Верить или не верить?

Как-то, прогуливаясь по улице, я заметила ярко одетую девушку. По виду — моя ровесница. На голове у неё — сооружение наподобие индийских тюрбанов, пёстрая юбка в пол. Внезапно она помахала мне рукой. Я удивилась, ведь девушка была мне не знакома! Но когда она подошла ближе, оказалось, что это моя бывшая одноклассница Катя. Из разговора с ней я выяснила, что около года назад Катя примкнула к кришнаитам.

— Как ты этим заинтересовалась? — спрашиваю я.

Вполне естественно, что я задала этот вопрос. Когда знакомые тебе люди вдруг решают вот так кардинально перезагрузиться, это настораживает.

Во что верить — вопрос тонкий: кто-то начинает увлекаться религией потому, что это модно, кто-то в этих рамках с детства по наущению родителей. Кого-то, как, например, Катю, «приводят» друзья.

— Я познакомилась с Максимом, — пояс­нила Катя, — а он предложил попробовать влиться в коллектив, узнать о «Движении сознания Кришны».

Катя выглядит безмятежной, хотя знает, что на слово «Кришна» многие оборачиваются и оглядывают произнёсшего его сочувственно. Сначала можно подумать, что она принадлежит к какому-нибудь подростковому неформальному объединению. Впрочем, при более тщательном осмотре становится понятно, что к чему. На шее у неё деревянные бусы, от одежды исходит аромат трав, довольно терпкий, но приятный; сосредоточенный взгляд и мягкая улыбка. В остальном же передо мной обычная девушка.

ВЕРНЁМСЯ К НАШИМ КРИШНАИТАМ

— Знаешь, многие считают вас сектантами, — осторожно произношу я. — Как ты к этому относишься?

— Да, часто слышу от знакомых удивлённое: «Ты что, из этих сектантов?». Но по мне — стоит только попробовать, и отношение меняется. Сначала, конечно, есть сомнения, но позже понимаешь, что перед тобой не сектантская философия. Те источники, что мы читаем и изучаем, не мог выдумать человеческий разум. Знание, которое в них изложено, — совершенно. Ты хочешь к чему-нибудь придраться, но чем больше ищешь изъянов, тем больше убеждаешься в том, что они абсолютны.

— Не было страшно?

— Не без этого. Но страшно скорее из-за того, что не было знакомых людей.

Признаться честно, в некотором смысле я считаю Катю храброй. Не каждый осмелится войти в незнакомое сообщество ради новых знаний (пусть и весьма сомнительных). Впрочем, повторюсь ещё раз, религиозные убеждения — вопрос тонкий. Каждая религия утверждает, что владеет единственной истиной и самым абсолютным знанием.

Помимо Кати, на улицах Кызыла я встречала ещё нескольких кришнаитов — гораздо более активных. На их лицах читалось жгучее желание облагодетельствовать меня, и как можно скорее. С их точки зрения, я — непросвещённая. Тёмная.

Однако тёмной я себя не считаю, поэтому не стесняюсь спросить: а зачем меня, собственно, просвещать? Примечательно, что внятного ответа мне никто не дал. Более того, большинство проповедников, наталкиваясь на мой упрямый скепсис и готовность поспорить, как-то не очень пытались защищать своё мировоззрение, а очень быстро испарялись, как бесы, на которых попала святая вода.

Впрочем, при всём моём уважении к Кате и другим достойным людям, принявшим кришнаизм или надевшим на себя иной псевдорелигиозный хомут, я всё же убеждена, что самодостаточного человека, который удовлетворён своей жизнью, просто так ни в какую «веру» не обратить. Те же, кого всё-таки сумели убедить, видимо, имеют какую-то слабость. Быть может, они мечутся в поисках некоего духовного пристанища, где им стало бы комфортно, или имеют глубинные внутренние переживания, или у них конфликты с близкими… Мало ли может быть причин.

Неудивительно, что подростки и молодые люди — самая уязвимая часть населения. Взгляды на жизнь у них только формируются, а если что-то кажется им уже сформированным, то и это в большинстве случаев весьма хрупко. И поэтому они сильнее других поддаются влиянию.

