Ты правда это нарисовала?

Айыран-Санаа Чап — та самая девчушка, которая на прошлогоднем «Русском силуэте», а точнее, его отборочном этапе в Туве, неожиданно заткнула за пояс всех местных дизайнеров, уже заслуживших себе известность и авторитет в своём кругу. Её дебютная коллекция «Chap» из пяти луков была признана лучшей на модном тувинском подиуме и удостоилась комплиментов от высокого гостя показа — успешного российского дизайнера Джемала Махмудова, лауреата многочисленных конкурсов, создавшего собственную марку одежды. Не поздравить эту девочку, подчеркнул кутюрье, — преступление.

Организаторы тувинского конкурса, ещё на этапе предварительного отбора оценивавшие работы будущих участников, не поверили: это она нарисовала? кто такая? где учится? правда — сама нарисовала?

Айыран-Санаа скромно пожимала плечами: учусь в колледже искусств, рисую с детства. Сама, правда.

 

Мы любуемся рисунками Нади Рушевой, не уставая восхищаться её божественным даром. Скорбим о безвременной кончине тувинской художницы. Имя её знает каждый в Туве. И, увы, не замечаем того, что происходит вокруг нас. Здесь и сейчас. Тех юных — и не очень юных, — не менее, а может быть, и более талантливых, которые ходят себе по своим делам в едином временном пространстве с нами, о ком не рассказывают в СМИ, кем не восхищаются всенародно. Работы их мало кто видел, хотя они удивительны и прекрасны. И это несправедливо.

* * *

Айыран-Санаа недавно закончила колледж искусств и получила диплом. По специальности девушка — мастер по художественному металлу. Её дипломная работа — искусное авторское украшение на голову, корона «Хозяйка тайги». Такой элемент великолепно дополнит сценический костюм или модный look какой-нибудь экзотической дизайнерской коллекции.

Девушка придумывает и мастерит уникальные украшения: серьги, колье. Кружева, которые она вырезает из металла, отличаются этническими мотивами, от них веет духом мистической древности. Впрочем, это только студенческие работы. Чтобы такому, как она, мастеру состояться в профессии, придётся самостоятельно организовывать себе рабочее пространство: открывать мастерскую, покупать оборудование.

Но Айыран-Санаа не планирует зарабатывать изготовлением художественных изделий из металла.

Вряд ли этим одним выживешь, понимает она.

И собирается поступать… в ТувГУ. За высшим образованием и практическими навыками, которые ей понадобятся в будущем.

* * *

Мама всегда поощряла в своей единственной дочери увлечения всякого рода рукодельным творчеством, а когда заметила её явные художественные способности, записала в кружок по рисованию. Следила, чтобы дочь беспрепятственно занималась и развивалась, участвовала во всех конкурсах. А в седьмом классе отправила её в РШИ на художественное отделение. Однако девочка проучилась там недолго: не выдержала темпа, в который пришлось перестраиваться. Каждый день она должна была отсиживать уроки в общеобразовательной школе, а потом ещё мчаться в РШИ, в другую часть города, на спецзанятия. Хватило её на год.

Рисовала Айыран-Санаа разное: и фантастические образы, которые рождало её богатое воображение, и сюжеты на заданную тему, и портреты родных и друзей. А лет одиннадцати-двенадцати, когда в подростке начала просыпаться девушка, увлеклась вдруг модой. Всеми этими шоу на центральном телевидении, где популярно рассказывали зрительницам о том, как надо и как нельзя одеваться, ежегодными модными дефиле, которые транслировались в эфире.

Смотрела с замиранием сердца. Восторгалась.

Карандаш в её пальцах дрожал и потел, мысли в голове кипели. По бумаге уже порхали тонкие, длинноногие — по большей части азиатского облика — девушки. По три в ряд они уверенно стремились вперёд, норовя вышагнуть за пределы ограниченного бумажного пространства. Они горделиво несли себя — как холодно, отстранённо несут себя обычно модели. Юная художница продумывала их до мелочей: выдерживала единый стиль в причёске, макияже, телосложении, выражении лиц. И ансамбли, в которые она их одевала, уже напоминали попытки создать нечто концептуальное, новое, модное.

…После девятого класса Айыран-Санаа решила поступать в колледж. Она знала, что её дорога лежит в искусство, и колледжа как первой ступени этого пути всё равно не миновать. Выбрала направление — декоративно-прикладное искусство. На художника не пошла сознательно: там, объясняет, осваивала бы разные техники рисования — и всё. А ДПИ — это многогранный мир. Будущих мастеров там учат работе не только с металлом, но и с керамикой, деревом, камнем. Ну и рисованию тоже. Там, под руководством профессионалов, она изучила нюансы колористики — науки сочетания цветов, и её увлечение модой вышло на новый качественный уровень.

