Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Общественно-политическая газета Республики Тува
Кызыл
30 июня, чт

«Преступление и наказание» по-тувински

23 марта 2022
14

Как будет прочитан Достоевский по-тувински? Возможно ли музыкой выразить глубокий психологизм произведения? Спектакль по мотивам философского романа Федора Достоевского, мы читали, знаем, а какой будет трактовка режиссера?

Вне времени, вне пространства

И действительно, известная со школьных лет история преступления и наказания Раскольникова предстает на сцене тувинского театра в совершенно новом цвете, не таком, каким его ожидает увидеть зритель. Акцент в спектакле «Кем болгаш яла» сделан не на детальном воссоздании эпохи, главное в нем – осмысление трагедии человеческой совести вне времени и вне пространства. А как это сделано – уже творческое осмысление режиссера-постановщика Альберта Хомушку. Но суть одна – убийство в первую очередь разрушает душу и совесть самого убийцы, какой бы теорией и веской причиной он не руководствовался.

Спектакль густо населен и полифоничен: задействовано свыше 20 актёров. Автор инсценировки Кежик Конзай и режиссер Альберт Хомушку в два с лишним часа сценического времени добротно вписали и глубокие переживания героев, и их трансформацию в динамике. На наших глазах Раскольников (Уран-оол Стал-оол) от уверенного в своей правоте студента превращается в больного, страдающего от сомнений и мук совести человека в конце.

Команда Альберта Хомушку творчески обозначила свои линии в постановке «Кем болгаш яла». Художник-постановщик Начын Шалык решил сценографию в минималистическом, но функциональном ключе. На сцене его решетчатые прямоугольники становятся и ширмой, и стеной, и даже, кажется, забором, а также создают фон на заднем плане, может быть, отсылая к жилищу кочевников. Это уже что фантазия каждому подскажет. На движущихся подиумах пируют, умирают, любят, под ними прячутся, спят, живут.     

Отсылка к национальному колориту присутствует во многих деталях. Это и музыкальный инструмент, на котором играет актер массовки Ачыты Салчак. Это и мизансцена с шаманским гаданием. И плащ Раскольникова явно скроен по лекалу тувинского национального костюма, как и костюмы некоторых персонажей. Но спектакль населен и другими героями, которые носят одежду без привязки к определенной эпохе. Наверное, действие можно «примерить» к любому времени и этносу.  

Авторская трактовка режиссера-постановщика Альберта Хомушку изобилует приемами гиперболы и гротеска для передачи атмосферы, настроения и сущности произведения. Гротеск подчеркивает и грим, при помощи которого характер героев «нарисован» на лице. Особенно это просматривается в Свидригайлове (Онер Кызыл-оол) и Лужине (Орлан Оюн). Саяна Сат в образе старухи-процентщицы просто неузнаваема: искусно состаренная, без бровей, с печатью недоверия на лице, вкупе с мимикой, взглядом, обращенным в себя, и осторожными движениями. Она лепит свой образ Алены Ивановны не такой уродливой, вредной и злой, как описано в романе, а, наоборот, вызывающей даже жалость и понимание.

В спектакле поют все

Значительное место в спектакле занимает живописная толпа пьяниц и проституток, то вызывающая отвращение, то удивляющая финальным обличающим хором, то жестоко убивающая лошадь в кошмарном сне Раскольникова, то несущаяся неуправляемым табуном, но всегда создающая фон мрачной реальности, в которой вынуждены жить обитатели города, или же сюрреалистические видения главного героя. Все это усугубляет драматизм происходящих событий, делает роман гиперболичным. За неизменно пляшущей, шатающейся, безумной, но неизменно пластичной массовкой, а также за ломанными и странными движениями отдельных персонажей, характеризующих их образы, стоит труд балетмейстера-постановщика Орлана Монгуша.

