Валентин Папий-оол: «А главное — личный пример»

Восемнадцать! Столько учителей-мужчин рабо­тают в шагонарской школе номер два. Фотография каждого — на «доске почета», независимо от стажа и возраста. Кое-кто из них, наверное, авансом. Тактический прием. Так педагоги-женщины стимулируют своих коллег мужского ро­ду-племени. Мужчины мало и неохотно идут в школу, а те, кто решается посвятить себя этой профессии, сегодня на вес золота.

— Мужчина у нас — это, во-первых, заместитель директора по воспитательной работе Шолбан Владимирович Быштак-оол, мой главный помощник в работе, — перечисляет завуч школы Чечек Холчук тех коллег, которыми школа особенно гордится. — Учитель родного языка — тоже мужчина, учитель физики, учитель музыки, учителя физической культуры, педагоги-организаторы по внеклассной работе и в спортивных секциях, двое ведут шахматный кружок.

–…Валик! Это сейчас он Валентин Монгушевич, — оживает за разговором Чечек Кежик-ооловна. — Мы выросли с ним на одной улице, еще в старом Шагонаре, закончили еще ту, «старую» деревянную школу № 2. Я — чуть постарше его. Мама Валика — ее звали Ооржак Лопсановна — была учительницей родного языка и вела классное руководство в параллельном классе. Теперь ей восемьдесят шесть лет. Отец, Монгуш Седипович, возглавлял районный отдел народного образования, его не стало почти тридцать лет назад, а сейчас ему было бы девяносто шесть.

Валентин Монгушевич был младшим в семье. Три брата и три сестры. Все сестры тоже выбрали педагогическую стезю. Ирина Монгушевна Деспижек, старшая из них, на протяжении тринадцати лет возглавляла районный отдел образования. Из ребят же учителем стал только Валентин. Хотя и говорит: в педагогический институт поступал только из-за желания стать спортсменом.

— Жена у него — врач, — добавляет еще несколько штрихов Чечек Кежик-ооловна, — сын и дочь — уже взрослые. Хорошая семья. Открытые, добрые люди. Умные, выдержанные…

— Отец учительствовал и в Овюре, и в Барун-Хемчике, и в Эрзине, а задержался здесь, в Улуг-Хемском районе, — начинает рассказывать о себе Валентин Папий-оол, когда зашли в «каморку» на первом этаже, ее занимают учителя физкультуры. И будто угадывает суть моих вопросов: — Я родился в «старом» Шагонаре. Он так и остался в памяти, деревянный город детства. Берег Енисея рядом с домом… В «старом» Шагонаре жили дружно: тувинцы, русские, хакасы. Воровство считалось в ту пору большим позором, а бранных слов мы не знали. Все изменилось тогда, когда Шагонар перенесли на новое место, а в число его жителей влились выходцы из других районов Тувы и так называемые «химики» — условно-досрочно освобожденные из разных уголков большой советской страны.

Ведущие футбольные команды любила вся страна, игроков знали наперечет и принимали в обществе как настоящих героев. Мальчишки просто бредили в ту пору футболом. У Валентина был свой кумир — игрок тбилисского «Динамо» Давид Кипиани. Потому не задумывался о том, куда пойдет учиться после школы. Туда, где учат на футболистов!

И сразу же повезло, считает Валентин Монгушевич, с выбором вуза. Читинский педагогический институт был известен спортивными традициями. Город накладывал свой отпечаток. В Чите — штаб военного и пограничного округов. У таких серьезных ведомств и спортивные клубы на высоте. Команда «Локомотив», которую опекала Забайкальская железная дорога, играла во второй лиге. Свою планку эта команда держала и тогда, держит ее и сейчас.

Однако самому Валентину Папий-оолу не суждено стать футболистом.

