Григорий ДОЛГОПОЛОВ

Мы подготовили две автомашины ГАЗ-69 с опытными водителями, в Ак-Довураке оговорили все вопросы встречи на нашей промежуточной базе дорожников на реке Большой Он, так как там в бараке была столовая и гостиница, стоянка техники и т.д. Встретились с обоими начальниками строителей злополучных ЛЭП (Сидоров В.) и автодороги (т. Носик), обговорили, где и сколько техники (бульдозеры и автомобили) будет дежурить на трассе, и кто и где будет во время проезда. Вроде бы согласовали всё, условились, в какой день будем ехать. В назначенное время прикатили в аэропорт Абакана, а там – на чёрных «Волгах» - секретарь обкома Хакасии т. Крылов, председатель облисполкома т. Угужаков, главный архитектор Хакассии, председатель по приёмке в эксплуатацию объектов т. Вяткин. Самолёт приземлился по расписанию, гостей встречали только руководители Хакассии, ибо наши ГАЗ-69 для гостей не подошли бы. Проехали в здание Дома Советов, где вкусно и плотно, как говорят, позавтракали, и в том же составе отправились на строительство Саяно-Шушенской ГЭС. Тогда начальником строительства гидроэлектростанции был Александр Иванович Корякин, а мы с ним в одно время работали на строительстве Иркутской гидроэлектростанции; он - начальником управления основных сооружений Иркутской ГЭС. Вот это встреча! Он только приступил к работе, семья его была еще в Иркутске. В большой комнате его дома был богато (по тем временам) накрыт стол, и все мы вместе пообедали. За обедом успели «порешать» с министром некоторые возникшие вопросы, даже подписали разрешение на строительство станции «Орбита» в г. Абакане. И, наконец, двинулись в Абазу. Там останавливаться было уже поздно — поехали по участку дороги, который в документах считался не принятым в эксплуатацию, а фактически эксплуатируемым, примерно, на 120-125 км от Абазы. Ибо там, на притоках Она, стоял первоклассный хвойный лес, который Абаза интенсивно вырубала. Остановились на временной базе строителей. Появляется начальник и «молвит»: «Не проедете». Спрашиваю: на каком километре стоит бульдозер, где бульдозерист? Ответа нет. И тогда предлагаю министру ехать дальше. Он пересаживается в ГАЗ-69, сопровождающие молча последовали примеру руководителя, и мы поехали по несуществующей дороге. Где-то под вечер наши машины, наконец, упираются в этот злосчастный курумник. Огромные валуны на дороге, дальше хода нет. Слева - гора, примерно 2400 м над уровнем моря, а под ней - протока реки Большой Он, заросшая хвойным лесом. Водители пошли искать выход — ничего не получилось. Гости первоначально любовались природой, дышали хвойным воздухом, шутили. Но дело шло к ночи, надо было что-то предпринимать. И тут начальник «Главэлектростроя» министерства т. Горский обращается к нам: почему не трудимся, где топоры? Принесли топоры, их оказалось два, и начали рубить деревья, чтобы поверху курумника сделать настил. Вскоре один из водителей проскочил этот участок длиною примерно 50 метров. На душе сразу стало легче: достали трос, вытащили вторую машину и поехали дальше. А тем временем наши товарищи со вкусным ужином ожидали гостей на базе строителей на сотом километре от Ак-Довурака. Конечно, не дождались, подумали, что ночь задержала, забрали, что осталось, и уехали в Ак-Довурак. Гостей мы привезли на эту базу с Антышевым примерно в 2-3 часа ночи, встретил нас только сторож.

- А где товарищи?

- Были, не дождались, правда, оставили хлеб и чай.

