Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию

Айдын КУУЛАР: «А война была будто вчера»

14 февраля 2024
31

Беспощадно и быстро летит время. На подходе юбилейная дата – 35 лет с момента завершения Афганской компании. Бойцы 40-ой армии 15 февраля 1989 года навсегда покинули эту исламскую страну. Они выполнили интернациональный долг и задачи, поставленные командованием. «Белые пятна» конфликта не могут закрасить книги, научные статьи, документальные и игровые фильмы. О многих солдатских судьбах до сих пор не известно. За смелость, доблесть и неустрашимость на поле боя парни из Тувы были на особом счету у офицеров. Наши ребята служили в ВДВ, разведке, спецназе и других родах войск. Один из них – гвардии рядовой Айдын Куулар. Он выжил, победил в своей войне и благополучно вернулся домой.

Из трактора в БМП-1

– С теплотой вспоминаю своё счастливое советское время. Детский сад, школу, многочисленных друзей, пионерскую юность и первую любовь. Повзрослел незаметно и как в стихотворении Владимира Маяковского возник вопрос: «Кем быть?». Я парень деревенский и всегда хотел трудиться на родной земле. В 1983 году уехал в Кызыл, поступил в ПТУ и начал усердно учиться. А в 1986 году сдал практику, выпускные экзамены и получил диплом «Тракториста-машиниста широкого профиля». Вернулся в Овюрский район, устроился на работу и пошла жизнь трудовая. Летом и осенью была самая горячая пора. Мне нравилось заниматься обслуживанием трактора, пахать, сеять, а потом собирать обильный урожай. Лишь в ноябре стало полегче и я решил пойти на дискотеку. Танцевал, шутил и знакомился с девчонками. Домой вернулся только под утро. Сладко проспал несколько часов, но был бесцеремонно разбужен. Мне принесли повестку и приказали к 14:00 явится в поселковый военкомат. Быстренько собрал походный рюкзак, сбегал в сельпо, где мама работала продавцом, и оповестил всех родственников. Так что в Кызыл меня провожала целая делегация. Вечером 15 ноября меня и других призывников доставили на автобусе в столицу. Мы там переночевали, прошли медкомиссию, и в моём личном деле появилась отметка команда «20-А». Я спросил у офицера, что это значит. Он улыбнулся, подмигнул мне и весело ответил: «Повезло тебе, парень! Ты вытянул счастливый билет. За границей будешь служить. Может быть в Польше, Венгрии, Чехословакии или даже Германии. Там такое обмундирование, питание и денежное довольствие, что и домой возвращаться не захочется». Эта новость меня обрадовала, но мои мечты вскоре прервал старшина-киргиз. Он собрал группу из 12 человек, и мы отправились в дорогу. Не знал я, что наш путь лежит в Туркестанский военный округ, а после «учебки» – Афган. Был мирным трактористом, а стал наводчиком-оператором БМП-1, – начал свой рассказ Айдын Оолакаевич.

Афганистан – красивый горный дикий край

– Шесть месяцев учений были насыщенными, беспокойными и загруженными под завязку. Ни днём, ни ночью нам не было покоя. От команды «Рота, подъём!» звенело в ушах. Череда манёвров, стрельб и маршей постепенно стало обыденным делом. Нас отлично тренировали, муштровали и готовили к всевозможным трудностям. Курс молодого бойца был успешно пройден и 12 мая 1987 года вместе с товарищами на борту ИЛ-76 мы полетели на войну. Когда приземлились на аэродроме и самолёт распахнул своё чрево, то нам в лица ударили волны жары, духоты и пыли. В аэропорту повсюду бегали солдаты и ездило много техники. Нас разделили, а меня и ещё нескольких ребят определили в 371 полк Пятой гвардейской мотострелковой дивизии. Мы дислоцировались в провинции Герат неподалёку от её главного города Шинданд. Прошли боевое слаживание, а уже осенью стали выходить на выезды и участвовать в военных действиях. В боевой машине пехоты было относительно удобно и даже безопасно. Броня надёжно защищала нас от пуль и осколков, а вот от мин и кумулятивных снарядов она уже помочь не могла. Но и в гущу событий на БМП-1 соваться не стоило. Наша задача доставить на поле боя десант из восьми человек, прикрыть их огнём из пушки и пулемёта. Потом отправиться за следующей группой солдат. Наш транспорт – это военная маршрутка, только деньги за проезд передавать не надо. Несложно и приятно было дежурить на блокпостах. На них обязательно должен быть броневик для усиления огневой мощи. Следующий этап моей афганской эпопеи нельзя назвать слишком уж тяжёлым. Но служить стало гораздо труднее, когда меня перевели в военные водители, – поведал о начале воинского пути Айдын Куулар.

Не умеешь – научим, не хочешь – заставим!

