Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию

Я ходил на разведку в тайгу...

8 апреля 2024
39

Мое знакомство с Тувой началось в 1964 году. Тогда я проходил преддипломную практику на Хову-Аксынском месторождении, содержащем в рудных жилах кобальт, никель, медь. Месторождение было открыто в 1947 году геологами В.А. Унксовым, К. Х. Хойтпак-оолом, А. А. Богомолом, В. А. Бобровым, Т. Н. Ивановой.

В 70-х годах в автономной республике проводился большой объем работ по геологической съемке масштаба 1:1000000 силами ленинградских геологов, а в последующем геологами Тувинской геологоразведочной экспедицией, возглавляемой И. И. Коржом. Главным геологом был Б. В. Образцов, главным геофизиком – М. И. Балашов. Этим работам предшествовала аэросъемка всей территории Тувы, выполненная Абаканской аэропартией.

В результате аэросъемки, с использованием канала данных магнитометрии, радиометрии и фотосканирования, выявлена обширная зона с повышенной радиоактивностью красноцветных песчаников. При выполнении наземных работ было открыто ряд аномалий.

Мне и моей супруге, в девичестве Аржаковой Валентине Александровне, очень повезло работать во вновь созданной Опытно методической партии. Задачей наших работ было испытание всех геофизических методов с целью поисков руд как на месторождении Хову-Аксы так и на других территориях.

В это время был разведан Южный участок месторождения. Бурились скважины, пройдено две заверочных штольни с подсчетом запасов руды. Строилось здание комбината. Геологами были составлены геологические карты, представлены геологические разрезы с отражением дневной поверхности рельефа с положением скважин, наличием «слепых» рудных тел, залегающих на глубине.

По геологическому строению кобальтовая руда обрамлена по бокам мощной карбонатной «оторочкой» – отложениями кальция и имеющего высокое сопротивление пород. Обнаружение руд кобальта с высокой электропроводностью было затруднено. Вновь созданная аппаратура работала с использованием высоких частот, например частоты нашего радиоцентра в Кызыле, а также радиочастоты с другими параметрами. Результаты показаний сразу отображались на лентопротяжном механизме, строился график, отображающий сопротивление пород и руд. Его высокая чувствительность настолько была избирательна, что он мог отобразить положение штольни на глубине 600 м, где проложены рельсы, кабель, а на поверхности отметить положение электролинии.

Прямым методом поисков, кроме геохимии, явился метод гамма-съемки – это радиометрическая съемка, основанная на измерении естественного гамма-излучения горных пород, позволяющей искать рудные жилы, располагающиеся вблизи «дневной» поверхности. Всё очень просто: ломом пробивалось отверстие в земле и брал отсчет. В дальнейшем метод гамма-съемки использовался во всех поисковых работах. Каждая порода имеет свою ступеньку радиоактивности. Используя точные приборы, способные измерять естественное поле, сопротивление пород, изучая вторичное поле после выключения тока, магнитность, радиоактивность мы приближаемся к находке руд на больших глубинах их залегания. Какая интересная наука – геофизика!

Защитив с отличием диплом, я выбрал работу в Читинском геологическом управлении и попросил направить меня в «Восточную» экспедицию, которая вела поиски золота, молибдена, редких металлов. За пять лет, которые мы с Валентиной там отработали, было многое разведано, а сначала обнаружены с помощью комплекса геофизических методов.

В 1970 годах мы вернулись в Кызыл, где была Валина Родина. Здесь жили ее родители. Сестра Надежда много лет возглавляла работу гидрогеологов: поиски подземных водных источников, составление гидрогеологических карт.

Нам было очень приятно встретиться с работниками Тувинской экспедиции, ее руководством, с главным геофизиком М. И. Балашовым, геологом Б. В. Образцовым, начальником экспедиции И. И. Коржом.

В этот период формировалась «Кобальтовая партия», начальником был назначен А. С. Хрипунов, старшим геологом В. Г. Тюлькин. Мне поручили сделать построение карты ранее проведенных работ. Основными источниками были исследования в миллионном масштабе территории Юго-Запада Тувы геологом Бельским. Особенно, как было принято всеми исследователями в тот период – «шлиховое опробование»: отбор и их промывка проб в бортах рек, ручьев, в логах, склонах, у подножия гор… Особенно наглядно выглядели реки и ручьи в пределах горы Монгун-Тайги: везде шлихи с повышенным содержанием меди, молибдена, висмута. На этой территории мы проработали три года.

При нашем участии найдены и разведаны руды с промышленным содержанием висмута, никеля, серебра, меди. Мы были первооткрывателями крупного месторождения свинца, цинка и других металлов. После окончания работ на Юго-Западе Тувы мы перешли работать в Уюкскую партию, выполняющую съемочные работы по составлению геологической карты в масштабе 1:50000. Партию возглавлял С. С. Куликов, старшим геологом был В. В. Зайков. Впервые был написан проект на длительный период исследований – пять лет в Пий-Хемской районе. Основными полезными ископаемыми были медь, молибден, золото, ртуть…

В 1990 году партия, возглавляемая О. К. Гречищевым, использовала бульдозер для вскрытия руд. Были вскрыты в траншее мощные жилы до 12 м сложенные мономинеральным лёллингитом и прослежены до 300 м по простиранию. В отдельных пробах содержание серебра составляло до 2 кг на тонну породы. Вся рудная зона отчетливо контролировалась геохимической аномалией всех металлов и естественного поля. На основании открытия перспективных объектов, была сформирована геологосъемочная партия. Начальником партии стал В. Д. Широкушкин, старшим геологом Ю. Я. Савва.

