможно, Козлова, он понял, и повторил: «Че, белдим, Кусолик». То есть: «Я понял, ты Кусолик». Русская фамилия в произношении тувинца прозвучала как Кусолик. А врач или медсестра поняла, что это и есть фамилия раненого солдата, так и записала.

После выписки из госпиталя, когда в строю называли фамилию Кусолик, солдат долго не мог понять, что это он и есть Кусолик. Потом понял, привык, да так и остался Кусоликом на всю жизнь. С этой фамилией он воевал в 203-м стрелковом полку, с боями освобождал города Западной Украины – Ужгород, Чоп, села восточной Чехословакии. Воевал в Венгрии, в бою за венгерский Секешфехервар был вторично ранен.

После госпиталя попал в другую часть, теперь это был 306-й гвардейский стрелковый полк 109-й гвардейской стрелковой дивизии, в составе которой тувинский боец участвовал в 48-дневных боях за освобождение города Будапешта. Бои шли на улицах и площадях, в парках и скверах, практически в каждом доме. Потом бои за город Эгер, укрепленный немцами так, что казалось, нет к нему никаких подступов, в атаку ходили по нескольку раз на дню. Здесь в одном из захваченных домов Кусолик встретился с земляком Оюном Сотпа, которого на его глазах разорвало снарядом из немецкого танка. И сам он, едва успев похоронить то, что осталось от земляка, был схвачен немцами и заперт в каком-то сарае, из которого ночью ему удалось выбраться. Его спасла венгерская женщина – накормила и спрятала в подвале до прихода наших частей.

Победу Балчат Кусолик встретил в Венгрии, в госпитале, куда попал после очередного ранения. Думал, ну все, война кончилась, теперь домой, в Туву, которая к этому времени вошла в состав Советского Союза. Но не тут-то было, 45-й стрелковый полк в составе 2-го Украинского фронта, куда попал в пополнение гвардии рядовой Кусолик, был переброшен на Дальний Восток – предстояла война с Японией. 45-й полк вошел в состав советско-монгольской конно-механизированной группы под командованием  генерал-полковника Плиева. Перед ней была поставлена, казалось, невыполнимая задача: в короткий срок пересечь пустыню Гоби, с боями перевалить Большой Хинганский хребет и отрезать Квантунскую армию от Северного Китая.

Двигались под палящим солнцем по солончакам, где не было ни рек, ни озер, ни колодцев. Мучила жажда, пыль забивала глаза, нос, уши. Люди падали от тепловых ударов, но колонна упорно шла вперед и вперед. В середине августа с боем взяли город Доллонар, вышли к Великой Китайской стене. Балчат Кусолик уже в звании гвардии сержанта командовал отделением и не раз водил бойцов в атаку. Японцы были сильным и бесстрашным противником, часто в бой бросали смертников – камикадзе, оборонительные укрепления их были сделаны по последнему слову боевого искусства и тщательно замаскированы. Но наши бойцы и командиры прошли большую школу Великой Отечественной войны, в короткий срок сумели победить и этого врага, хотя и с немалыми потерями.

2 сентября 1945 года Япония капитулировала, война закончилась, теперь уже совсем. Но домой Балчат Кусолик вернулся только в 1946 году, где его уже не ждали. Ведь еще в 1943 году его отцу Балчиме Тюлюшу принесли похоронное извещение о гибели сына в бою под Деражно. Очевидно, здесь сыграла свою роль новая фамилия бойца – Кусолик. Появился раненый боец Балчат Кусолик, а боец Балчат Ховалыг-Тюлюш исчез. Отсюда и похоронка. Получается, человек родился дважды. И счастливо родился. Несмотря на все военные перипетии, когда смерть не раз смотрела в глаза, боец Кусолик выжил и вернулся домой.

В мирные послевоенные годы он много лет работал, сначала в милиции, потом бригадиром плотников-бетонщиков на строительстве асбестового комбината в Ак-Довураке. А под старость лет решил вернуться к исконному образу жизни тувинца – стал пасти овец. Переехал с семьей в село Аржаан Пий-Хемского района, где получил под свою опеку отару овец, квартиру в селе и юрту на чабанской стоянке. В 1985 году я побывала в этой юрте, на стоянке чабана Балчата Кусолика и записала его рассказ о том далеком военном времени. Также в этом материале использованы факты из книги Василия Пивоварова «Добровольцы».

 

Татьяна ВЕРЕЩАГИНА