Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Общественно-политическая газета Республики Тува
Кызыл
19 мая, чт

21 ноября – Всемирный день телевидения. Круто я попал на ТВ

20 ноября 2021
3

Они не только активно сотрудничали с нами, но и публиковались в республиканских газетах. Это  начальник ГАИ Равиль Аитов (в то время подполковник милиции), судья Нелли Деревягина, Алексей Дыртый-оол. Можно продолжить этот список. Ветеран с 50-летним журналистским стажем Маады Кара-Тоннуг вспоминал известные имена внештатных авторов на радио (1998 год): Бораш Ондар, Тулуш Очур-оол, Леонид Шустов, Ирина Очур, Аваа Монгуш, Донгак Аракчаа, Глафира Кошкарова, Иргит Балчыр, Барба Багай-оол и многие другие. Нелегка работа журналиста как на радио, так и на телевидении, она требует максимальной собранности, творческой дисциплины. Информация должна быть правдива, проста и понятна каждому человеку.

Помню, как на одной из наших творческих летучек, заместитель председателя по ТВ Василий Васильевич Журавлев высоко оценил передачу «Спорт» (а его похвалу не так уж и легко было получить) и особенно работу комментатора Вячеслава Хопрова. Редакиция нашла замечательного автора. Вячеслав Степанович был обаятельным и в то же время стеснительным, скромным и трудолюбивым. Вячеслав Хопров был заслуженным работником республики, удостоен звания «Отличник образования Российской Федерации». Н наряду с многочисленными наградами, его грудь украшала медаль «За трудовую доблесть». Очень жаль, что сегодня приходится говорить об этом хорошем человеке, как и о многих дорогих моему сердцу коллегах, в прошлом времени… Он был великолепным спортсменом неоднократным чемпионом республики по легкой атлетике и футболу. В печатных СМИ он рассказывал не только о спортивных новостях, но и знакомил читателей с людьми, чья жизнь связана со спортом. Как-то из нашего архива попалась мне в руки фотография 70-х годов. Снимок был сделан в павильоне студии либо во время трактовой репетиции, либо во время  эфира: перед объективом телекамеры поет мужчина, а за ним стоит его аккомпаниатор-баянист. Совершенно случайно узнаю, что на фотографии запечатлен известный в Туве человек Николай Таранов. Об этом прекрасном спортсмене, учителе физкультуры и пения написал Вячеслав Хопров в нашей любимой газете «Тувинская правда» в 2004 году, статья называется: «И стал Таранов Таран-оолом». Изаменённую на тувинский лад фамилию сам генсек Салчак Тока выкрикивал со спортивной трибуны стадиона имени 5-летия Советской Тувы.

Сегодня я предлагаю вниманию читателей «Тувинки» рассказ Вячеслава Степановича Хопрова о том, как он попал на ТВ.

 

… Познал чудный мир телевидения

Привел меня на ТВ известный в республике диктор, приехавший к нам из Алтая, Сергей Дмитриевич Кондинкин. По его инициативе и была организована 30-тиминутная спортивная программа, выходившая каждый понедельник. Эти полчаса нужно было заполнить интересной и познавательной информацией. А так как различных спортивных мероприятий в те годы было не так много, как теперь, то на одной из «планерок» было решено «делать» обзор спортивных событий не только по республике, но и информировать телезрителей о проходящих соревнованиях на территории всего Советского Союза. Весь этот материал нужно было отсортировать, обобщить.

В то время любые выступления должны были идти только по заранее приготовленному плану, поэтому бумага с текстом обязательно присутствовала на столе ведущего. К тому же, информацию, готовящуюся выйти в эфир, обязательно проверяли в горкоме партии. Любая «отсебятина» пресекалась самым жестким способом. Бывало, случались непредвиденные моменты и «ляпы», ведь все передачи шли в прямом эфире, или говоря телевизионным языком, «живьем». Это потом стало возможно записать, снять заранее на пленку, что-то поправить, исправить во время записи программы. А тогда технических возможностей не было, а потому нередко случались различные эксцессы. Но о них ниже.

