Урянхайские приключения корнета Местергази

Впервые имя корнета Владимира Михайловича Местергази стало известно жителям г. Белоцарска и Урянхайского края после того, как он принял участие в работе первого съезда русского населения Урянхайского края, где был делегатом от 1-й сотни 1-го Верхнеудинского казачьего полка. Cъезд проходил в г. Белоцарске с 22 по 29 марта 1917 года, в здании Переселенческого управления.

На съезде присутствовало 55 человек, после молебствия его открыл председатель Белоцарского комитета общественной безопасности А.П. Ермолаев (на данный пост был избран на волне Февральской революции 1917 года), который служил производителем работ в переселенческом управлении. А. П. Ермолаев от имени Белоцарского комитета общественной безопасности приветствовал делегатов и «призвал вдумчиво отнестись к событиям, быть осторожным в разрешении массы новых жизненных вопросов и не торопиться разрушать то, что еще нечем заменить».

Но работа съезда пошла не по утвержденной повестке.

В первый день работы съезда, после выступления заявил об отставке комиссар по делам Урянхайского края В.Ю. Григорьев. Вскоре, после окончания работы съезда, сложил свои полномочия и М.В. Шкунов заведующий устройством русского населения в Урянхайском крае.

На съезде было принято решение о замене полиции Народной милицией. Также на съезде были также рассмотрены вопросы о правильном распределении  казенного и общественного пособия семьям призванных на войну, о пересмотре земских положений в крае и другие важные вопросы жизни края.         

В.М. Местергази принял активное участие в работе съезда.

Так, на утреннем заседании 23 марта он сообщил о возмущении всей сотни по поводу неоднократных выступлений  И.В. Дреуса с требованием об удалении казаков из края. По мнению В.Н. Местергази, такие явления он считает весьма серьезными, грозящими общественной безопасности населению в крае. В связи с чем потребовал немедленного удаления Дреуса не только из зала съезда, но и из Урянхайского края и Усинского округа. Объявил, что считает оскорблением работать совместно с Дреус. В конце концов И.В. Дреус в интересах дела и успокоения съезда покинул зал заседания. При этом указал, что уедет только до Усинска и что таким образом нарушается его свобода.

В этот же день на вечернем заседании делегат казацкой сотни В.Н. Местергази сделал заявление, что полученный ответ от съезда по вопросу о Дреус, его и сотню удовлетворяет и инцидент считает исчерпанным. Как офицер русской армии заверяет съезд, что сотня будет совместно работать с народными представителями, и будет исполнять все поручения.

По итогам работы съезда был избран Временный краевой комитет в составе  11 человек, Председателем Временного краевого комитета стал А.П. Ермолаев. В состав комитета также вошел и корнет В.Н. Местергази, за него было подано 27 бюллетеней делегатов съезда.

Когда завершил свою работу съезд, по предложению корнета  В.М. Местергази  делегаты вышли из зала и приняли приветствие 1-й сотни 1-го Верхнеудинского казачьего полка и конвоя Красноярской сотни, выстроившихся перед зданием Переселенческого управления. Казаки поблагодарили делегатов за работу на благо свободной России и пообещали совместно и дружно работать на процветание края.

Временный краевой комитет, вскоре после съезда провел свое первое заседание, на котором были распределены обязанности между отдельными членами комитета и намечен план  дальнейшей работы. Комендант г. Белоцарска корнет Владимир Местергази, был назначен начальником милиции по Урянхайскому краю. Во исполнение решения съезда, все приставы и урядники полиции были уволены. Вместо них на службу были избраны три старших милиционера и два младших милиционера. Горно-полицейская стража (два человека) на золотых приисках была заменена горными милиционерами. Некоторые бывшие полицейские были переназначены и продолжили службу в качестве милиционеров. Кроме того, во многих поселках края были избраны рядовые милиционеры которые несли службу на добровольных началах, не получая за это жалование.

В штате милиции, как и прежде в полиции было семь человек: старших милиционеров – три (г. Белоцарск, с. Туран, Хемчик), младших милиционеров – два (г. Белоцарск, с. Сосновка), горных милиционеров –  два (прииск  А.А. Железнова, Тоджа). Денежные средства, что ранее шли на содержание полиции  из кредитов Переселенческого управления, были переведены полностью на милицию. Реорганизация полиции в милицию, была закончена до поступления официальных руководящих указаний Временного правительства по данному вопросу.

В целях охраны общественного порядка в чрезвычайных условиях, проводились мероприятия по образованию народных дружин. С этой целью комитетом были направлены предложения в населенные пункты края, о предоставлении списков желающих записаться в народные дружины. Из поступивших сведений стало известно, что около 450 человек изъявили желание быть дружинниками. В то же время жители Турана, Сосновки, Чаа-Холя и Хемчика, не изъявили желания охранять общественный порядок  в качестве дружинников.

Временным краевым комитетом предпринималась попытка по вооружению народных дружин, однако переписка с военными властями положительных результатов не дала.

Как видно, проблемы по организации народных дружин и привлечение их к охране общественного порядка предпринимались почти 100 лет тому назад, существуют они и по сей день.

По решению Временного краевого комитета Владимир Местергази привлекался  к выполнению поручений, рассмотрению различных вопросов, находящихся в компетенции комитета. Так, 12-15 мая 1917 года он вместе с членом краевого комитета Мальцевым находился в командировке в Западных хошунах края, где выяснял обстановку, сложившуюся в данном регионе после февральской революции 1917 года, и отношение нойонов к протекторату России над Урянхайским краем.

