Точка зрения

О РОЛИ РОДНОГО ЯЗЫКА ПРИ ОБУЧЕНИИ В НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЕ

В этом году День тувинского языка посвящен тувинской народной сказке. В преддверии этого события был объявлен месячник тувинского языка, проводятся различные мероприятия — диктанты, конкурсы, олимпиады…

Но между тем в Туве сегодня происходит нечто из ряда вон выходящее — родители пишут заявления об отказе изучения их детьми родного тувинского языка. А в школах республики обучение всех предметов согласно распоряжению Министерства образования и науки Республики Тыва осуществляется с 1 класса на русском языке. Якобы это связано с тем, что подготовка детей по математике и некоторым предметам не отвечает требованиям Федеральных государственных образовательных стандартов. По данным отчета Министерства науки и образования Республики Тыва, из 150-ти школ только в девяти школах занятия ведутся на родном языке. Вероятно, здесь какое-то недоразумение. Имеет ли право наше министерство образования запрещать обучение на родном языке? Тувинский язык получил право государственного языка, и это право закреплено Конституцией РТ. Летом, правда, Госдумой РФ был внесен ряд поправок в закон об образовании. Нам представляется, что эти поправки трактуются искаженно.

Поправки, внесенные в федеральный закон от 3 августа 2018 года № 317–ФЗ «О внесении изменений в статьи 11 и 14 Федерального закона об образовании в Российской Федерации», звучат так: 1) статью 11 дополнить частью следующего содержания: 51. Федеральные государственные образовательные стандарты дошкольного, начального и основного общего образования обеспечивают возможность получения образования на родных языках из числа языков народов Российской Федерации, и т. д., Если внимательно вчитаться, то выясняется, что ничто не говорит о том, что нужно отказаться от родного языка как языка обучения.

Владимир Путин говорит: «Обучаться на родном языке — гарантированное Конституцией право каждого гражданина России». А что касается «свободного выбора», то четко сказано: «на добровольной основе могут изучаться государственные языки субъектов Российской Федерации», то есть школьниками, не владеющими этими языками. Как, например, нашими городскими детьми-тувинцами, которые учатся в русских классах и не знают родного языка, или детьми другой национальности, они могут «добровольно» отказаться от его изучения, но если решили начать его изучать, то тоже имеют право его изучать.

Обучение на родном языке и его изучение как предмета — это два совершенно разных понятия. Обучение на родном языке предполагает, что все предметы должны преподаваться на языке, который дети понимают. Изучение же тувинского языка как предмета, например, как английского языка — это его преподавание с ограниченной сеткой часов.

Что же делать детям, которые ещё не знают русского языка или владеют им недостаточно, чтобы понимать то, о чем говорит учитель?

Надо признать, что складывается ситуация несовместимая ни с педагогическими, ни с психологическими принципами обучения в начальной школе детей, не владеющих или плохо владеющих русским языком. Они вынуждены учиться по программе русских классов по учебникам для детей с родным русским языком. Такая ситуация в будущем может иметь непредсказуемые последствия или даже отрицательный эффект, так как не учитывается уровень владения русским языком, не берется во внимание готовность детей к изучению неязыковых предметов на неродном языке.

Тува в отличие от других республик России находится в ином положении, то есть надо учитывать тот факт, что мы в составе России только сто лет, а это всего два поколения. По этой причине у нас все ещё преобладает моноязычие, соответственно у детей существуют проблемы с русским языком, но отказавшись от родного языка, они не овладеют им (русским языком) в одночасье. Что это процесс не одного–двух лет, знает каждый педагог.

Дети, плохо владеющие русским языком, чувствуют себя ущербными от неспособности полностью освоить непрерывно поступающую информацию на неродном языке. Иначе говоря, игнорируются закономерности языковой компетентности, когнитивного и психологического развития детей. Авторитетные ученые (Ж. Пиаже, Л.С. Выготский, Р. Камминс), которые исследовали проблемы детской психологии, пришли к выводу, что в результате такого подхода оказывается недостаточно сформированной языковая компетенция, в результате происходит задержка в развитии ребёнка, а это становится причиной интеллектуальных дефектов. Пространственное мышление, способность определять соотношение целого и части, различные операции с абстрактными количественными отношениями усваиваются на ассоциациях, понятиях родного языка, и даже к семи годам ещё не в полной мере. А если ребенок не может адекватно выразить свои мысли, чувства, не то, что решать задачи по математике, это для него шоковая ситуация, чреватая нервными срывами. Это, как, если бы русских детей в начальной школе заставили изучать математику на английском языке.

