В условиях местных рисков

Как стало известно газете, страховщики, работающие в регионе, с недавнего времени начали тотально отказывать местным растениеводам в заключении договоров. По этому поводу Минсельхозпрод РТ еще в июне обратился к своим федеральным коллегам с просьбой оказать содействие в решении данной проблемы. С этой же целью ведомством было направлено письмо президенту Ассоциации страховщиков России. Ответов нет, проблема остается нерешенной, а аграрии республики вынуждены работать в условиях рисков. Например, град, обрушившийся в начале июля, в самом растениеводческом районе Тувы — Пий-Хемском — серьезно потрепал посевы зерновых культур. В администрации опасаются, что растениеводы, чьи посевы не были застрахованы, понесут убытки. В тоже время в минсельхозпроде говорят о некоем документе, предусматривающем компенсирование убытков сельхозтоваропроизводителям, не имеющим страховки, из федерального бюджета.

Общая сумма ущерба, которую понесли растениеводы Пий-Хемского района, оценивается администрацией в 1 млн. 150 тыс. рублей. Как рассказал газете заместитель председателя администрации Пий-Хемского района Александр Монгуш, в районе 150 гектаров сельскохозяйственных угодий, 120 из которых заняты зерновыми культурами, а 30 — кормовыми.

— От града пострадали все 150 гектаров, — признается он. — Посевы не были застрахованы, так как в последнее время страховые компании начали отказывать нам.

Агрострахование в республике всегда шло со скрипом. В Минсельхозпроде РТ прямо признаются, что страховые компании оказывали услуги местным растениеводам с большой опаской, поскольку Тува относится к зоне рискованного земледелия.

— У нас ведь каждый год что-то да происходит, — заметил собеседник газеты в сельхозведомстве республики. — Из-за этого страховщики работают в секторе агрострахования с большой долей риска. Им, насколько нам известно, просто невыгодно осуществлять свою деятельность в этом направлении в Туве, даже учитывая то, что агрострахование осуществляется при финансовом участии государства.

До 2012 года, по словам собеседника, 50 процентов суммы страховой премии, которую аграрии уплачивают страховщикам по договору, компенсировались им из бюджета. В том же году схема несколько изменилась. Заключая договор со страховой компанией, аграрий уплачивал ей только 50 процентов премии, после чего сделка считалась состоявшейся. Остальные деньги государство напрямую переводило на счет страховой компании.

Данная схема, отмечают в минсельхоз-проде, имеет некоторые нюансы, позволяющие страховщикам на вполне законных основаниях дать растениеводам, как говорится, «от ворот поворот». В частности, предусматриваются довольно жесткие сроки. Застраховать, скажем, посевы должны успеть не позднее, чем за 15 дней с момента окончания ими посевной кампании. Днем позже — и в страховке откажут. В эти сроки итак трудно уложиться, а страховщики начинают еще и дополнительную бумажную волокиту, заставляя бегать по инстанциям, собирать справки, выписки и прочие документы.

Поэтому очевидно, что большинство страховых компаний и раньше пытались уклоняться от предоставления услуг растениеводам. Сейчас же по каким-то причинам поводов они уже не ищут, а просто говорят «нет».

— Когда отказы начали поступать один за другим, мы попытались вмешаться, вели переговоры со многими страховыми компаниями, работающими в Туве, однако все они нам отказали, — рассказала газете начальник отдела растениеводства и механизации министерства сельского хозяйства и продовольствия Тувы Алла Ондар.

Обращение в федеральный минсельхоз в начале июня, как и письмо директору Ассоциации страховщиков России, написанное тогда же, ничего не дали. Этого, в принципе, достаточно, чтобы сделать вывод, что местные представительства российских страховых компаний получают указание отказывать нашим растениеводам с самого верху.

Помимо этого, по словам Анны Ондар, министр сельского хозяйства и продовольствия РТ не так давно побывавший в Москве, встречался в столице со своими коллегами из Иркутской области, Республики Бурятия и Забайкальского края. Все они жаловались на аналогичную проблему.

— Любопытно, что подобная ситуация в сфере агрострахования складывается не только в Туве, но и в других регионах, отнесенных к зоне рискованного земледелия, — говорит она.

Добиться внятной информации по этому поводу от страховщиков нам не удалось.

Тем не менее в одной страховой компании, с которой связалось издание, подтвердили, что страховщики в секторе агрострахования республики чувствуют себя неуверенно, из-за климатических особенностей региона.

