Песня на два голоса

Предлагаем вниманию читателей материал, опубликованный только что в журнале «Мальтийский вестник». Он издается для русскоязычной публики на деньги европейского фонда. А Мальта – красивейший остров Средиземноморья.

Восьмого июля в Российском центре науки и культуры на Мальте праздновали День семьи, любви и верности. В числе главных героев этого праздника, получивших награды «За любовь и верность», были Виктория и Мартин Микаллефы — удивительная пара, совместный путь которой насчитывает несколько десятков лет.

Уроженка Тувы Виктория Микаллеф (в девичестве Чульдум) собиралась учиться в Перми, постигая азы криминалистики. Она даже поступила в Пермский юридический университет, но сложилось так, что ее уговорили поменять решение и выбрать Восточный, языковой, факультет Ленинградского государственного университета имени А. Жданова (ныне — Санкт-Петербургский государственный университет). В это время где-то на другом краю земли, на средиземноморском острове Мальта, девятнадцатилетний Мартин Микаллеф собирался ехать в Советский Союз. Он всерьез интересовался психологией, но такого факультета в Мальтийском университете еще не было, поэтому было принято решение: ехать в СССР.

Мальта — Киев — Ленинград

Это не совсем обычное решение.

Отправиться в такую далекую страну, чтобы получить там образование. Как вы к этому пришли?

— На Мальте в то время я не мог получить те знания, к которым

стремился. Просто не было такого предмета в вузе. Меня интересовали вопросы смысла жизни, психологические процессы, взаимодействие людей. Поэтому, когда появилась возможность учиться в СССР по линии Советского общества дружбы, я ею воспользовался. Конечно, это было немного авантюрной затеей. Кроме всего прочего, мне было очень интересно посмотреть на тех, кто взял на себя смелость строить общество в соответствии с идеалами коммунизма.

Мне хотелось увидеть страну, о которой много говорили.

Сначала я поступил на подготовительный факультет в Киеве. По результатам этого года решалось, в каком учебном заведении можно продолжить учебу. В течение года мы изучали русский язык, физику, химию и другие предметы. Преподавание было поставлено на таком высоком уровне, что за год мне удалось освоить русский язык. По итогам подготовительного курса я поступил на факультет психологии Ленинградского государственного университета.

Студенческие годы провел в общежитии вуза среди советских студентов, обстановка была очень дружественной. Мы все ходили в гости друг к другу, общались. Помню мои первые впечатления от просторных городских улиц, метро… Еще были такие автобусы — желтые «Икарусы» с «гармошками». Мы очень любили стоять в таких «гармошках». Мне удалось погрузиться в повседневную жизнь советского человека, понять и осмыслить этот своеобразный быт. В то время я по-настоящему понял, что значит это жаргонное слово «доставать» или, например, в магазине «выкинули» какой-то товар.

Как все-таки интересен русский язык, который позволяет одним словом описать настоящую действительность и так точно отобразить ту или иную ситуацию.

Я с большим удовольствием работал на субботниках и даже ездил в стройотряд, участвовал в строительстве школы.

Зимой было холодно, но, как ни странно для человека из Средиземноморья, я полюбил снег. Научился кататься на лыжах и в выходные дни ездил на лыжную базу Кавголово.

Преподавали нам очень хорошо, у меня сохранились самые лучшие впечатления от преподавателей.

Ленинградская школа факультета психологии отличалась тем, что там велось экспериментальное изучение всех психических функций человека, в том числе восприятие, память и мышление.

Учиться было интересно, но сложно, особенно на первых курсах, когда было непонятно, где же все-таки психология в таком обилии предметов.

Не так давно мы были в Санкт-Петербурге, посетили наш университет.

Это был особенный момент для меня!

В студенческие времена я не только учился, но и подрабатывал. Работал дворником, долбил лед вокруг общежития, убирал снег. У меня даже была рабочая фуфайка.

Виктория М.: Он не понимал, почему наши студенты ходят без денег, когда заканчивается стипендия, просят у соседей картошку. Мартин не любил этого. Он работал, рано вставал и всегда находил себе занятие. Потом, уже живя на Мальте, я поняла, что рано вставать — это национальная особенность, которая появилась из-за климата. Помню, я так удивлялась, попав на Мальту, когда нам приносили свежий хлеб и молоко в 5:30 утра.

Мартин М.: В общежитии я был как заведующий хозяйством. Следил за чистотой на кухне, чтобы всё всегда было в порядке.

В дальние дали

Когда вы познакомились?

Виктория М.: Я в тот момент уже

училась на третьем курсе Восточного факультета, изучала турецкий.