— Я — сельский парень, в футбол с одноклассниками гоняли разве что во дворе, а там, в Чите, я увидел подготовленных игроков. Такая была отлаженная игра у первокурсников, и такие мощные удары они наносили слету, так умело их отрабатывали — такое прежде видел только по телевизору. Попробовал себя в качестве нападающего, постоял в защите и на воротах. Но все — без больших результатов. Читинские ребята еще до института получили серьезную подготовку в школах со спортивным уклоном, начинали в возрасте девяти-десяти лет. У них и спор­тивный инвентарь таким был на тренировках, о котором мы, в глубинке, даже и не мечтали.

Перешел тогда, вспоминает Валентин Папий-оол, в баскетбольную команду. А там — двухметровые ребята.

— А я был — метр восемьдесят сантиметров. У читинских ребят и техника владения мячом была на высоком уровне, и тоже — за плечами имели спортивные школы.

В команде по настольному теннису, перечисляет Валентин Монгушевич, играли кандидаты в мастера спорта и уже состоявшиеся мастера. В плавании тоже не выдерживал конкуренции, потому что дома умел только купаться. Легкая атлетика, лыжи и биатлон как-то не привлекали. Выбор остался за волейболом.

— Повезло, что команду взял Николай Томаровский. В спорте он был человеком известным и уже тогда, в начале 80-х, имел звание заслуженного тренера РСФСР. До нас он тренировал женскую команду, которая приезжала с соревнований только с медалями.

С земляком Александром Тангыт-оолом тренер определил по разным командам и заставил их играть друг против друга. После первой игры построил всех и стал отбирать игроков в основной состав. «И ты тоже — шаг вперед», — сказал он Валентину. Это была знаковая фраза, которая определила судьбу тувинского парня.

— Уже потом, когда мы с Сашей состоялись как хорошие игроки, не переставал удивляться тому, как наш Николай Иванович «читает» игру по движениям рук и ног, по стойке каждого игрока.

И вспоминает Николая Томаровского с теплотой:

— Он научил меня подмечать все детали в игре. И это отношение к учительской и тренерской работе вошло в мои плоть и кровь. Не зря мои молодые коллеги говорят теперь: все видит Валентин Монгушевич.

Строительный отряд — это то, без чего невозможно представить студенческую жизнь той поры. Сначала, вспоминает Валентин Монгушевич, пятнадцать студентов из Читинского педагогического института направили на сезонную работу в Германскую Демократическую Республику: пять девушек и десять парней. В ГДР прокладывали кабель.

Годом позже восточногерманские студенты составили с читинскими стройотряд, который направлялся на Байкало-Амурскую магистраль.

— В районе станции Новая Чара ремонтировали железнодорожные пути. Тяжелая была работа, — продолжает Валентин Папий-оол. — Жили в больших шатровых палатках. Утром встанешь — нет сил для того, чтобы выдавить зубную пасту из тюбика. Так уставали. Но после физической зарядки эти силы откуда-то возвращались.

950 рублей — зарплата студента из того, читинского, стройотря­да. Деньги заработаны упорным и честным трудом. Сумма же неслыханная, потому что средняя ежемесячная заработная плата в те годы составляла 120 рублей.

В родную и еще «старую» школу № 2 Валентин Папий-оол и Александр Тангыт-оол вернулись в качестве учителей физической культуры. Проработали два месяца. А осенью обоих забрали в армию.

— Хохмили тогда с Сашей по поводу дислокации нашей части, — улыбается Валентин Монгушевич, — друзьям и родным сообщали в письмах: служим в городе Мирном. Все думали: где-то в «алмазной» республике Якутия. А на самом деле — под Архангельском. В части, которая была закреплена за космодромом «Плесецк».

После армии Валентин вернулся в Шагонар, уже один. Саша, близ­кий друг, уехал в Читу. Там ждала его бывшая однокурсница Лена, с которой сыграли свадьбу.

— И теперь уже не Саша он, а — Александр Хурепаевич,–смеется Валентин Папий-оол, — и в Чите он известный тренер по волейболу. Имеет высшую категорию. Сыну его уже двадцать пять лет.

