Иван Ярыгин — русский богатырь и наш земляк

7 ноября исполнится 70 лет со дня рождения Ивана Ярыгина, которого в полной мере мы можем назвать своим земляком, ведь 8 лет, с 1953 по 1961 год, семья Ярыгиных проживала в Туве, в Пий-Хемском районе в поселке Усть-Уюке, где стояла геологоразведочная партия ГРП-46. К сожалению, сейчас этого поселка уже нет. Но сохранилась память о замечательном человеке, легендарном спортсмене, равных которому, пожалуй, нет во всем мире.

Именем этого человека, русского богатыря, выдающегося спортсмена и неординарной личности, названы дворцы спорта, в том числе в Красноярске и Кызыле, Олимпийская деревня в Лужниках, школа и музей в поселке Сизая Красноярского края, где некоторое время проживали его родители и он сам. Его имя — «Иван Ярыгин», носит современный российский сверхзвуковой бомбардировщик из серии ТУ-160, а международная федерация любительской борьбы установила в его честь особые соревнования по вольной борьбе, которые проходят в Абакане и Красноярске.

Кто он, и откуда этот русский богатырь, которому рукоплескала и ревела от неистовства мюнхенская публика в 1972 году, когда он одного за другим с невероятной легкостью уложил на лопатки семерых стокилограммовых атлетов. По правилам тех лет, на одну схватку отводилось ровно 9 минут, на семь схваток — 63 минуты. Ивану же удалось за 12 минут поднять и вмять в ковер семерых! Этот рекорд до сих пор остается непревзойденным в вольной борьбе. И как награда — первая золотая медаль на Олимпиаде в Мюнхене.

Ко второй своей Олимпиаде, которая состоялась в Монреале в 1976 году, он готовился с особым настроением и азартом: пробегал в день марафонскую дистанцию в 50 километров, отжимался до 120 раз без передышки, лазал по канату, проводил по нескольку часов ежедневно на ковре в спарринговых схватках. Но случилось непредвиденное: в одной из них он сломал два ребра. Но несмотря на это, он едет в Монреаль. Благодаря врачам и массажистам, преодолевая боль, Иван Ярыгин выигрывает второе олимпийское золото!

Именно ему доверили нести знамя советской олимпийской команды на церемонии закрытия Олимпиады в Монреале. Он был не только самым сильным, но еще обладал телосложением удивительной красоты, сравнимой разве что с красотой греческого Аполлона Бельведерского, об этом свидетельствует памятники Ивану Ярыгину в Красноярске, Москве и других городах, и, конечно, многочисленные фотографии борца.

Став многократным чемпионом мира и Европы, двукратным победителем Олимпийских игр, Иван Сергеевич уходит на тренерскую работу и щедро делится своими секретами, показывает ученикам лучшие приемы. Его наставники пытаются сдерживать Ярыгина, не все открывать, самому может еще пригодиться, ведь он продолжает принимать участие в самых ответственных соревнованиях, но Иван Сергеевич всегда стоял на своем — пусть учатся!

Он вообще был очень щедрым человеком, некоторые даже считали его простачком. Был такой случай, может это просто легенда, но созданная все равно на каких-то реальных фактах, о том, что однажды он выиграл большую сумму денег в казино, и все роздал более нуждающимся соседям и родственникам.

Так кто же он и откуда? Оказывается, из большой многодетной крестьянской семьи, в которой росло десять детей. Иван был пятым ребенком, родился он 7 ноября 1948 года в селе Усть-Камзасе, это Горная Шория, Кемеровская область. Его родите-ли — Евдокия Павловна и Сергей Николаевич — оказались там не по своей воле, а прибыли с родственниками, гонимые событиями тридцатых годов. Отец Евдокии Павловны, Павел Васильевич Щетинин, был зажиточным крестьянином-пасечником из Горного Алтая, вынужденный с семейством бежать из родных мест, дабы не быть раскулаченным. Был он высок ростом, не обижен и силенкой, всегда носил бороду ярко-рыжего цвета. Его знаменитый внук Иван унаследовал от него все эти качества — и высокий рост (187 см), и силушку богатырскую, и рыжий цвет волос. В семье Павла Васильевича было шестеро сыновей и одна единственная дочь — Евдокия, которой еще не было и двух лет, когда умерла мать. Павел женился, но мачеха оказалась такой, какой бывают мачехи в русских сказках, и поэтому едва девочке исполнилось 16 лет, ее выдали замуж за первого попавшегося парня, Сергея Ярыгина, семью которого судьба забросила в Усть-Камзас из хакасского Таштыпа. Он оказался крепким работящим парнем, способным постоять в забое по щиколотку в воде, где добывали золото, хорошо владевшим мастерством кузнеца, которое в основном и кормило семью на протяжении многих лет. Еще до войны в этой семье появились первые трое детей: Николай, Геннадий, Василий.

С первых дней войны Сергей Николаевич ушел воевать, правда ему повезло: назначили поваром в полевую кухню, с которой дошел до самого Берлина, был ранен, но остался жив и вернулся домой. Евдокии Павловне досталась трудная женская доля военных лет: на ней была пасека, доставшаяся в наследство от отца, огромные участки под посевы пшеницы и посадки картофеля. Пахать, сеять, убирать — все это легло на ее женские плечи. Выстояла, выжила, уберегла детей.