 С большим аппетитом все выпили по кружке чая с хлебом и продолжили путь в Ак-Довурак. Утром «порешали» вопросы, кое-кто, конечно, получил по заслугам, вызвали из Кызыла автомашины «Волга» и поехали в Кызыл, где вся междоусобица между двумя главками была прекращена, вопросы строительства автодороги и ЛЭП-220 квт министром были быстро решены. Что и позволило нам в апреле 1976 г. досрочно ввести в эксплуатацию вторую очередь комбината «Туваасбест».

После обсуждения и решения этих проблем т. Тока пригласил московских гостей на «чай». Как известно, в районе станции «Орбита» были так называемые «дачи» на Малом Енисее. На этой «даче», где жил летом т. Тока, поставили большую юрту, в которой и организовали этот «чай». Когда я провожал гостей, у самолёта министр Непорожнев всё-таки не выдержал и задал мне вопрос:

 - Как ты додумался повезти нас по несуществующей дороге?

 — А у нас другого пути не было. Вот Вы всё сами увидели, оценили и приняли решение — строить и развивать республику.

Вот как бывало в нашей работе, почти на грани хулиганства.

       ЗОНА ЗАТОПЛЕНИЯ

1971 год. До начала подачи электроэнергии с Саяно-Шушенской ГЭС, а произошло это в декабре 1978 г., еще целых 7 лет. Но в Туву уже прибыла делегация от руководства строительства во главе с С.И. Садовским. И мы узнаем следующую информацию. Пуск в эксплуатацию первых агрегатов станции планируется на 1978 г. Перекрытие реки Енисей – в октябре 1975 г. Начало заполнения водохранилища – 1981 г.

 В этом масштабном сибирском проекте задача Тувы – подготовить водохранилище, которое займет часть Улуг-Хемского района, к 1980 г. При заполнении водохранилища до отметки 520 предусматривалось подтопление поселка Чаа-Холь. До мая 1982 г. полная лесоочистка будущего водохранилища должна быть закончена. Стоимость очистки территории будущего водохранилища в ценах 1969 г. – 100 млн руб.

Февраль 1973 г. Постановление Совета Министров РСФСР «О начале подготовительных работ в зоне затопления водохранилища Саяно-Шушенской ГЭС» определило её масштабы - более 26 тысяч гектаров земель. В том числе: пашни — 2,7, сенокосов — 3,4, пастбищ — 9,3 тысяч га. Из зоны затопления предстояло перенести семь населённых пунктов, почти 3 тысячи строений. Огромный фронт работ, а если учесть, что строительная база Тувы к тому времени была еще маломощной, то справиться с этой задачей было сложно. Но страна социализма все эти проблемы решала комплексно, централизованно управляя всеми коллективами, которые привлекала.

Застройщиками в зоне затопления были определены два ведущих крупных подразделения Красноярского края: Управление строительства «Красноярскгэсстрой» Министерства энергетики СССР (С. И Садовский) и «Главкрасноярскстрой» Министерства строительства предприятий тяжёлой промышленности СССР (В. П. Абовский). Их строители приезжали и работали вахтовым методом.

  Первые работы в зоне затопления начались в 1973 г., тогда строители приезжали в Туву вахтовым методом. Для контроля за ходом работ при Совете Министров Тувы был создан отдел по зоне затопления, который возглавил С.И. Бородич, а в Улуг-Хемском районе эти обязанности возложили на ОКС (В.И. Бочегуров). 15 января 1974 г. «Главкрасноярскстрой» издает приказ: «О создании передвижной механизированной колонны в г. Шагонаре». В приказе было оговорено выделение тресту «Тувинстрой» 20 вагончиков для временного размещения рабочих в зоне будущего затопления строящейся гидроэлектростанции.

  Вскоре создаются четыре механизированные колонны – ПМК. В Шагонаре -ПМК-18, начальником которой назначили М. Самданчапа, а затем С.Н. Панова, и ПМК-20, которой руководил М.А. Кыргыс. В Чаа-Холе ПМК-2 возглавили И.А. Кладиев и П.С. Вальц, а в Хайыракане – ПМК-3 - с руководителем А.М. Ивашкиным. Конечно, приказом создать колонны легко, а как их наполнить рабочими кадрами, где их взять?

