Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Общественно-политическая газета Республики Тува
Кызыл
01 июля, пт

Как Седип-оол рассказал о Туве в Вене в 1930 году

16 марта 2022
6

Но в ней есть очень интересные сведения о Туве, которые тоже как-то не слишком известны. Конечно, сейчас мы не только будем отмечать юбилей книги – 90 лет. Но и вспомним кое-что другое. Итак, какие гвозди еще можно определить? Что происходило в Туве в середине марта в разные годы?

Ну вот, например:

16 марта

1918 год. Начался IV съезд русского населения Тувы, который избрал краевой Совет рабочих и крестьянских депутатов.

17 марта

1951 год. Народному писателю Салчаку Токе присуждена Сталинская премия СССР за книгу «Слово арата» - 25000 рублей. Все деньги пошли на строительство клуба в его родном селе Мерген.

1902 год. Родился Павел Петрович Маслов (1902-1978), доктор экономических наук, профессор, автор книги «Конец Урянхая» (1932 г.).

19 марта

1931 год. Министра финансов ТНР Суруна отправляют в Монголию вручить Орден республики Председателю Малого Хурала Монгольской Народной Республики уважаемому Токсуну в честь 15-летия образования ТНР.

20 марта

1917 год. Начался I съезд русского населения Тувы.

21 марта

1953 год – первая конференция тувинских сказителей

Что же было еще…

Чемодан, вокзал…

Урянхайский исполком Совета рабочих и крестьянских депутатов принял решение о выселении гражданина А. А. Успенского из пределов Урянхайского края 18 марта. И, наверное, поделом – не место здесь всяким контрреволюционерам.

«Принимая во внимание, что контрреволюционная агитация и вообще защитники капиталистического и старого строя должны строго караться судом революционного трибунала, Совет постановил: предъявить гр. Успенскому выехать из пределов Урянхайского края в трехдневный срок, считая со дня объявления настоящего постановления».

Успенский, как кажется, не слишком обиделся. На документе внизу есть его приписка: «Так как я состою в должности, то если Совет считает себя вправе вопреки последнему циркуляру Комиссара земледелия уволить меня от должности и выслать из края, то Сосет должен взять на себя нравственную обязанность удовлетворить меня по день увольнения причитающимся мне жалованием, без чего я не имею возможности выехать».

Была ли исполнена нравственная обязанность удовлетворения неизвестно. Важен основной принцип русских жителей в Туве: за границей надо вести себя хорошо. Ну а что будет делать Успенский в России – это уже никого не касается.

Четыре съезда за год

Съездов было много. В Урянхайском крае с 1917 по 1921 год прошло 12 съездов представителей русского населения. Только за первый год – четыре. 20 марта 1917 года – I съезд русского населения Тувы, 16 марта 1918 года – четвертый.

Конечно, этому есть объяснение – началось время бурных событий и глубоких перемен. Внутренняя политическая обстановка в крае неоднократно резко менялась и, в свою очередь, обуславливала существенные перемены в работе проходивших съездов: определяла повестки дня, составы делегатов и накал политических страстей в ходе обсуждения вопросов.

Вскоре после Февральской революции 1917 года в Туве по инициативе местных эсеров в Белоцарске 20 (в некоторых источниках 24) марта прошел I съезд русского населения, представлявший интересы главным образом бывших царских чиновников, купцов, предпринимателей. Избран орган власти - Урянхайский временный краевой комитет.

В то время в центре и (с некоторым отставанием) на окраинах Российской империи начались демократические процессы: упразднение имперских органов власти, создание институтов представительной власти, обсуждение идеи самоопределения народов и т.д. Но не судьба. Четвертый съезд уже избирает Советы крестьянских и рабочих депутатов.

Маленький клуб с большой историей

Мерген – очень маленький поселок в составе Каа-Хемского кожууна. Входит в Сарыг-Сепский cумон. Впрочем, уже фактически вошёл в состав райцентра Сарыг-Сеп, примыкая к нему. И там есть маленький клуб.

Вообще-то можно сказать, что уже одряхлевший клуб. Но его заботливо ремонтируют, в клубной работе используют новые технологии и наработки. Потому что он – часть истории. Это именно его построили на Сталинскую премию за книгу «Слово арата» - 25000 рублей. Цифра кажется огромной, на такое много чего можно было построить! Но на самом деле денег на строительство было не так-то много. 25 тысяч – это до деноминации, через несколько лет это были уже две с половиной тысячи рублей. Деньги, хоть по тем временам и большие, но на строительство большого клуба их явно маловато. Впрочем, население Мергена всегда было небольшим.

Несколько лет назад клуб собирались музеефицировать. Кресла в свое время были шикарной мебелью. Но это были уже 60-е -70-е годы. Надо бы вернуть первозданный вид. Что здесь было? Скамейки? Пусть будут скамейки. Информация не должна быть только на стенах. К тому же ее нужно систематизировать: одна стена – родным местам, другая – биографии, третья – потомкам Салчака Токи. Современные (и очень недорогие) технологии помогут создать объемные картины. Берестяной чум, понятно, нужно сделать максимально похожим на реальный. А рядом – игровую площадку для детей.

Пока основные мероприятия по музеефицированию – в планах. Но когда-нибудь…

«Прошу прекратить демагогическую агитацию»

Вена – это Моцарт, вальсы и все такое? Да, но не только. В августе 1930 года там проходил Тринадцатый международный кооперативный конгресс, посвященный пропаганде сотрудничества труда с капиталом проходил в августе 1930 года.

О том, как выступил на нем Седип-оол Токпак-оолович Танов ярко и образно пишет в книге «Конец Урянхая» Павел Маслов.

«Председатель грузно поднялся с места. Он ласковым и высокомерным тоном объявил, что слово предоставляется представителю страны, до сих пор не принимавшей участия в международном кооперативном движении.

В тот день в Вене была необычайная жара. Депутаты украдкой расстегивали под пюпитрами верхние пуговицы смокингов. Вентиляторы бесшумно нагнетали уличную пыль.

На кафедру взошел Седип-оол. Хотя в афишках, лежащих на пюпитрах указано было, что выступит представитель тувинской кооперации, делегаты недоуменно переглядывались.

- Тибет?

- Наверное, что-нибудь на севере.

Раздались шумные театральные рукоплескания: персонаж был для собравшихся экзотичен. Седип-оол бесстрастно ждал тишины. Потом он начал говорить.

Он говорил о новой независимой стране, возникшей на развалинах удушенной китайским империализмом колонии. Он говорил об Октябрьской революции в соседней великой стране, революции, послужившей началом национально-освободительного движения в Туве.

Но речь Седип-оола была пустым звуком для собравшихся: никто, конечно, по-тувински не понимал ни слова. Все же, когда он кончил, депутаты любезно похлопали ему.

Но вот выступил переводчик. Депутаты начали презрительно, но растерянно улыбаться. Председатель досадливо гладил лысину. Наконец он не выдержал, стал стучать молотком и закричал: «Это не относится к темам, которые мы здесь призваны обсуждать. Прошу прекратить демагогическую агитацию

В книге Маслова есть немало и других интересных сведений. Но поскольку точного дня рождения, как у автора, у книги нет, мы еще будем к ней возвращаться.

Ирина КАЧАН