– В Афганистане не принято было на приказ офицера отвечать: «У меня нет опыта, я никогда этим не занимался или не делал». Всегда необходимо было отрапортовать: «Так точно, товарищ командир! Разрешите выполнять». Однажды меня вызвали в штаб и велели принямать КАМАЗ, дали его номер и отправили в автопарк. Придя на место, увидел много повреждённой и посечённой осколками техники. Моя машина выглядела не лучше остальных. В кабине не было стёкол, на дверях, бортах и брезентовом тенте десятки отверстий от пуль. Открыв дверь, увидел, в салоне спит какой-то человек. Думал, что это предыдущий шофер. Рассердился, что он передаёт мне грузовик в таком плохом состоянии, начал его трясти, пока тот не проснулся. Мужик вскочил, протёр глаза и сердито посмотрел на меня. Тут-то я и увидел, что он старший по званию. Это был прапорщик Ашкеев. Он не стал на меня сердиться, а ввёл в курс дела. Провел 15-ти минутный инструктаж, велел выполнить пару водительских упражнений - «восьмёрку» и «заезд в гараж». Я сказал, что до этого дня КАМАЗ не водил и даже за рулём его не сидел. Прапорщик лишь отмахнулся от меня: «Чего ты мне голову морочишь? Видно же, что ты классный водитель и транспорт хорошо знаешь. Принимай машину, ремонтируй и служи дальше». Так и поступил. Уже через несколько дней я возил по «бетонке» солдат, вооружение и продовольствие на блокпосты. Думал, что с этой воинской специальности уйду на дембель, но судьба сделала ещё один вираж, – улыбнулся Айдын Оолакаевич.

Мы глаза и уши армии

– В штабе снова всё переиграли. Решили, что лучше проявлю себя в разведке. Так и сказали при назначении: «Ты парень крепкий, дружишь со спортом, стреляешь хорошо, да и на местности отлично ориентируешься. Добро пожаловать в разведроту». Со всеми быстро нашёл общий язык, а казах Базарбай и русский парень Юра стали моими закадычными друзьями. За свою армейскую карьеру я участвовал во множестве боевых выходов, рейдах и операциях. Но один эпизод мне особенно запомнился. Тогда мы глубоко зашли на территорию, контролируемую душманами. Они там чувствовали себя в полной безопасности, расслабились и потеряли бдительность. Мы обнаружили группу из 20 боевиков, командир принял решение, что, когда стемнеет, будем брать «языка». Бородачи были на одно лицо и одинаково одеты в мешковатые афганские кафтаны. Но мы быстро определили, кто во вражеском отряде главный. Они сидели кругом у большого костра, нам в глаза бросилась одна важная деталь. Большинство «духов» расположились на плохоньких ковриках. Лишь один сидел аж на трёх подушках, второй на двух, а третий на одной. Это были атаман и двое его приближённых. Когда солнце скрылось за горизонтом ребята пошли на задание. Меня, как самого не опытного, оставили держать радиосвязь с центром. Я передавал координаты и следил, чтобы вертолёт не заблудился и вовремя нас эвакуировал. Парни без шума и пыли сняли часовых, ликвидировали сопротивляющихся и захватили предводителей отряда. Вертушка не подвела, приземлилась в указанном месте, и молниеносно унесла нас подальше от опасности. Нам неслыханно повезло, мы взяли крайне важных «птиц». Ещё при них оказалось несколько планшетов, доверху набитых секретными документами. Начальство было нами довольно и даже представило к награде. Через два месяца в торжественной обстановке нам вручили уважаемые в солдатской среде медали «За Отвагу», – рассказал о боевой операции Айдын Куулар.

Прощай Афган, улетаю домой

– В Союз я отправился неожиданно. Это было 15 декабря 1988 года. В три часа ночи меня разбудил Базарбай. Он быстро и чётко сообщил, что нам нужно делать. Нас назначили сопровождать группу раненых спецназовцев и «груз 200». Ребята попали под артобстрел, они потеряли несколько бойцов, а остальные были ранены. Их необходимо было переправить в Ташкент. Мы выполняли функцию поддержки, были на подхвате у фельдшера и медсестры. Когда самолёт пересёк границу ДРА и СССР, то нашей радости не было предела. Все кричали, обнимались и подбрасывали шапки вверх. Но мы быстро успокоились. Вместе с нами летело множество цинковых солдатских гробов. Ребята навсегда остались молодыми. Они погибли, сражаясь с терроризмом, чтобы мы спокойно могли жить дальше. В жизни я состоялся как работник, человек и семьянин. Долгие годы я счастлив в браке, с супругой воспитали двух сыновей, а они нам подарили четверых внуков. Один сын участвовал в возвращении Крыма в родную гавань и награждён за это, а второй служит в армии по контракту уже более 10 лет. Несмотря ни на что я благодарен той войне. Только в таких суровых условиях можно познакомиться и подружиться с настоящими людьми. Они не подведут, не предадут и не продадут тебя в трудную минуту. Узнал, что такое верность слову, долгу и Отчизне, – поставил точку в рассказе Айдын Оолакаевич.

Кирилл САМОХВАЛОВ.
Фото из архива Айдына КУУЛАРА