  Для начала на месте Нового Шагонара построили жилой городок из 70 вагончиков, в них и разместили конторы. Из Хову-Аксы, со стройки комбината, передислоцировали две бригады строителей – И.М. Карпова и А.Ф. Ягодина. Они построили несколько 2-квартирных домов и заселились в них сами, став первыми коренными жителями и строителями нового районного центра Улуг-Хема. А инженерно-технических специалистов, не имевших жилья в Шагонаре, первое время возили из Кызыла.

  Деятельность по сантехническому обустройству, электрике и другие специальные работы на строящихся объектах выполняли специализированные организации из Красноярска, Абакана, Ачинска, Кызыла.

  Шли месяцы, росли объёмы работ, поэтому на стройке начали создавать самостоятельные участки: ВСТМ возглавил С. Конев, СТМ –А. Збитнев, СВЭМ – А. Радченко, УМ-14 – В. Кожевников, ССУ-3 – В. Дмитриев; появляется и первая автобаза, за номером 12, которой руководил Н. Мельничков.

В апреле 1977 г. ЦК ВЛКСМ объявляет строительство Нового Шагонара Всесоюзной ударной комсомольско-молодёжной стройкой. В республику начали прибывать со всех концов СССР молодые рабочие. В разные годы тут побывали студенты из Москвы, Киева, Уфы, других городов. Особенно ценными были комсомольские отряды из числа демобилизованных воинов пограничных войск Советской армии и других строевых частей. Среди них были хорошие организаторы, их выбирали бригадирами, назначали мастерами, прорабами, а затем они вырастали до руководителей других хозяйственных подразделений республики, и не только.

Два года, начиная с 1974, в возведении нового города в зоне затопления принимал участие стройотряд из слушателей Новосибирской партшколы в количестве 10 человек. Этот отряд одним из первых закладывал фундаменты многочисленных зданий Нового Шагонара.

Тувинский обком комсомола также принял решение: от каждого района отправить на стройку добровольцев и создал в строящемся городе штаб. В разные годы его возглавляли молодые ребята, в основном – вчерашние школьники, естественно, вклад их был невелик из-за отсутствия опыта. В разные годы штабом руководили Анатолий Ондар и Мария Дамчай, молодежь ценила их организаторские способности, позитивный настрой, энергичную устремленность в будущее.

Каждый район Тувы откликнулся на призыв комсомола отправить своих добровольцев, но результат был невысокий. Получив подъемные, молодежь, особенно с западных районов, не выдерживала ритма, нагрузок и новых испытаний на стройке, особенно по части трудовой дисциплины, и уезжала. В немалой степени этому способствовало и отсутствие организованного досуга, и бытовых условий. Словом, закреплялись добровольцы из Тувы слабовато.

Учитывая сжатые сроки выполнения работ в зоне затопления, правительство России совместно с МВД приняли решение – привлечь на стройку условно-досрочно освобожденных, для чего создать спецкомендатуры. В Новом Шагонаре её начальником назначили И.И. Бочковского, в посёлке Чаа-Холь - А.Г. Максимова. Для размещения спецконтингента были построены 4 общежития в Н. Шагонаре и 2 – в Чаа-Холе на 150 мест каждое.

  Большой радостью для всех был тот день, когда внутри жилого городка нового райцентра заработала столовая.