Члены Временного краевого комитета посетили два хошуна и провели встречи с нойонами. При беседе с ними, было установлено, что заявление хошуна Салчаков (о переходе под покровительство Монголии), сочувствия на Хемчике не вызвало, что позволяло в дальнейшем надеяться на полную лояльность двух главных хошунов по отношению к России.  А так как с мнением Хемчика будет считаться и остальное население края, то было сделано заключение о том, что в будущее можно смотреть спокойно и уверенно.

Кроме этого, Владимир Местергази 25 апреля 1917 года совместно с членом Временного комитета Левченко, ездил  на Тапсу, на заимку Иннокентия Сафьянова. Члены комитета выяснили цель его прибытия в Урянхайский край, а также пригласили последнего на заседание Временного комитета. О встрече с корнетом Местергази, которая состоялась предположительно в конце апреля - начале мая 1917 года (до 9 мая 1917 года), Сафьянов писал в своих воспоминаниях. В своей книге «Повесть о жизни» он так описал данную встречу: «Я стоял на берегу Енисея, принявшего воды двух своих рек и названного тувинцами Улу-Хемом (Великой рекой), и думал о будущем Тувы... Ко мне подошёл казачий офицер и, сделав под козырек, отрекомендовался:

— Корнет Мостергази (правильно Местергази)!

— Сафьянов! — ответил я.

Мостергази передал мне приглашение командира казачьего отряда капитана Магомаева пожаловать к нему на квартиру для частных переговоров. Пришлось пойти. Магомаев встретил меня радушно, угостил хорошим завтраком и засыпал вопросами о международном положении, о том, что делается у нас в центре, проговорили с ним до 11-ти часов вечера…».

Иннокентий Сафьянов в своих воспоминаниях также отразил, что на второй день, когда он завтракал на квартире командира казачьей сотни Н.М. Магомаева, туда зашли тувинские чиновники - делегаты съезда (совещания). С делегатами он беседовал около двух часов, и что при этом присутствовали хозяин квартиры и В. М. Местергази. А также, что офицеры казачьей сотни не понимали, о чем вел разговор Сафьянов с чиновниками на тувинском языке.

Маловероятно, что беседа Сафьянова с чиновниками-урянхами (участниками совещания) состоялась на квартире Магомаева, во время совещания или после него, так как 9 мая 1917 года на заседании краевого комитета Магомаев обвинил Сафьянова в проведении агитации, которая может привести к возникновению беспорядков. При этом он отметил, что это его личное убеждение.

После совместного совещания, которое завершилось 15 мая 1917 года, Временный краевой комитет прекратил все контакты с И. Г. Сафьяновым, поэтому с ним вряд ли могли общаться представители военных властей. Также установлено, что в данный период времени корнет Местергази находился в командировке в Западных хошунах края.

Не по своей воле уже при новом правительстве (Временном Правительстве) 29 мая 1917 года И. Г. Сафьянов уехал из Урянхайского края в г. Минусинск. Предполагалось во второй половине 1917 года первую сотню первого Верхнеудинского казачьего полка и военнослужащих Усинской полуроты направить на фронт. Однако, быстроменяющаяся  политическая обстановка в стране и крае помешала это осуществить.

Второй съезд русского населения Урянхайского края с участием делегатов Усинской волости состоялся в г. Белоцарске с 8 по 24 июня 1917 года. Корнет Владимир Местергази вошел в состав комиссии по подготовке проекта постановления, которое было одобрено съездом. В постановлении указывалось, что Урянхайский край находится под покровительством Российского государства, а по внутренним делам урянхам предоставляется самостоятельность. После завершения съезда, на имя министра внутренних дел была направлена телеграмма, подписанная президиумом съезда и нойонами хошунов, о подтверждении легитимности Временного правительства.

В день закрытия съезда возле входа в помещение Переселенческого управления, где проходил съезд, появилось воззвание, подписанное командиром первой сотни первого Верхнеудинского казачьего полка Магомаевым, комендантом г. Белоцарска Местергази и командиром Усинской полуроты Скорняковым. В тексте воззвания говорилось о том, что всякие попытки захвата частной собственности: земель, предприятий, приисков - явочным  порядком будут решительно пресекаться, а к уклоняющимся от призыва в войска и дезертирам будут приниматься самые строгие меры. В соответствии с решением второго съезда 1 июля 1917 года была образована Усинско-Урянхайская земская управа, председателем которой был избран А. П. Ермолаев. В тоже время Временный краевой комитет и Распорядительный совет были упразднены.

Третий съезд русского населения Урянхайского края начал свою работу 7 декабря 1917 года. Фактически сразу после его открытия делегаты разделились на две группы: одна из которых составляла революционно настроенных делегатов, вторая часть выступала за сохранение «старых» порядков. Работа съезда была фактически парализована.

Кроме того, 10 декабря 1917 года комиссаром по делам Урянхайского края А. А. Турчаниновым был издан приказ об аресте и высылке за пределы края в течение 48 часов делегатов съезда: М. Я. Крючкова, Н. Г. Крюкова и М. М. Терентьеваза призывы на съезде об установлении советской власти.

Исполнение приказа было поручено коменданту  г. Белоцарска корнету Местергази.

Революционно настроенные делегаты 11 декабря 1917 года провели собрание жителей г. Белоцарска, на котором потребовали от комиссара Турчанинова немедленно освободить задержанных делегатов. Турчанинов, будучи нерешительным, трусливым человеком, дал распоряжение об освобождении задержанных, после чего сам «заболел».

Публикацию подготовил Михаил ТИМЧЕНКО

03.07.2014

№: 

71

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 156 743
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 86 383
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 86 011
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 79 237
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 67 409