Мы познакомились на дискотеке. А жили тогда в одном общежитии. Мартин с самого начала был особенным, он очень отличался от других студентов.

Сразу было видно, что у него очень хороший характер, мягкий, неконфликтный, очень терпеливый. Мы очень быстро начали общаться и не расставались, пока я не окончила университет. Поженились в Ленинграде, во дворце бракосочетаний на Английской набережной. Потом мне пришлось уехать на родину на какое-то время, где я работала в научно-исследовательском институте. Мы общались по телефону.

Сотовых, конечно, тогда не было. Были переговорные пункты, где  нужно ждать, пока тебя вызовут. А потом он окончил вуз, и мы приехали на Мальту.

Мартин М.: Это было летом 1986 года.

Помню, как только открылась дверь самолета, дохнуло жарой. Я подумал: «Боже мой, что же это такое?! Как жарко!»

Как окружающие восприняли такие перемены в вашей жизни?

Виктория М.: Мои родители, конечно, пережили небольшой шок. И были люди, которые меня пугали, читали мне нотации, обвиняли даже. Кто-то испугался и перестал со мной общаться. Но вот на Мальте меня встретили очень хорошо. Мы с его родителями быстро нашли общий язык. Они — настоящие мальтийцы.

Старая школа. Детей учили быть самостоятельными, уметь нести ответственность. Очень правильное воспитание, которое проявилось, когда, например, Мартин принял решение учиться в другой стране.

Хочу сказать, что то поколение мальтийцев было другим. Они полагались на себя, в банк за кредитами не бегали, считали, что на все надо накопить, а если не накопил, значит, тебе это и не надо.

Каким был первоначальный период становления?

Мартин М.: Мой диплом советского вуза здесь котировался, но психологических служб тогда не было. Все пришлось начинать с нуля. Даже слова «психолог» в мальтийском языке не было. Через какое-то время меня пригласили в Мальтийский университет читать лекции. Потом я начал заниматься детской и возрастной психологией. Понял, что есть необходимость создавать психологические службы. Я посвятил более 30 лет созданию психологических служб для детей с проблемами психического развития или психическими расстройствами. Мы проводим психодиагностические тестирования и психотерапевтические интервенции на индивидуальном и групповом уровне. Работа моя тяжелая, но в то же время вдохновляет.

Плоды моей работы я не вижу сразу, только со временем. Очень приятно в душе, что я все-таки смог внести качественные изменения в развитие жизни детей и в их семьи.

Особенно горжусь тем, что я внес свой вклад в создание и развитие психологических служб для детей на Мальте со своим советским дипломом. По истечении времени понял и осознал факт, что преподавание и подготовка психологов в Ленинградском (ныне Санкт-Петербургском) университете были на высоком научном уровне. Очень полезными оказались для моей работы наши занятия-практикумы в Институте Бехтерева.

Виктории, конечно, было еще сложнее, в силу специфики ее образования.

Виктория М.: Четыре года я провела в отпуске по уходу за моим сыном Саяном, а потом устроилась работать с советскими туристами. Мне повезло, так как кузен моего мужа работал менеджером. Он мне помог найти место. Тогда было трудно иностранцам найти работу, для нас все было закрыто. Но позже удалось устроиться в Мальтийский университет. На тот момент я являлась там единственной женщиной-иностранкой из социалистического блока. Работаю старшим научным сотрудником в университетской библиотеке уже 29 лет. Благодарна университету и коллегам за наши совместные поездки на курсы повышения квалификации, семинары и стажировки в университетах Англии.

Надо отметить, что с самого начала моей работы обстановка была очень доброжелательная, меня все поддерживали. Когда я начала работать в Мальтийском университете, там было 700 студентов, а сейчас — 12 000.

Опять же, в 1990-е годы начались большие изменения, стали принимать много студентов, молодежь существенно изменилась, многие осознали необходимость образования.

Девушки стали уделять особое внимание учебе.

Русская речь на Мальте

Мартин М.: Значительное место в нашей жизни всегда занимал Российский центр науки и культуры на Мальте. Мы всегда туда ходили, с самого начала — со времен Советского Союза. В 90-е, когда было много изменений, мы видели, с какими трудностями столкнулся Центр.

Конечно, мы принимали очень близко к сердцу все происходящее.

Для многих мальтийцев Советский Союз — просто газетные новости, а для нас — это наша молодость, наши друзья и близкие, семья жены.

Только что прибывшая директор Елизавета Золина предложила мне

вести уроки русского языка в Центре.