Строительство Нового Шагонара регулярно освещалось как в республиканской, так и центральной прессе. Комсомольско-молодежная стройка начала привлекать к себе внимание работников культуры. Так, в 1978 г. в Туву прибыла делегация Союза композиторов России во главе с секретарём Союза Владиславом Казениным, композитор Людмила Лядова, поэт-песенник Феликс Лаубе дали для строителей два концерта.Мы подготовили две автомашины ГАЗ-69 с опытными водителями, в Ак-Довураке оговорили все вопросы встречи на нашей промежуточной базе дорожников на реке Большой Он, так как там в бараке была столовая и гостиница, стоянка техники и т.д. Встретились с обоими начальниками строителей злополучных ЛЭП (Сидоров В.) и автодороги (т. Носик), обговорили, где и сколько техники (бульдозеры и автомобили) будет дежурить на трассе, и кто и где будет во время проезда. Вроде бы согласовали всё, условились, в какой день будем ехать. В назначенное время прикатили в аэропорт Абакана, а там – на чёрных «Волгах» - секретарь обкома Хакасии т. Крылов, председатель облисполкома т. Угужаков, главный архитектор Хакассии, председатель по приёмке в эксплуатацию объектов т. Вяткин. Самолёт приземлился по расписанию, гостей встречали только руководители Хакассии, ибо наши ГАЗ-69 для гостей не подошли бы. Проехали в здание Дома Советов, где вкусно и плотно, как говорят, позавтракали, и в том же составе отправились на строительство Саяно-Шушенской ГЭС. Тогда начальником строительства гидроэлектростанции был Александр Иванович Корякин, а мы с ним в одно время работали на строительстве Иркутской гидроэлектростанции; он - начальником управления основных сооружений Иркутской ГЭС. Вот это встреча! Он только приступил к работе, семья его была еще в Иркутске. В большой комнате его дома был богато (по тем временам) накрыт стол, и все мы вместе пообедали. За обедом успели «порешать» с министром некоторые возникшие вопросы, даже подписали разрешение на строительство станции «Орбита» в г. Абакане. И, наконец, двинулись в Абазу. Там останавливаться было уже поздно — поехали по участку дороги, который в документах считался не принятым в эксплуатацию, а фактически эксплуатируемым, примерно, на 120-125 км от Абазы. Ибо там, на притоках Она, стоял первоклассный хвойный лес, который Абаза интенсивно вырубала. Остановились на временной базе строителей. Появляется начальник и «молвит»: «Не проедете». Спрашиваю: на каком километре стоит бульдозер, где бульдозерист? Ответа нет. И тогда предлагаю министру ехать дальше. Он пересаживается в ГАЗ-69, сопровождающие молча последовали примеру руководителя, и мы поехали по несуществующей дороге. Где-то под вечер наши машины, наконец, упираются в этот злосчастный курумник. Огромные валуны на дороге, дальше хода нет. Слева - гора, примерно 2400 м над уровнем моря, а под ней - протока реки Большой Он, заросшая хвойным лесом. Водители пошли искать выход — ничего не получилось. Гости первоначально любовались природой, дышали хвойным воздухом, шутили. Но дело шло к ночи, надо было что-то предпринимать. И тут начальник «Главэлектростроя» министерства т. Горский обращается к нам: почему не трудимся, где топоры? Принесли топоры, их оказалось два, и начали рубить деревья, чтобы поверху курумника сделать настил. Вскоре один из водителей проскочил этот участок длиною примерно 50 метров. На душе сразу стало легче: достали трос, вытащили вторую машину и поехали дальше. А тем временем наши товарищи со вкусным ужином ожидали гостей на базе строителей на сотом километре от Ак-Довурака. Конечно, не дождались, подумали, что ночь задержала, забрали, что осталось, и уехали в Ак-Довурак. Гостей мы привезли на эту базу с Антышевым примерно в 2-3 часа ночи, встретил нас только сторож.

- А где товарищи?

- Были, не дождались, правда, оставили хлеб и чай.

 С большим аппетитом все выпили по кружке чая с хлебом и продолжили путь в Ак-Довурак. Утром «порешали» вопросы, кое-кто, конечно, получил по заслугам, вызвали из Кызыла автомашины «Волга» и поехали в Кызыл, где вся междоусобица между двумя главками была прекращена, вопросы строительства автодороги и ЛЭП-220 квт министром были быстро решены. Что и позволило нам в апреле 1976 г. досрочно ввести в эксплуатацию вторую очередь комбината «Туваасбест».

