Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Общественно-политическая газета Республики Тува
Кызыл
19 мая, чт

Островок оседлости

20 февраля 2022
2

Сто лет назад. Государство-феномен Тувинская Народная Республика. Кочевое от начала и до вхождения в состав СССР, где потом были массовая коллективизация и переход на оседлость. А внутри многовекового общества кочевников, только что образовавших свое государство, как в матрешке, – другой феномен и тоже столетний юбиляр. Это Русская самоуправляющаяся трудовая колония (РСТК). Понятное дело, оседлая. 12 февраля 2022 года ей исполнилось ровно сто лет.

Откуда она взялась?

И почему колония? Что-то сродни колонизации… Действительно, эти понятия содержат много общего. Хотя есть и различия. Из истории Тувы мы знаем о торгово-промышленной колонизации, представленной русскими купцами и золотопромышленниками, которых после Гражданской войны в крае почти не осталось. Хотя эта колонизация и без того была очень малочисленной. Подробнее о ней вы можете прочесть в первом томе «Урянхайско-тувинской энциклопедии», который вот-вот увидит свет. Найдите там понятие «колонизация». Под энциклопедической статьей стоит моя фамилия. Но не спешите верить своим глазам. Эту статью я не писал.  Кто-то, пока мне неведомый, постарался. Оказал медвежью услугу.

Теперь все будут считать, что это я назвал золотопромышленников горняками и забыл рассказать о самой массовой крестьянской колонизации, породившей не колонизаторов, а колонистов. Вот она-то, забытая нашими энциклопедистами крестьянская колонизация, как раз и дала 12 тысяч крестьян-переселенцев или по-другому колонистов РСТК, принявших советское гражданство. Не владельцев колониальных плантаций и надсмотрщиков, а сеятелей да пахарей. Вот почему в названии колонии есть слово «трудовая». О крестьянской колонизации не забыли написать даже в учебнике по истории Тувы за 9-ый класс, в обоих изданиях. А в энциклопедии упустили из виду как нечто несущественное.

Нечто несуразное, кстати, проделали и с понятием «коллективизация», написав про события до нее и после нее и пропустив сам период коллективизации - 1940-1950-е годы. И под этой энциклопедической статьей тоже есть моя фамилия. Но здесь я выступаю уже горе-соавтором. Хоть на сей раз не одного меня так… «отредактировали».  Как тут не вспомнить: «Как много нам открытий чудных готовит просвещенья дух…».

Далее без иронии. Почему сообщество бывших переселенцев назвали колонией? Не очень-то престижное и по советским и по нашим временам название. Но тогда широко бытовало понятие «зарубежная колония» или коротко просто «колония». Другими словами, сообщество граждан одной страны, проживавших на территории другой…  Поясню сказанное на примере из студенческой жизни. На четвертом курсе Уральского университета нас, историков-архивистов, отправили на практику в Оренбургский областной архив. Пожив немного в Оренбурге, мы, в частности, узнали, что в городе есть французская колония, состоявшая из нефтяников и членов их семей. Жили французы обособленно. На началах самоуправления. Дети обучались по французским школьным программам.  По вечерам крутили французские кинофильмы. Своя культура, свой быт. В свободное время выходили в город, купались и загарали на берегу реки Урал.  А в РСТК главной фигурой колонии выступали крестьяне-земледельцы. Так что, когда мне, уже младшему научному сотруднику ТНИИЯЛИ, предложили исследовать историю РСТК, я отдаленно представлял, о чем буду писать.

Свой герб, свой флаг

Но все же РСТК в общем ряду зарубежных колоний, какую ни возьми, выглядит особняком. Хотя бы потому, что РСТК имела очень широкие рамки самоуправления. Даже свои герб и флаг. Положение о самоуправлении иногда именовалось конституцией. Было несколько договоров, заключенных с тувинским правительством. По одному из них РСТК могла создать свою вооруженную охрану на базе отряда красных партизан. Весной 1924 года эта охрана или по-другому часть особого назначения (ЧОН) во главе с С.К. Кочетовым в районе Старого Шагонара успешно локализовала вооруженное восстание, угрожавшее существованию ТНР. А когда окрепла тувинская армия, ЧОН упразднили. Но чоновцев еще раз собрали. В мае 1930 года они подавили восстание колонистов против принудительной коллективизации. Среди повстанцев было немало бедноты и бывших красных партизан.  Организаторов расстреляли, остальных выслали в СССР: на строительство Беломор-Балтийского канала, в Ольховку и другие места. Кто-то, спустя годы, возвращался в Туву, некоторые даже с заслуженными орденами…    

Колонистов иногда называли гражданами РСТК, но их гражданство никак оформлено не было. Административно-территориальное деление колонии не означало закрепление за собой отдельной территории. Оно условно накладывалось поверх тувинских кожуунов и сумонов и подразумевало лишь русские оседлые поселения. Кочевья же аратов, хотя и пролегали рядом, в них не входили. Таким образом, географическая «карта» РСТК охватывала только места компактного проживания советских граждан. На первых порах было создано десять районов.