Некоторое время она лично проводила занятия в некоторых группах, чем вызывала большой интерес у студентов. Позже к нам присоединилась моя жена. Чуть позже — дочка директора Маша.

Виктория М.: Елизавета Суреновна — историк по образованию — со своей эрудицией и лучезарной улыбкой легко находила подход ко всем.

Всегда находила интересные идеи и смогла привлечь и заинтересовать мальтийцев, за что они ее взаимно поддерживали и помогали. Она очень интересовалась и психологией, поэтому у них с Мартином всегда были темы для беседы.

Мартин М.: У нас было время, когда Министерство образования Мальты выдвинуло инициативу изучения четырех языков в средней школе. Одним из таких языков должен был стать русский. Меня отправили в Институт русского языка имени А. С. Пушкина, я прошел курсы преподавания русского языка для иностранцев, где мне даже удалось пообщаться с автором учебника «Русский язык для всех» Виталием Костомаровым.

В чем заключается секрет вашей долгой совместной жизни, если учесть, что вы представляете такие разные культуры?

Виктрия М.: Моя родина огромна территориально. Это прародина тюркских народов. Там бесподобный ландшафт: горы всех форм, очертаний и цветов, озера, леса, тайга, бесконечная степь и, конечно же, Эне-Сай (на нашем языке означает «Мать —река»), который теперь извеcтен как Енисей — самая большая и мощная река Сибири, берет начало с территории нашей республики. Говорят, что «кто хоть раз побывал в Туве — возвращается». Кстати, так же говорят о Мальте.

Однажды на Мальту приезжал поэт Евгений Евтушенко. Узнав, что я из Тувы, он очень тепло пожал мою руку и сказал мне, что он родом со станции Зима в Сибири, и он слышал, что тувинцы очень честный и гостеприимный народ. Мне было приятно слышать такую оценку из уст знаменитого поэта.

Мы как народ всегда уважаем старших, слушаем их и до фанатизма любим свою родину, как и мальтийцы.

Мы всегда были толерантны к другим религиям и культурам.

Мартин М.: Мы — мальтийцы — живем на острове, вокруг нас море, а там, в Сибири, тоже море — бесконечной земли, лесов… Какие расстояния!

Виктория М.: Мне очень повезло, что у меня муж — психолог. У него много терпения, и он все замечания делает очень деликатно. У меня характер другой. Я упрямая. Это национальная черта, я не могу ждать, мне нужно сразу принимать решения, а Мартин все обдумывает долго. Самая отличительная черта моего мужа — умение слушать человека внимательно и терпеливо до конца. Он никогда никого не перебивает. Он взвешивает каждое слово, прежде чем что-то сказать. Думаю, это годами выработанный профессиональный навык.

Он как психолог знает, что одно неосторожное слово может причинить боль и привести к непоправимым последствиям. Из уст психолога не должно ускользать лишнее слово.

Муж мой очень скромный, без пафоса и фальши. Он даже разговаривает мягко. Если ему нужно поправить меня в чем-то, он сделает это так культурно, интеллигентно, тактично и в то же время с заботой, так, что буду настроена исправиться. Думаю, что этот талант ему достался от его родителей. Такое умение дано не каждому.

Он очень скромный. Такими были его покойные родители.

Мартин М.: Мне нравится что Вика — очень целеустремленный человек и так хорошо адаптируется в другой стране и культуре. Видно, что выросла в многонациональной среде.

Она очень решительная, способна рисковать. Она начитана. Очень любить читать. Хорошая и заботливая жена.

Так мы дополняем друг друга.

А в Туве вы бываете?

Виктория M.: Да, ездим в Туву, которая с каждым годом притягивает меня все больше и больше. Я жила вдали от родины с 17 лет. Даже не верится, что 34 года живу на Мальте. Я заново раскрываю свою родину, свой народ. Меня как бы обратно зовет моя земля. Выйду на пенсию и буду жить на две страны. Как хорошо, что такое возможно сейчас!

Мартин М.: Там очень красиво. Мне очень понравилось, и мы туда еще поедем. Едешь и едешь… Так долго надо ехать, чтоб добраться до конечной точки маршрута. Такие просторы и бесконечная даль!

Я буду бродить по тайге и собирать ягоды, кедровые орехи. У реки буду собирать облепиху. Мы с Викой будем сидеть на берегу Енисея и смотреть вдаль: на голубые горы и в небо. Какие большие орлы кружатся там, в небе, и никто в них не стреляет…

Беседовала Мария ЕРМАЧЕНКО

09.09.2019

№: 

97

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 172 234
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 100 914
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 100 518
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 93 689
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 69 731