Людям во все времена нужен был духовный ориентир. Какого бы возраста они ни были. Искать духовных лидеров среди сверстников, скажем, подросткам — дело бесполезное. Но ведь они живы не только приключениями — пища нужна и для детских душ. А где её взять? С этой стороны, счастье — когда в семье даются и основы религиозного воспитания. Потому что такое дитя, появись на его пути какой-нибудь псевдохристос, наверняка не поверит ни слову, которым тот попробует его искусить.

Официальные религиозные организации часто занимаются духовной реабилитацией людей. Например, своеобразное лечение там получают страдающие наркотической или алкогольной зависимостью. Часто им приходится вытаскивать людей из опасных тоталитарных и деструктивных сект, на фоне которых наши кришнаиты — безобидные цветочки.

СУПЧИК ИЗ РЕЛИГИЙ

Верить во что-то или не верить — это личный выбор каждого. Кто-то гордится своей принадлежностью к религиозному течению и всячески это демонстрирует. Другой считает это чем-то сокровенным и не выносит на обозрение. Традиционных христиан и буддистов можно «вычислить» по нательному крестику и деревянным четкам — хотя не все их носят.

А вот приверженцы альтернативных религиозных групп чаще всего в повседневной жизни себя не обнаруживают никак. Хотя вряд ли кто-то сегодня решится однозначно обвинить человека, основываясь только на своих догадках: время такое — вот идёт подросток, и не поймёшь, сатанист перед тобой или просто так модно одеваться.

Особо активизировалась деятельность мелких религиозных организаций после падения «железного занавеса». И хоть на дворе 2015 год и всплески этой активности несколько поутихли, это не означает, что «братства» исчезли совсем. Даже у нас в республике, несмотря на большое распространение буддизма и православия, живут себе потихоньку мормоны, пятидесятники, иллюминаты, свидетели Иеговы, кришнаиты — и это далеко не полный список.

Многие из нас даже не ведают, насколько глубоко погружены в религиозный бульон. Вот ты, кажется, просто принял из рук знакомого листочек с целительной диетой — а между тем, ты уже взят в оборот. Тебе предлагают: «Попробуй вот это!», «Прочитай про это!».

Можно рассуждать и спорить и о пропагандистской работе, которая зримо или незримо кипит вокруг нас. На мой взгляд, положительное тут одно: возможность получить некое новое знание. Но давайте разберёмся: если ты рассказал знакомому о существовании какой-либо религии, будет ли это уже пропагандой? А если он взял и действительно поверил, втянулся в идею и стал её фанатиком?

Я считаю, что иметь своё мнение, в том числе и относительно религии, похвально, но лишь в том случае, если ты не навязываешь его другим и не ударяешься в радикализм.

Как говорит друг Кати, Максим: «Попробуйте. Если ничего для себя не извлечёте или вам просто не понравится, можете в любой момент оставить практику».

* * *

Каждый имеет свою точку зрения на вечный вопрос — верить или не верить. Но если верить — то во что, в кого? Как не свалиться в пропасть, идя по этой шаткой доске, как обезопасить себя?

А что, если совсем ни во что не верить? И даже не пытаться разобраться, где кроется истина, а что — петля заблуждений? А может, истина вовсе и не в религии, а в чём-то другом?

В принципе, мне кажется, верь — не верь — мало что от этого поменяется.

С точки зрения человека неверующего, всё, что когда-либо закладывалось религией на начальном этапе её проникновения в нашу жизнь, всего лишь инструменты манипулирования сознанием масс.

Небесная кара за проступки?

Что это за кара такая, каков её механизм и на кого она распространяется, а на кого нет, никто так и не объяснил. По сути, те же «не убий, не укради» и подобное — всего-то базовые принципы обыкновенной морали.

Впрочем, и это — лишь точка зрения на тему, о которой люди спорить будут вечно.

Серафима ЧООДУ

07.07.2015

№: 

72

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 154 738
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 84 491
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 84 103
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 77 341
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 67 188