Из-за своей беспомощности дети теряют мотивацию ко всякому обучению, поэтому бросают школу, а недоучившись, не могут найти применения своим способностям, пополняя ряды маргиналов. Специалисты говорят: «Если речь полноценно не сформирована ни на одном языке, то разрушается структура мышления и попытки самовыражения терпят крах, в конечном итоге страдает личность человека». Однако, недоразвитость мышления имеет пагубные последствия не только для личности отдельного человека, но и для общества в целом, когда определенная часть её членов не может интеллектуально конкурировать с другими, они вынуждены прибегать к иным формам самовыражения, часто прибегая к насилию и другим деструктивным действиям.

Эксперимент с исключением родного языка как языка обучения когда-то уже имел место у народов Дальнего Востока и Севера — акт, который стал причиной утраты родного языка и деградации культуры этих народов. В настоящее время предпринимаются попытки исправления этой ошибки — пишутся учебники, учебные пособия, начато обучение на родных языках этих народов. Однако восстановить их традиционную культуру на первоначальном самобытном уровне уже невозможно. Это, скорее, музейные экспонаты или театрализованные представления.

В результате отказа от родного языка, как языка обучения в начальной школе, в Туве происходит отчуждение детей от родственников старшего поколения — дедушек, бабушек, которые пели колыбельные, рассказывали им сказки на родном языке, исполняли горловое пение. В свою очередь это повлечет за собой у подрастающего поколения утрату связи со своей историей и культурой, невозможность самоидентификации и определения своего места в мире. Также это может стать причиной очень скорой утраты тувинского языка, в одно–два поколения. А ведь известно, что только язык является хранителем духа народа, его этнического самосознания, уникальности его культуры.

К. Г. Паустовский, например, писал: «Истинная любовь к своей стране немыслима без любви к своему языку. Человек, равнодушный к своему языку, — дикарь. Он вредоносен по своей сути потому, что его безразличие к языку объясняется полнейшим безразличием к прошлому, настоящему и будущему своего народа».

Главная ответственность в языковом воспитании детей, без сомнения, лежит на родителях, они, и только они, должны понимать, что родной язык имеет первостепенное значение в становлении личности человека. Известно, что усваивая родной язык, ребенок приобретает основное орудие познания мира, что только материнский язык является генератором чувственно-образного мышления, источником формирования интеллекта ребёнка. «Лишь человек, хорошо владеющий родным языком, полноценная личность».

Изучению же русского языка в Туве отводилось всегда особое место, и, само собой разумеется, оно таковым и останется. Но речь сейчас не об этом. Педагог должен понимать и знать, что в овладении неродным языком существуют определенные закономерности. Родной язык служит как бы базовым кодом для освоения другого языка на основе его знаковой природы происходит понимание системы категорий языковых явлений. Иначе говоря, на начальном этапе освоение другого языка идет на основе уже прочно закрепившихся структур родного языка, и это помогает глубже осознать функциональные особенности категорий изучаемого языка.

«Школа, в которой родной язык изучается на добровольной основе, не имеет будущего, потому что она не побуждает развития ребенка на народной речи и на отразившемся в нем народном чувстве, такая школа на несколько лет задерживает естественное развитие ребенка и портит его душу» [К. Д. Ушинский]. Образование в начальной школе является базой, фундаментом всего последующего обучения, а значит, именно в этот период ребенок должен основательно понять и усвоить все то новое, что станет залогом дальнейших успехов его учебы в школе. Неродной язык не может в такой степени стать средством усвоения знаний, приобретения различного рода компетенций, которые будут необходимы на более высокой ступени обучения.

Светлана СЕГЛЕНМЕЙ,

старший научный сотрудник лаборатории тувинского языка

Института развития национальной школы

01.11.2018

№: 

122

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 154 734
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 84 491
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 84 103
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 77 341
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 67 188