Ажыкай Оюн. Буян-Бадыргы называл его братом

Долгое время имя Ажыкая было в тени. Советской власти богачи-феодалы-капиталисты были как-то не слишком интересны.

А потом стали больше вспоминать о знатных людях, о потомственных князьях. Но в последние годы об Ажыкае писали достаточно много. Хотя иной раз – просто легенды, не имеющие подтверждения, и, порой, явно неправдоподобные. Между тем, именно он был одним из главных организаторов судьбоносного Всетувинского Учредительного Хурала, который принял резолюцию о создании самостоятельного тувинского государства Танну-Тува.

Легенды и документы

Легенды об Ажыкае есть разные и удивительные в том числе. Например, в одной из газет, выходящей на территории Тувы, несколько лет назад была статья, в которой, в числе прочих исторических деятелей, упоминался и Ажыкай. В частности, было написано: «Его (Агбана-Демчи – прим. авт.) ставка находилась в местечке Шокар-Оймак под Шуурмаком, а его заместителем по торговле был известный купец Оюн Ажыкай-бег, потомственный арат, уроженец Дургеня и Чагытая, благодаря таланту и разуму ставший именитым купцом, одним из самых богатых людей Уранхая. А государственным делопроизводителем Агбан назначил Оюна Чылбака - сына Оюна Ажыкая. В 1928 году во время конфискации имущества «мироеда-феодала» Оюна Ажыкая насчитали 12 подвод золотых и серебряных изделий. Хотя Ажыкай был «чернобаем» из среды простых аратов…»

Вот 12 подвод – как раз такой показательный момент. Двенадцать подвод, наполненных золотом и серебром… Рокфеллер, Генри Форд и прочие вандербильты, богатейшие люди того времени, наверное, обзавидовались бы, узнав о таком состоянии.

Но для того, чтобы подчеркнуть особое положение, которое занимал Ажыкай, рассмотрим два письма – архивные документы, опубликованные в сборнике «На перекрестке времени». 

Вот первое: «Письмо И. Г. Сафьянова Бейси Ажыкаю о созыве совещания представителей Урянхая в Суг-Бажы. Сентябрь 1920 года (перевод с монгольского языка).

Назначенный Представителем Советской России И. Г. Сафьянов хочу встретиться с Китайским министром и с многочисленными нойонами Урянхая.

Наши граждане русские проникают и живут в Урянхайском крае. Хочу решить и обсудить вопрос о том, смогут ли русские граждане проживать в Танну-Туве или не смогут. Также необходимо обсудить важные вопросы с Вами. Поэтому, дорогой Бээзи нойон, прошу Вас со всеми чиновниками в этом году по монгольскому календарю 12 сентября прибыть в Оюннарский хошун, сумон Суг-Бажи. Еще приглашаю с большими дружескими пожеланиями китайского министра со всеми советниками, амбын-нойона Урянхая, из двух Хемчикских хошунов, из Салчакского, Тоджинского, Маады, Чооду хошунов, и всех нойонов с чиновниками из сумонов.

По монгольскому календарю в год белой обезьяны 24 августа».

И вот второй документ: «Письмо Буяна-Бадыргы на имя Бээзи Ажыкая (перевод с монгольского языка).

Милостивый брат Бээзи нойон Ажыкай, Вам.

Интересуясь Вашим здоровьем, обращаюсь к Вам с просьбой. До нас доходят слухи о том, что китайская армия готовится к нападению на красных русских. Если это действительно произойдет, тогда в нашу Туву придет беда и разрушение, по моему мнению, надо найти выход и как-нибудь помирить их.

Поэтому посылаю письмо русскому консулу с посыльным Дан-оолом. Когда он доберется до Вас, прошу ему предоставить коня и вместе с ним отправить чиновника, знающего монгольскую письменность.

Милостивый брат Бээзи, прошу Вас пожаловать в военный комитет и вместе попытаться принять соответствующие меры по улучшению сложившейся ситуации.»

Год, месяц; число в письме не указаны. Возможно, письмо от 27 октября 1920 года. Разное написание – «Бээзи» и «Бейси» - как в сборнике документов.

О письмах и титулах

Опять же, для начала – немного о легенде. Вот, что точно тут правильно – так это о взаимоотношениях с Агбаном-Демчи. В статье Монгуша Байыр-оола «Сторонники и противники союза Урянхайского края с Россией» есть такие сведения: «Агбаан-Демчи был не одинок, имел своих сторонников. Например, самый богатый не только в Танды, но и по всей Туве Оюн Ажыкай со своими многими сородичами поддерживал его. После кончины Агбаана он перевез его юрту в Танды».