Сергей Дмитриевич, который обучал меня приемам ведения передач, постоянно предупреждал, чтобы я как можно меньше заглядывал в текст, а больше смотрел в красный глазок камеры. А это сложно, поверьте! Постоянно возникает искушение заглянуть в свою шпаргалку. Опыта у меня, конечно, никакого не было, кроме того, что я комментировал легкоатлетические соревнования на стадионе. А это совсем другое, нежели работа на телевидении. С содроганием вспоминаю свой первый выход в эфир! Конечно, перед началом передачи обязательно проходила трактовая репетиция, но все же мне приходилось изрядно поволноваться. Кстати, и впоследствии, несмотря на приобретенный опыт, всегда чувствовал волнение перед камерой. Помню, выучивать приходилось весь текст наизусть, как какое-то стихотворение!

Ооднажды мы пригласили на интервью двукратного чемпиона Олимпийских игр по боксу Бориса Лагутина, приехавшего в Туву не по спортивной линии, а по комсомольской, от ЦК ВЛКСМ. Он очень интересно рассказал о своих достижениях. Потом мы получили положительные отклики и от заинтересованных лиц, и от телезрителей, и от самих спортсменов. А как-то случился такой казус. В Спорткомитете СССР за всю Сибирь, включая и нашу Туву, ответственным считался Аскольд Лясото, чемпион Европы в тяжелом весе. Это был здоровый под 140 килограммов весом импозантный мужчина, любивший немного прихвастнуть, но оказавший впоследствии существенную помощь в развитии нашего, тувинского, бокса. Балагур, шутник и любитель (теперь, думаю, по истечении многих лет, можно об этом сказать) выпить. В день передачи он не явился на репетицию, ссылаясь на то, что он непременно скажет то, что нужно. Дескать, только что вернулся с Камчатки, где ему предоставили целый час выступления по местному ТВ. В принципе, конечно, особой беды в его отсутствии на предварительном прогоне передачи не было. Но потом он заставил нас сильно поволноваться. Обычно своих выступающих мы приглашаем за час до эфира, а тут знаменитого боксера нет! Мы берем машину, едем в гостиницу – его и там нет! Что делать? И вдруг осенила мысль зайти в ресторан «Кызыл» (в то время это была приличная гостиница и ресторан при ней). Да, точно, наш боксер сидит в окружении поклонников и «друзей» и выпивает. Нашему возмущению не было предела! Но не выскажешь же в открытую знаменитому гостю все свои претензии! Ладно. Приехали на телестудию. Нас ждет и волнуется режиссер Луиза Михайловна Рудольф. Увидев гостя, да еще слегка «поддатого», она еще больше расстроилась и прошептала мне, мол, лучше бы я совсем не привозил его. И говорит знаменитому боксеру, что она не может допустить его до эфира, и что она дает команду о снятии передачи с эфира, несмотря на то, что она объявлена в программе пойдет какой-нибудь короткометражный документальный фильм или киножурнал. Тогда наш гость богатырского телосложения бесцеремонно берет режиссера на руки, несет ее на второй этаж к режиссерскому креслу. Луиза Михайловна отбивается, но где там! Спортсмен начинает ее уговаривать не срывать передачу, мол, все пройдет нормально. В конце концов она соглашается с ним, бросив нам: «Ну, черт с вами – идите в студию. Но, если я лишусь работы, будете сами меня содержать!». Но все прошло гладко.

Не менее забавным оказался и другой случай. В конце 80-х годов в Кызыл была приглашена сборная команда СССР по футболу среди ветеранов. В ее составе были известные игроки чемпионы Олимпийских игр. Да, да, не удивляйтесь! В те далекие времена футболисты играли, извиняюсь, не как тепер.ь В 1956 году советская команда выиграла Олимпийские игры. В нашу студию были приглашены несколько игроков, среди которых был и Алексей Петрович Хомич. Он был лучшим вратарем в стране, выступал за московское «Динамо».  После войны, в 1946 году, динамовцев пригласили в Англию. Именно там наш вратарь «творил чудеса», не дав соперникам забить ни одного мяча. За это его прозвали «русским тигром». И вот он приехал в Туву как фотокорреспондент газеты «Советский спорт». Как потом выяснилось, динамовцы знали одну «слабость» своего вратаря – любил поговорить. Но мы-то того не знали. И, как самому старшему из команды, я задаю вопрос. И тут началось! Говорил он до-о-о-лго. Но надо же дать слово и другим участникам передачи, а прервать говорящего мне как-то неудобно было, да и опыта практического в таких случаях нет. И вдруг все четверо футболистов, пришедшие с ним, разом встали и со словами: «Если Петрович (так они его звали) начал говорить, то его не остановишь, и нам здесь делать нечего!». И, встав со своих мест, выходят из кадра! Что же я делаю? Естественно, извиняюсь перед телезрителями, и возвращаю гостей занять свои места, и мы продолжили беседу. Конечно, за этот эфир досталось и мне, как ведущему и организатору, и режиссеру, и всем остальным, занятым в этой передаче.  