В спектакле выясняют отношения, ненавидят, любят и убивают под музыку Буян-Маадыра Тулуша и Альберта Хомушку. Также использована музыка Альфреда Шнитке. Свою роль играет музыка и в мрачном сопровождении действия, исподволь подводящего к убийству, и в пьяной вакханалии и плясках массовки, и в капающих звуках, предваряющих появление призраков. Светлой пронзительной нотой звучит соло Пульхерии Александровны (Луиза Мортай-оол), пишущей письмо сыну. В темпераментном хоре массовки прослушиваются фирменные нотки композитора Альберта Хомушку. Искренни проживание на сцене, эмоции и энергетика актерской игры Уран-оола Стал-оола. Его тенор, помноженный на драматическую выразительность, держит внимание зрителя в течение всего спектакля. На наших глазах происходит метаморфоза в психологии героя: от уверенности в своей теории до мук совести, от которых Раскольников заболевает. И приходит к раскаянию.

Обаятелен, комичен ровно настолько, насколько он себе позволяет, и по-настоящему опасен Порфирий Петрович (Станислав Ириль) с его мягкой кошачьей грацией. И он действительно играет с Раскольниковым как с мышью, то сжимая его в когтях подозрений, то намеренно небрежно отпуская. Но и Раскольников не сдается. Истинное удовольствие наблюдать за умственной дуэлью двух полярных личностей.

В спектакле поют все. Даже те, кто в этом не был особо замечен. Не многие театры могут похвастаться поющими актерами. А тувинский коллектив с прекрасными голосами его актеров марку музыкально-драматического театра держит.

Суровая драма жизни

Думается, Кежику Конзаю опыт предыдущих работ помог объять необъятное – сделать инсценировку, перевести роман и найти емкое название «Кем болгаш яла». Одна из особенных удач молодого автора – его поэтическая лирическая линия в мрачной канве повествования. Нежный дуэт Раскольникова и Сонечки Мармеладовой (Шенне Шоюн) еще больше сроднил Достоевского с тувинским зрителем. 

Идея произведения – за преступлением должно следовать и наказание. Если же в самом романе есть каторга и духовное воскрешение Раскольникова, в спектакле концовка открыта. Режиссер оставляет главного героя за кривой стеклянной дверью, через которую словно через чистилище проходят пьяницы и проститутки его мира. Более того, стекло, куда бьется с силой Раскольников, желая пройти через дверь, на уровне его лица замазывается краской, похожей на кровь. Тут уже каждый додумывает сам.        

Постановщик спектакля заслуженный деятель искусств РТ Альберт Хомушку в режиссуре много лет. За его плечами государственное музыкальное училище им. Гнесиных и ГИТИС. Музыкальные постановки – его конек. И у него свой собственный почерк. А по-другому и не может быть – Альберт Хомушку - член Союза композиторов, Союза писателей РТ и Союза театральных деятелей РФ. Зритель помнит его «Вестсайдскую историю» (Л. Бернстайн), «Трактирщицу» (Э. Лабиш), «Двенадцатую ночь» (У. Шекспир), «Жертвоприношение» (Э. Мижит), «Мальчика с тремя знаниями» (М. Кожелдей) и другие постановки.

Каждая премьера – это событие. А для истинного театрала это эстетическое переживание, приправленное атмосферой ожидания нового и предвкушения актерской игры. «Кем болгаш яла» рассчитана на подготовленного зрителя, читавшего «Преступление и наказание». Но и того, кто еще не знаком с романом, спектакль может подвигнуть к прочтению. А читать и перечитывать «Преступление и наказание» надо, потому что спектакль – художественная интерпретация автора.

Альберт Хомушку и его единомышленники – постановочная группа – приблизили роман Достоевского к тувинским реалиям. Актуальность постановки несомненна. «Кем болгаш яла» – это не легкое чтиво или история, которая когда-то, с кем-то, где-то случилась, которая забывается после прочтения или просмотра. Это суровая драма жизни, заставляющая размышлять и искать ответы на вопросы и которая, к сожалению, случается у нас тоже.   

Саяна ОНДУР.

Фото из архива автора