После войны в семье родилось еще трое детей: Галя, Ваня и Саша. Ваня родился крупным, подвижным и ревучим. Однажды, когда мать безуспешно пыталась справиться со своим рыженьким крикуном, в избу вошел старый дед, при виде которого мальчик внезапно успокоился и стал во все глаза разглядывать незнакомца. А тот вдруг ни с того, ни с сего сказал: «А прославит, однако, этот парнишка ваш род, и ты, Евдокия, Москву еще увидишь». Евдокия только рукой махнула — какая Москва, выжить бы, прокормить бы эту ораву, уже седьмой ребенок в животе о себе давал знать, жизнь в послевоенное время была ох как нелегка! От сестры отца, Марии Шевченко, семья которой обосновалась в Туве, стали приходить известия о том, как хорошо можно устроиться в только что вошедшей в состав СССР Тувинской автономной области. В пятидесятые годы здесь работало несколько геологоразведочных партий, одна из них, ГРП-46, открывалась в поселке Усть-Уюке Пий-Хемского района. Вот сюда и направилась весной 1953 года семья Ярыгиных, где было уже шестеро ребятишек, а на новом месте родился седьмой ребенок — дочка Надя. Отец, Сергей Николаевич, устроился кузнецом в местную кузню, сыновья работали на буровой, самый старший, Николай, стал даже горным мастером. Второй по старшинству сын, Геннадий, такой же рыжий и рослый, каким потом станет Иван, был в свои совсем еще юные годы прославленным охотником, добывшим уже более десятка медведей, об этом даже писали в газете «Тувинская правда». К охоте он приучился еще когда семья жила в Усть-Камзасе, у охотников-шорцев постигал охотничье мастерство. По совместительству он был еще и гонял плоты по Большому Енисею для строящегося Кызыла. В июне 1961 года его плот разбило на Большом пороге, тело Геннадия нашли только поздней осенью, похоронили на старом кладбище Кызыла.

В Усть-Уюке отец с сыновьями построили большой крестовый дом, разделенный на горницу и кухонное пространство. Жили там дружно и сытно. Все вместе спали прямо на полу, застланном матрасами, набитыми соломой, укрывались шубами, ни о каких простынях и пододеяльниках не было и речи, умываться ходили прямо на Енисей. Старший брат Николай привел в этот же дом молодую жену Лиду, которая была очень веселой и задорной, по утрам будила младших детей, перекидывала через плечо полотенце, и все весело бежали умываться на реку. Уже тут, в Усть-Уюке, прибавилось еще четверо детей: сразу же, как приехали в 1953 году, — Надя, в 1956 — Люба, в 1958-м родились двойняшки, Люда и Коля. В 1960 году Евдокию Павловну наградили орденом материнской Славы и медалью «Мать-героиня».

Галя, Саша и Ваня учились в усть-уюкской начальной школе. Учителями в ней работали Александра Васильевна Щеголева, в замужестве Козлова, и Зинаида Никифоровна Носкова, в замужестве Германова. После начальной школы Сашу и Ваню на весь учебный год забирала к себе сестра Сергея Николаевича, Мария Николаевна Шевченко. Ее большая и дружная семья, в которой подрастали шестеро детей, жила в то время в Бай-Хааке. В 5–6 классах учились здесь Саша и Ваня.

Может быть, так бы и жила семья в Усть-Уюке, но разведочные работы прекратились, пробуренные скважины с найденными здесь залежами урановой руды, законсервировали, а люди стали разъезжаться.

Весной 1961 года погрузила на старенький грузовик свое имущество и семья Ярыгиных: мама Евдокия Павловна с двумя младшими детьми села в кабину, все остальные, укутанные платками и шубами, — было еще довольно холодно, — ехали наверху. В Усть-Уюке остался только Геннадий, он отправил с родственниками своего щенка-лайку, с которой собирался охотится в будущем. Но судьба распорядилась иначе, через два месяца Геннадий утонет в Енисее.

Ехала семья в деревню Сизая, где начиналось строительство Шушенской ГЭС. Здесь их уже ждал отец, Сергей Николаевич Ярыгин, устроившийся кузнецом в Карловском створе будущей плотины.

Через много лет Иван Ярыгин воздвигнет храм во имя святой Евдокии. Для него мать, мама, Евдокия Павловна всегда была святой женщиной. От нее, ее рода он унаследовал самые свои лучшие качества, не только спортивные, но и человеческие: доброту, щедрость, справедливость, трудолюбие.

Здесь, в Сизой, теперь открыт музей Ивана Ярыгина, есть школа, которая носит его славное имя. И все, что происходило здесь и в дальнейшем, биографами Ивана Сергеевича описано довольно подробно, а вот 8 лет, прожитых в Туве, в поселке Усть-Уюке, остались как бы за кадром, совершенно неизвестными. Я постаралась хотя бы чуть-чуть приоткрыть эту совсем неизвестную страницу жизни семьи Ярыгиных.

Татьяна ВЕРЕЩАГИНА

22.03.2018

№: 

30

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 170 748
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 99 531
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 99 169
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 92 343
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 69 456