Не могу не вспомнить еще об одном знаменитом человеке, с которым мне посчастливилось поближе познакомиться, это Михаил Таль. Пришлось «потратить» больше двух лет, чтобы заручиться его согласием приехать к нам в Кызыл. История такая. Гроссмейстер отказывал даже главам государств, и тут стало большой десятикратно приятной неожиданностью, что чемпион мира по шахматам приехал именно в нашу Туву! Я тогда не стал искушать судьбу, боясь сделать что-то «не так», спросить и сказать «не то», и попросил провести передачу тогдашнего министра культуры Анатолия Серена – он более опытный журналист и комментатор, блистательный ведущий, хороший интервьюер и собеседник. Но наш герой оказался простым в общении человеком, обаятельным и без тени самомнения и высокомерия. Все три дня, которые Таль был в нашем городе, я был рядом с ним. Времена тогда были очень тяжелые: очереди в магазинах, все и вся продавали только по талонам, но гостя чем-то надо кормить. В голове созрел такой план: надо идти к директору мясокомбината к тов. Конуспаеву.   Михаил Таль проведет сеанс одновременной игры с его работниками. Директор согласился, но пойдет ли на это чемпион мира? Однако, узнав о том, что организована встреча с рабочими, наш чемпион сразу согласился. А цель-то у меня была одна – заполнить гостиничный холодильник Михаила Таля колбасой! И вот приезжаем на мясокомбинат, заходим в актовый зал, забитый до отказа. И, что примечательно, абсолютное большинство коллектива – женщины, пришедшие прямо со своих рабочих мест, которые хотели хоть краем глаза взглянуть на великого шахматиста, и … все они были в грязных халатах! Видя мое изумление и омраченное настроение, Таль успокоил меня и начал проводить не сеанс игры в шахматы, а просто беседу о жизни, политике и, конечно же, о шахматах. Встреча продолжалась около двух часов, но никто и не думал покидать актовый зал. А колбасы и мяса, конечно, директор комбината разрешил купить.

Далее еще интереснее – исправительная колония. В то время мой друг Женя Антуфьев (поэт, майор в отставке) отвечал за воспитательную работу в колонии для осужденных. Евгений попросил Михаила Таля сыграть с его подопечными, не надеясь на положительный ответ. Но чемпион мира, не раздумывая, согласился дать сеанс одновременной игры с заключенными. Выиграть, разумеется, у него никто не смог.

Вспоминаю интервью с тогда еще неизвестным борцом вольного стиля Иваном Ярыгиным и его тренером Дмитрием Миндиашвили. Иван тогда стал чемпионом Сибири. На заданные мною вопросы спортсмен отвечал: «да» или «нет». Разговорить его было невозможно! Выручил тренер – о спортивных достижениях своего подопечного больше рассказывал Дмитрий Георгиевич. Однако, после того, как Иван стал двукратным Олимпийским чемпионом, мы снова пригласили его в нашу студию. Он тогда уже был тренером сборной команды борцов страны – это был совершенно другой человек: эрудированный, общительный, умел держаться перед камерой. Разговаривать с ним было одно удовольствие! В третий, и как потом выяснилось, в последний раз Иван дал интервью нашему телевидению в июне 1997 года. Из Тувы он поехал на машине в Махачкалу и по дороге попал в автомобильную катастрофу. В тот последний раз он подарил мне свою книгу «Ты выходишь на ковер» с дарственной надписью. Я храню ее как реликвию и память о замечательном человеке и выдающемся спортсмене, с которым, благодаря телевидению, я был хорошо знаком.

Говорю от всего сердца: «Спасибо!» - коллективу телестудии, благодаря которому я познал чудный мир телевидения, где мне пришлось познакомиться с такими интересными и знаменитыми людьми. Я благодарен судьбе за такой плодотворный отрезок в моей жизни.

Лидия ДОНГАК,

ветеран ГТРК «Тыва»

"Тувинская правда" №63 от 20 ноября 2021 годда.