Два года мы с Валентиной проработали на Сары-Гиматейском месторождении свинца и цинка. Аномальная зона прослежена на 18 км по простиранию.

В августе, после засушливого лета, часть воды в реках Пий-Хема спала. Недалеко от районного центра Турана, где был намечен участок поисков, ранее проведенными работами была выявлена одна точка – это скальный выход на склоне горы. В сентябре все геологи выехали в Кызыл, в поле осталось два горняка и техник-технолог Ю. Непомнящий, я и маршрутный рабочий Г. Сугораков. Закрыв центральную часть участка шпуровой гамма-съемкой на трех профилях у подножия горы при четком сигнале в наушниках обнаружена аномальная зона на трех профилях. Я построил графики данных по радиометрии, показал Ю. Непомнящему. Он направил туда двух горняков и задал канаву, а сам отбыл в Кызыл. Прошло два или три дня, возвращаясь с участка, решил зайти на канаву. Горняки, как говорится, углубились с макушкой. На отвале наблюдалась красноцветная, ржавая порода. Подойдя к отвалу прибор показывал более 100 мкр/час. Опустив гильзу в канаву срочно пришлось переключиться на диапазон 300, а потом еще больше... Прибор показывал – 650. Услышав треск наушников, которые были у меня на шее горняк Ю. Н. Пикалов дал команду своему другу срочно покинуть канаву, но я попросил его поковырять кайлой в борту канавы. Вывалился полуокатанный валун черного цвета. Горняк вынес его на поверхность. Было обнаружено еще несколько валунов размером с небольшой арбуз. У нас с Григорием Сугораковым были рюкзаки, у горняков – тоже. Они в них хранили продукты. Мы с Григорием по очереди несли большой валун, а горняки – валуны поменьше. Придя в лагерь, мы их отмыли от рыжей глины и оставили возле ручья Хамзара. В последующем по этому названию, было названо месторождение, только изменили одну букву – Хамсаринское. Оценив обстановку, рельеф, полуокатанность глыб, я решил, что месторождение должно быть на горе…

Вечером, у костра, горняки попросились сходить в Туран: помыться в бане, купить хлеба и продуктов. Я разрешил им купить и две бутылки водки, одну выпить после бани, а другую принести в лагерь. Они как ушли, так мы их больше не видели. Придя в экспедицию в Кызыле, они доложили о своем самовольном убытии…

Утром я вышел на связь сначала с начальником партии С. С. Куликовым, а затем и с И. И. Коржом. Он засомневался в нашем открытии, заметив:

– Уже все выехали. Скоро выпадет снег, а вы, наверное, охотой занимаетесь? Что вы могли найти? Мы в своё время эту площадь покрыли массовыми поисками.

Слышу в трубку, что Иван Иванович дает задание С. С. Куликову вывезти нас с участка.

Я обратился к ним обоим и попросил на два дня задержаться с выездом. За два дня мы прошли вверх по склону, выявили аномальную зону, кайлой и лопатой выкопали два шурфа, отобрали пробы и вернулись в лагерь.

Утром выпал небольшой снежок, припорошил тропы и сковал лед в колеях дорог. Рядом с лагерем мы увидели четкие следы медведя, который направился в противоположную сторону от участка… Хорошо, что не встретились.

На следующий год на участке работал специально созданный отряд. Участником поиска работала инженер геофизик Зинаида Сатпаевна Сат. Дав предварительную оценку, предстояло провести буровые работы.

В тот период экспедиция вела буровые работы на Тарданском золоторудном участке, разворачивались работы на Саянском асбестовом месторождении (первооткрыватель Сибилев). Вся экспедиция, в том числе и «Красноярскгеология», получили премии за открытия, том числе и я, наравне с начальником экспедиции – в размере трех окладов. Начальником экспедиции был Валентин Леонидович Авруцкий.

Проработав много лет в экспедиции, побывал в загранкомандировке со своей женой. Она много лет возглавляла лабораторию, создавала отдел по исследованию каменных углей в Туве.

В девяностые годы геологию закрыли… Подались геологи в торговлю и водители… А главное, была потеряна школа мудрых знаний. Геолог, как поется в песне, «солнцу и ветру брат». Да, это профессия романтиков. Но геологом-разведчиком не сразу можно стать, нужно не только окончить вуз, но и учиться у мудрых ветеранов-профессионалов, нужно не один год поработать в поле, пахать до седьмого пота. Надо многое увидеть, услышать, приобрести чутье и удачу. И сегодня, мне ветерану, прошедшему по горной тайге 

тысячи километров, очень жаль, что в республике нет геологической партии.

Петр СТАСЮК, геофизик

На снимке: автор и  палатки геологов в Монгун-Тайге.

Приложенные файлы