После обсуждения и решения этих проблем т. Тока пригласил московских гостей на «чай». Как известно, в районе станции «Орбита» были так называемые «дачи» на Малом Енисее. На этой «даче», где жил летом т. Тока, поставили большую юрту, в которой и организовали этот «чай». Когда я провожал гостей, у самолёта министр Непорожнев всё-таки не выдержал и задал мне вопрос:

 - Как ты додумался повезти нас по несуществующей дороге?

 — А у нас другого пути не было. Вот Вы всё сами увидели, оценили и приняли решение — строить и развивать республику.

Вот как бывало в нашей работе, почти на грани хулиганства.

       ЗОНА ЗАТОПЛЕНИЯ

1971 год. До начала подачи электроэнергии с Саяно-Шушенской ГЭС, а произошло это в декабре 1978 г., еще целых 7 лет. Но в Туву уже прибыла делегация от руководства строительства во главе с С.И. Садовским. И мы узнаем следующую информацию. Пуск в эксплуатацию первых агрегатов станции планируется на 1978 г. Перекрытие реки Енисей – в октябре 1975 г. Начало заполнения водохранилища – 1981 г.

 В этом масштабном сибирском проекте задача Тувы – подготовить водохранилище, которое займет часть Улуг-Хемского района, к 1980 г. При заполнении водохранилища до отметки 520 предусматривалось подтопление поселка Чаа-Холь. До мая 1982 г. полная лесоочистка будущего водохранилища должна быть закончена. Стоимость очистки территории будущего водохранилища в ценах 1969 г. – 100 млн руб.

Февраль 1973 г. Постановление Совета Министров РСФСР «О начале подготовительных работ в зоне затопления водохранилища Саяно-Шушенской ГЭС» определило её масштабы - более 26 тысяч гектаров земель. В том числе: пашни — 2,7, сенокосов — 3,4, пастбищ — 9,3 тысяч га. Из зоны затопления предстояло перенести семь населённых пунктов, почти 3 тысячи строений. Огромный фронт работ, а если учесть, что строительная база Тувы к тому времени была еще маломощной, то справиться с этой задачей было сложно. Но страна социализма все эти проблемы решала комплексно, централизованно управляя всеми коллективами, которые привлекала.

Застройщиками в зоне затопления были определены два ведущих крупных подразделения Красноярского края: Управление строительства «Красноярскгэсстрой» Министерства энергетики СССР (С. И Садовский) и «Главкрасноярскстрой» Министерства строительства предприятий тяжёлой промышленности СССР (В. П. Абовский). Их строители приезжали и работали вахтовым методом.

  Первые работы в зоне затопления начались в 1973 г., тогда строители приезжали в Туву вахтовым методом. Для контроля за ходом работ при Совете Министров Тувы был создан отдел по зоне затопления, который возглавил С.И. Бородич, а в Улуг-Хемском районе эти обязанности возложили на ОКС (В.И. Бочегуров). 15 января 1974 г. «Главкрасноярскстрой» издает приказ: «О создании передвижной механизированной колонны в г. Шагонаре». В приказе было оговорено выделение тресту «Тувинстрой» 20 вагончиков для временного размещения рабочих в зоне будущего затопления строящейся гидроэлектростанции.

  Вскоре создаются четыре механизированные колонны – ПМК. В Шагонаре -ПМК-18, начальником которой назначили М. Самданчапа, а затем С.Н. Панова, и ПМК-20, которой руководил М.А. Кыргыс. В Чаа-Холе ПМК-2 возглавили И.А. Кладиев и П.С. Вальц, а в Хайыракане – ПМК-3 - с руководителем А.М. Ивашкиным. Конечно, приказом создать колонны легко, а как их наполнить рабочими кадрами, где их взять?