— Выдерживать сроки окончания сельскохозяйственных работ очень трудно, — прокомментировали в компании. — Мы работаем по общероссийским нормативам, которыми, например, предусматривается, что посевные работы должны заканчиваться до 15 мая. В Туве же в первой половине последнего месяца весны иногда еще случаются заморозки, поэтому до середины месяца посевную кампанию здесь никто не заканчивает.

Точно также обстоят дела и с уборочной страдой. Именно этим в компании объяснили рискованность договоров для страховщиков с местными аграриями, отмечая также ряд прецедентов мошенничества со стороны некоторых из них. Например, был даже случай, когда один местный сельхозтоваропроизводитель, застраховав озимые посевы, пытался получить страховку, когда они якобы не взошли. Оказалось, что их даже не сеяли. То есть он попытался заработать на пустом поле.

Что касается страхования животных, то здесь тоже есть свои сложности. К примеру, в тувинском представительстве страховой компании, с которой мы связались, на это уже лет как десять существует жесткий запрет. Собеседник объяснила внутреннюю установку тем, что такие сделки для страховщика сопряжены с еще большими рисками, нежели страхование сельхозкультур.

— В Туве не проводится таврение животных, не говоря уже о чипировании, которое позволяет, допустим, отследить потерявшееся животные. Короче говоря, с учетом здесь обстоит очень плохо, — резюмирует собеседник. — Это не только само по себе создает для нас риски, но и, опять же, становится катализатором мошенничества со стороны хозяйственников.

Тем не менее тотальных отказов местным скотоводам страховщики не делают — в настоящий момент активно заключает договора с аратами компания «Согласие». Недавно в ней свой скот застраховали участники второго этапа губернаторского проекта «Кыштаг для молодой семьи». Правда, здесь есть своя тонкость. В отделе животноводства и племенного дела минсельхоз-прода республики пояснили: что касается страхования сельхозживотных, то главной проблемой является то, что скот страхуют от большинства распространенных в России рисков, связанных с болезнями и стихийными бедствиями.

— У нас же главные угрозы животным исходят от скотокрадов и нападений хищников, — считает начальник отдела животноводства и племенного дела Минсельхозпрода РТ Галина Ондар. — Данные риски в стандартный набор не входят, поэтому по ним не страхуют, и в случае гибели животного из-за нападения хищников или кражи, тот же чабан, к сожалению, должен нести убытки самостоятельно.

Галина Ондар рассказала, что минсельхозпрод вел как-то переговоры с той же компанией «Согласие». Ее представители заметили, что от нападения хищников и скотокрадства вроде как застраховать животное можно, однако сумма договора будет выше стандартной страховой премии.

— Но вскоре после разговора они вдруг поменяли свое решение, — поделилась Галина Ондар. — Видимо, связались со своей головной конторой, в которой представительству дали отрицательное заключение.

По словам источника, близкого к отрасли, причинами отказа страховать животных от рисков скотокрадства сами страховщики называют то, что факт такого преступления при отсутствии надлежащего контроля и учета за скотом трудно доказать.

— Страховые компании отворачиваются от животноводов как раз потому, что за скотом не налажен надлежащий контроль, — поясняет источник. — Скот у нас, надо заметить, пасется сам по себе, часто без присмотра, становясь легкой добычей для скотокрадов. Поэтому данный вид преступления у нас так распространен, что в свою очередь создает большие риски страховщикам, если, конечно, они пойдут на такую сделку.

А вот почему не страхуют животных от нападений хищников, то здесь свою позицию внятно не могут пояснить даже страховщики. А ведь доказать гибель коровы, задранной волком, не так уж и сложно.

И возвращаясь к пострадавшим от града пий-хемским растениеводам. Вопрос о том, кто и как будет компенсировать им убытки, остается открытым.

— Мы всерьез опасаемся, что хозяйства нашего района понесут убытки, — резюмирует Александр Монгуш.

В тоже время Алла Ондар заявила по этому поводу, что у аграриев региона, чьи посевы пострадали из-за стихии, есть возможность получить компенсацию ущерба из федерального бюджета. Такая возможность предусматривается изменениями, внесенными в федеральный закон «О федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов». Они вступили в силу аккурат 1 июля 2017 года, накануне того самого града. К этой теме газета еще вернется.

Антон ПОСОХИН

22.07.2017

№: 

77

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 169 429
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 98 291
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 97 936
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 91 136
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 69 226