Чтобы такое никогда не повторилось

Сегодня в нашей стране отмечается День памяти жертв политических репрессий.

Всем известно, что в Кызыле около жилого дома, который в народе называют «дворянское гнездо», установлен памятник жертвам политических репрессий. Скульптура «Непокоренный» — дань памяти невинно осужденным в 1930–50-х годах аратам и первым руководителям Тувинской Народной Республики. В здании бывшей спецкоммендатуры НКВД открыт музей истории политических репрессий в Туве. В селе Ак-Эрике есть необычный памятник, к которому в День памяти жертв политических репрессий каждый год идут люди с цветами. На монументе изображен конь — самый быстрый жеребец в истории республики. Черный ворон — так звали коня — в тридцатые годы прошлого столетия тоже стал жертвой политических репрессий, после того, как осудили его хозяина.

Черной датой для Тувы является 16 октября 1938 года, в этот день было казнено руководство ТНР: премьер-министр, министр иностранных дел ТНР Сат Чурмит-Дажы, председатель Малого Хурала Адыг-Тулуш Хемчик-оол. Председатель Тувинского банка Танчай Оюн, первый прокурор ТНР Пиринлей Кара-Сал, министр торговли и промышленности Лопсан Сат — всего 9 человек.

Хотя Тувинская Народная Республика была в те далекие и страшные годы независимым государством, волны «большого террора» не раз накатывались на наш народ. Почти 80 процентов семей имели репрессированных. Больше всего страдали дети, жены и родственники репрессированных. Детей «врагов народа» выгоняли из школ, жен облагали огромными налогами, отбирали скот и все домашнее имущество.

Порой поводом для обвинения служили донос, анонимное письмо, просто слетевшее с языка «неправильное» слово. Я был свидетелем такого разговора, когда машина С.К. Токи с двумя охранниками подъехала со стороны села Кочетово к переправе через речку Элегест в местечке Шанчы. Встретив молодого мужчину, Тока приветливо спросил, какая вода и как можно проехать через ручку на машине. «Вода глубокая, у оседланного скакуна — до стремени, а у силача-хурешиста Сандыя — до груди, а ваша машина, как жучок маленький, проехать не может. Это опасно для вашей жизни», — так ответил уроженец тех мест, сын Ээрема Хунду Сандый. Дарга похвалил Сандыя: «Молодец, парень», — шутливо ответил Тока. И не стали они переезжать через реку, уехали. При этом Тока не сказал больше ничего, а один из помощников (из НКВД) обвинил Сандыя якобы за оскорбление большого дарга. За это восемь лет провел Сандый на Колыме.

После освобождения я его спросил, что он чувствует после этого. Он ответил опять загадочно и шутливо: «Против Советской власти ничего не имею, зато я против того, чтобы привлекать невинных людей к суду, сажать в тюрьму, отправлять в ссылку. Зато имя мое будут много-много лет добрым словом вспоминать…»

Почему я пишу об этом? Хочу, чтобы нынешнее поколение, особенно молодежь, не только знало историю республики, не только сохраняло память о тех трагических днях, но и делало все, чтобы такого никогда не повторилось.

Дадар-оол ДАНЗЫН-ООЛ,

заслуженный работник Республики Тыва;

г. Шагонар Улуг-Хемского района

30.10.2014

№: 

122

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 173 649
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 102 255
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 101 843
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 94 983
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 70 015