  Для начала на месте Нового Шагонара построили жилой городок из 70 вагончиков, в них и разместили конторы. Из Хову-Аксы, со стройки комбината, передислоцировали две бригады строителей – И.М. Карпова и А.Ф. Ягодина. Они построили несколько 2-квартирных домов и заселились в них сами, став первыми коренными жителями и строителями нового районного центра Улуг-Хема. А инженерно-технических специалистов, не имевших жилья в Шагонаре, первое время возили из Кызыла.

  Деятельность по сантехническому обустройству, электрике и другие специальные работы на строящихся объектах выполняли специализированные организации из Красноярска, Абакана, Ачинска, Кызыла.

  Шли месяцы, росли объёмы работ, поэтому на стройке начали создавать самостоятельные участки: ВСТМ возглавил С. Конев, СТМ –А. Збитнев, СВЭМ – А. Радченко, УМ-14 – В. Кожевников, ССУ-3 – В. Дмитриев; появляется и первая автобаза, за номером 12, которой руководил Н. Мельничков.

В апреле 1977 г. ЦК ВЛКСМ объявляет строительство Нового Шагонара Всесоюзной ударной комсомольско-молодёжной стройкой. В республику начали прибывать со всех концов СССР молодые рабочие. В разные годы тут побывали студенты из Москвы, Киева, Уфы, других городов. Особенно ценными были комсомольские отряды из числа демобилизованных воинов пограничных войск Советской армии и других строевых частей. Среди них были хорошие организаторы, их выбирали бригадирами, назначали мастерами, прорабами, а затем они вырастали до руководителей других хозяйственных подразделений республики, и не только.

Два года, начиная с 1974, в возведении нового города в зоне затопления принимал участие стройотряд из слушателей Новосибирской партшколы в количестве 10 человек. Этот отряд одним из первых закладывал фундаменты многочисленных зданий Нового Шагонара.

Тувинский обком комсомола также принял решение: от каждого района отправить на стройку добровольцев и создал в строящемся городе штаб. В разные годы его возглавляли молодые ребята, в основном – вчерашние школьники, естественно, вклад их был невелик из-за отсутствия опыта. В разные годы штабом руководили Анатолий Ондар и Мария Дамчай, молодежь ценила их организаторские способности, позитивный настрой, энергичную устремленность в будущее.

Каждый район Тувы откликнулся на призыв комсомола отправить своих добровольцев, но результат был невысокий. Получив подъемные, молодежь, особенно с западных районов, не выдерживала ритма, нагрузок и новых испытаний на стройке, особенно по части трудовой дисциплины, и уезжала. В немалой степени этому способствовало и отсутствие организованного досуга, и бытовых условий. Словом, закреплялись добровольцы из Тувы слабовато.

Учитывая сжатые сроки выполнения работ в зоне затопления, правительство России совместно с МВД приняли решение – привлечь на стройку условно-досрочно освобожденных, для чего создать спецкомендатуры. В Новом Шагонаре её начальником назначили И.И. Бочковского, в посёлке Чаа-Холь - А.Г. Максимова. Для размещения спецконтингента были построены 4 общежития в Н. Шагонаре и 2 – в Чаа-Холе на 150 мест каждое.

  Большой радостью для всех был тот день, когда внутри жилого городка нового райцентра заработала столовая.

Строительство Нового Шагонара регулярно освещалось как в республиканской, так и центральной прессе. Комсомольско-молодежная стройка начала привлекать к себе внимание работников культуры. Так, в 1978 г. в Туву прибыла делегация Союза композиторов России во главе с секретарём Союза Владиславом Казениным, композитор Людмила Лядова, поэт-песенник Феликс Лаубе дали для строителей два концерта.

17.09.2019

№: 

97

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 170 751
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 99 533
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 99 172
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 92 345
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 69 456