Широкое самоуправление иногда порождало не совсем верное представление об РСТК как о «государстве в государстве». Это, конечно же, большое преувеличение, поскольку РСТК жила не по своим «государственным» законам, а по советским, принятым в СССР. Но главное, она не имела своей земли, арендуя ее под немалую плату у тувинского правительства. Эта плата со временем даже стала непосильной, и пришлось брать дотации в СССР. За весь десятилетний период существования советской колонии в Туве ее численность колебалась в районе 11-13 тысяч человек. Это может показаться удивительным, поскольку естественный прирост никто не отменял, а семьи русских крестьян были почти всегда многодетными. В них десяток детей не был редкостью.

Но была и не вполне естественная убыль населения. В первую очередь за счет выселения из Тувы политически неблагонадежных и классово-чуждых. Тогда и вошло в обиход выражение выгнать или выслать «за Саяны». Поначалу колонистам выдавались виды на жительство, а с 1936 года паспорта. Но не всем. Предварительно проводились чистки и, не отвечающих классово-политическим критериям отправляли по вектору на север. Разного рода документы колонистам выдавал консульский отдел полномочного представительства СССР в ТНР.

Островок социализма

Тувинское государство встало на путь от феодально-патриархального состояния к социалистическому. РСТК же по всем родовым признакам возникла сразу как социалистическая.  Высшая власть в ней принадлежала общему съезду Советов. А руководило и направляло колонистов районное бюро РКП (б) – ВКП (б) в Туве. Перед советскими гражданами была поставлена политическая задача – стать островком образцово-показательного социализма, чтобы тяга тувинских аратов к новой жизни усиливалась. В чем-то это получилась, а в чем-то нет. А намерения были самые лучшие. Хотя сами руководители, судя по архивным источникам, хоть и отдавали ради достижения этой цели немало энергии, надолго оставаться в Туве не собирались. Временами они писали наверх письма о том, что совершенно измотаны работой, и просили замены. В общем, образ Павки Корчагина с них бы не слепили…

Почти все они были присланы Енгубкомом РКП (б) в Красноярске. Кто-то из них думал, что в СССР для их успешной карьеры откроются новые возможности. Случалось, наверное, и такое. Но больше известны иные случаи. Директор ТНИИЯЛИ Ю.Л. Аранчын мне рассказывал о своей беседе с женой Якова Чугунова, первого руководителя райбюро РКП б) в Туве. По ее словам, муж умер в кабинете Берия от разрыва сердца. Первый советский консул в Туве Федор Фальский (Горелик), много лет возглавлявший крупные заводы на Урале, прошел через репрессии. Как, впрочем, и первый председатель исполкома РСТК Георгий Стрелков.

Отдельного слова заслуживает газета «Красный пахарь», которая потом породила «Новый путь». Та, в свою очередь, - газету «Вперед», переименованную в нынешнюю «Тувинскую правду». Организатором «Красного пахаря», кстати, стал известный советский дипломат Яков Давтян, направленный в Туву для мирного прекращения восстания 1924 года. Он привез с собой специалистов-газетчиков и шрифты. Члены его делегации непосредственно участвовали в подготовке и выпуске первого номера. Газета долгие годы служила просветителем колонистов, источником новостей в мире, СССР и республике. А Давтян в 1930-е годы был репрессирован, как и многие советские дипломаты, работавшие на внешнеполитическом направлении с Тувой.

С 1927 года самоуправление РСТК стали постепенно урезать, а колонистов переподчинять органам власти ТНР. Считалось, что тем самым укреплялся суверенитет тувинского государства. В мае 1932 года вместо РСТК были созданы комитеты советских граждан, получившие самоуправление только в вопросах культуры и быта. Партийную организацию РСТК засекретили под видом профсоюзной. Комсомольцам разрешили вступать в ряды тувинского ревсомола. Почти полное включение советских граждан в политическую систему и хозяйственную жизнь произошло с принятием конституции ТНР 1941 года. По ней русские в Туве дополнительно к советскому получили тувинское гражданство. В годы Великой Отечественной войны они уходили на фронт на общих для советских граждан основаниях, а в Туве об их семьях заботилось тувинское правительство. А потом были вхождение ТНР в состав советского государства и Победа

Николай МОЛЛЕРОВ,

доктор исторических наук.

"Тувинская правда" № 11 от 19 февраля 2022 года.