Свои эскизы она показывала преподавателям, те удивлялись. Они и направили её на то, чтобы больше внимания уделять именно созданию коллекций. А в один прекрасный день мастер колледжа по металлу Венера Никулина, оценив новые успехи своей воспитанницы, посоветовала: покажи-ка свои рисунки Вячеславу Донгаку. Что скажет?

Айыран-Санаа так и поступила. Хоть и страшно было.

Донгак, к её искреннему изумлению и восторгу, работы посмотрел с интересом. Предложил: доработай вот то-то и то-то, добавь в костюмы этники, каких-то национальных элементов и приноси снова.

Дня два девушка просидела, закопавшись в бумаги.

На третий предстала перед наставником.

Хм, задумался Вячеслав Октяброович. Будем, пожалуй, отшивать.

Айыран-Санаа поперхнулась от счастья.

Она и помыслить себе не могла такого.

А скоро услышала по местным новостям о конкурсе дизайнеров, который готовился в Кызыле. Вот бы попасть туда, размечталась девушка. Посмотреть на профессионалов… И — звонок из «Эдегея»: будем, сообщили, участвовать с твоей коллекцией.

Так и получилось, что совсем юная — на ту пору ей было лишь девятнадцать — и никому не известная девушка оказалась среди участников престижного творческого состязания.

Стоя в сторонке со своими модельками, девочками из «Эдегея», и дожидаясь начала конкурсных показов, Айыран-Санаа жадно рассматривала известных ей местных кумиров: вон Юлия Хирбээ, а вон Андрей Неверицкий… Ёжилась от нервного озноба и не верила, что всё это — с ней.

Волшебство продолжалось весь тот памятный вечер. Юные эдегейчики представили её коллекцию великолепно. Зал восторженно рукоплескал. Потом было награждение, когда участники вышли на сцену. Все тогда ждали, что первое место возьмёт кто-то из известных. Но вот уже осталось объявить двух главных победителей, а на сцене стоят Юлия Хирбээ и… каким-то непостижимым образом — она, юная дебютантка Чап.

Вот уже объявляют того, кто занял второе место, и Юлия Хирбээ трогается за дипломом.

Айыран-Санаа плохо помнит, что происходило тогда на сцене, как её поздравлял Джемал Махмудов и пела потом Сайлык Оммун. Помнит ослепительно-яркие софиты и слёзы, которые текли по её щекам.

Эта неожиданная победа означала, что юная художница поедет показывать свою коллекцию в Москву, на большой международный «Русский силуэт».

Махмудов дал несколько рекомендаций, в каком направлении ещё поработать, чтобы в столице выглядеть достойно. Предстояло завершить то, что не успели к местному показу: дошить шубы, которые были предусмотрены эскизами. Они обогатят коллекцию и усилят главные акценты, наставлял он.

На подготовку оставалось меньше месяца, но успели всё.

Весь победный гонорар ушёл тогда на покупку тканей и билеты до Москвы. Взять с собой всех пятерых моделей не вышло, поехала только одна — та, которую особо выделил Махмудов. В Москве уже вместе с Кимой Донгак разыскали выпускниц «Эдегея», ныне столичных студенток — и проблема с недостающими моделями была решена.

В том показе в ноябре 2018 года участвовали более девяноста российских и зарубежных молодых дизайнеров. В зале сидели культовые отечественные кутюрье Юдашкин и Зайцев.

Айыран-Санаа, когда вышли её девочки, выбежала в зрительный зал, чтобы снять их проход, и не удержалась, отыскала глазами мэтров: как — им?

Зрителям — понравилось. И мэтрам, кажется, тоже. По крайней мере, смотрели они очень внимательно.

Вернулась домой она с дипломами конкурса «Русский силуэт» и Союза дизайнеров России.

* * *

После своего сказочного дебюта в Москве девушка уже не сомневается: её призвание — работа в мире моды. Из всего, что с ней произошло в прошлом году, она заключила: чтобы добиться серьёзных успехов, придётся много работать. Начинающему дизайнеру, стремящемуся к чему-то большому, просто необходимо владеть не только карандашом и богатой фантазией, но и некоторыми профессиональными навыками, фундаментальными в его деле: необходимо стать и закройщицей, и портнихой, и модельером в одном лице. Понимать все нюансы того, чем занимаешься. Видеть глубоко.

Зреет в голове художницы и другая сопутствующая мечта. О том, что когда-нибудь она создаст собственный бренд. Что откроет в Кызыле магазинчик, где будут продаваться её дизайнерские вещи — повседневная стилизованная одежда от Чап. И цены в этом магазинчике, мечтает девушка, не будут кусаться, носить её вещи сможет большинство жителей Тувы.

Сейчас Айыран-Санаа с головой погрузилась в работу над эскизами, одновременно осваивает швейную машинку и готовится к поступлению в ТувГУ.

Ни о чём не загадывает. Всему, уверена, своё время.

Виктория КОНДРАШОВА

29.06.2019

№: 

68

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 173 249
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 101 883
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 101 476
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 94 595
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 69 940