В 1988 году вторая школа переехала на новое место, в трех­этажное здание из красного кирпича, специально для нее отстроенное. Годом-двумя ранее Валентин Папий-оол приезжал сюда и смотрел, как ведется строительство спортивного зала.

— По тем временам такой зал казался роскошью, — делится Валентин Монгушевич, — а сегодня для полноценных занятий по физической культуре и спорту школьникам нужен еще и отдельный зал для борьбы и игровых видов спорта, того же волейбола. И теперь после «обязательных» занятий по физкультуре я и мои коллеги про­водим секции сначала для девушек (пока не стемнело за окном), потом — для юношей. Занятия проводятся в одном спортивном зале.

Проблему здесь можно решить, считает Валентин Папий-оол, — построить в нашем городе спортивный комплекс. Нужны деньги — это все прекрасно понимают.

— А пока их нет — надо просить их у таких известных людей, как … Абрамович.

Жизнь не обходится без испытаний. В 1993 году Валентин Монгушевич попал в аварию. Ходил на костылях. Но занятий в школе не прерывал. Утром ученики помогали дойти до школы.

— Я вел занятия по волейболу и, опираясь на шведскую стенку, сам учился ходить. От инвалидности меня спас волейбол. Благодаря ему уже следующий учебный год я начал без костылей.

Секцию по волейболу Валентин Монгушевич по-прежнему ведет. Благо, что «дополнительные» («внеклассные») часы в последние несколько лет оплачиваются наравне с «обязательными». В довесок ко всему ведет еще и утреннюю физическую зарядку у старшеклассников. «Ни разу не опоздал и всегда вовремя начинает эти пятиминутки», — замечает завуч Чечек Холчук. Молодым коллегам еще тянуться и тянуться до его обязательности и пунктуальности во всем». Занятия по физической культуре Валентин Папий-оол отдал сегодня коллегам помоложе. Их — шестеро.

Терпение в работе — это то, чего недостает сегодня молодым педагогам по физической культуре и спорту. Нынче ведь очень важно увлечь ребятню спортом так, чтобы тот же волейбол, как вид досуга, составил конкуренцию компьютерным играм и Интернету. А убедить школьников в том, что физические игры важны для физического взросления и формирования их личности, непросто. Каждая тренировка — это серьезные физические нагрузки, причем чаще всего — через «не могу». Это травмы и ссадины. Это жесткие единоборства. Но без этого не добиться ни физического совершенствования, ни, тем более, роста мастерства. Убедить ученика в этих, на первый взгляд, прописных истинах, зажечь его — искусство учителя и кропотливая черновая работа. И ней самое главное — личный пример педагога.

Задаю провокационный вопрос: а кто лучше в наше время подходит на роль директора школы — мужчина или женщина?

— Здесь важен природный ум, — отвечает мне Валентин Монгушевич. — Женщине по силам стоять у руля школы. Есть у нее одно качество, которое помогает найти общий язык как с коллегами, так и учениками — материнское чувство. Слово матери порой важней и действенней в серьезных и неразрешимых, на первый взгляд, конфликтах.

А мужчина в школе — это прежде всего пример для подражания ребятам и предмет восхищения девушек. Веское и ёмкое слово, властность в сочетании с добротой, ум — это то, что должно отличать мужчину в обычной жизни, считает Валентин Папий-оол, а в школьных стенах эти качества особо ценны.

Слово за слово, выяснилась и еще одна сильная сторона женщин-педагогов. Сегодня учитель, а руководитель — тем более, увы, буквально завален отчетами. Времени на то, чтобы продумать и организовать урок, остается мало. Женщины к работе с бумагами, оказывается, приспособлены лучше. Для мужчин — это кара небесная. Уж лучше — на стройку или в чиновники.

Но подвижники в школе пока есть. Такие, как Валентин Па- пий-оол. Глядя на них, тянутся в шко­лу и их вчерашние ученики. И это хорошо. Что ни говори, а учитель — слово мужского рода.

Михаил РУДАКОВ

09.12.2014

№: 

138

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 162 147
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 91 443
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 91 086
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 84 283
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 68 111