И в этой же статье – о политических предпочтениях: «Тувинские правители в ситуации неопределенности колебались между тремя государствами: Россией, Китаем и Внешней Монголией. Среди них были сторонники России (И. Агбаан-Демчи, Чамзы-Камбы, О. Ажыкай), Китая (Дактан-Камбы, М. Нимачап) и Внешней Монголии (амбын-нойон О. Комбу-Доржу и его сын Содунам-Балчыр, правитель Тожу Тонмит и Салчаков Балчый-Лама)».

Теперь, о титуле. Титул в публикациях указывают редко, но и Сафьянов в своем письме, и Буян-Бадыргы его пишут. И это действительно важно.

Бээзи, а точнее – Бэйсэ – маньчжурский княжеский титул IV степени. Четвертая степень – это много или мало?

Салимаа Ховалыг достаточно подробно описала в своих статьях историю формирования и эволюции чиновничества тувинского общества в конце XVIII – конца XIX вв. Основываясь на е материалах можно легко разобраться в чинах и звания.

В Туве высшее положение занимал Бугуде-дарга (амбын-нойон) – старший чиновник I класса, I ранга, удельный князь Оюннарского хошуна. У него был княжеский титул - гун и звание мейрен-чангы. Титулом «амбын-нойон» его называли только в Туве, а в имперской иерархи чинов и должностей он значился как Бугдийн-дарга (Бугуде-дарга) – помощник (дузалакчы) по военным и гражданским делам улясутайского цзянцзюня.

Гуном (князем V степени) амбын-нойон был первоначально - до 1885 года. После подавления восстания Шестидесяти богатырей (1883–1885 гг.) амбын-нойону Олзей-Очуру был пожалован титул бейлэ. Бэйлэ - маньчжурский княжеский титул III степени.

В свое время титул гуна был разделен на две степени: на монгольском языке улусун тушегун – князь V степени и улус-тур тусалакчигун – князь VI степени.

Нойон Хайдып был угердой, а потом купил титул гуна - тусалакчигун. «Угерда - правитель, пользовавшийся правами дзасаков (монг. - правитель княжества, не удостоившийся княжеской степени, но пользовавшийся всей полнотой власти в подведомственной ему территории); однако должность считалась не наследственной, а выборной, с последующим утверждением цзянцзюнем, в Туве же сложился местнический порядок замещения должности правителя хошуна».

За титул и конкретно за атрибуты высшей власти (коралловый шарик и личную печать) Хайдыпу, по разным сведениям, пришлось заплатить от 60 000 до 100 000 руб. улясутайскому цзянцзюну.

Салимаа Ховалыг полагает, что он смог «благодаря системе продажи должностей, существовавшей в Китае, приобрести титул князя, судя по всему V степени».

Но в прошении Российскому императору о протекторате, Буян-Бадыргы себя называет «тусалакчи гуном», а это – исходя из ее публикаций, четвертая степень.

То есть, Ажыкай, по крайней мере к 1920 году смог приобрести титул, равной степени с Буяном-Бадыргы, и всего на ступень меньше, чем амбын-нойон. Кстати, в литературе Ажыкая часто называют именно гуном.

Почем титулы?

Правители одной страны могут награждать, жаловать, а то и продавать дворянские титулы. Шон Коннери стал сэром Томасом Шоном Коннери потому, что английская королева посвятила его в рыцари в 2000 году «За заслуги в области кинодраматургии». То есть, получил титул рыцаря – за заслуги. В России тоже было достаточно широко распространено личное дворянство – за заслуги.

Нойоны Тувы получали титулы, которые в иерархии китайского (маньчжурского) управления значились как чины. А русские князья получали в свое время ярлык на княжение от золотоордынцев. Тоже, наверное, это был какой-то чиновничье-управляющий титул. Вот только ни один ярлык не сохранился, так что нет и возможности его прочитать.

Титул за подавление восстания, как было дело с амбын-нойоном Олзей-Очуром, это ужасно? Как посмотреть. Фельдмаршал Б. П. Шереметев, получил титул графа в 1706 году за усмирение стрелецкого бунта в Астрахани.

А за что получил титул Ажыкай? Достоверно известно, что Бээзи-ноян, на свои средства построил дуган Ажыкая Самагалтайского монастыря. Но за это вряд ли маньчжуры могли дать титул. Есть сведения, что в Монголии он построил дуган с позолоченным куполом, за это ему и было пожаловано звание.

Может, действительно это был очень богатый дуган. По крайней мене нет никаких других сведений о том, каким образом Оюн Ажыкай смог приобрести титул, или сколько он на это денег потратил. 

А вот о том, что именно Ажыкай сделал для ТНР и для Тувы в целом, читайте в следующем выпуске.

Марина ДМИТРИЕВА

Фото автора и из альбома «Черно-белая Тува»

"Тувинская правда" №9 от 13 марта 2021 года.