Татушка на неделю

Мало чем сегодня можно удивить интересующегося молодёжной модой человека. Чего мы только уже не видели: и пирсинг в самых неожиданных местах, и свалянные в копны дредов волосы, и «кошачьи» контактные линзы в глазах, и наводящие ужас ушные тоннели... Каким только экспериментам не подвергает себя молодёжь. Поэтому очередная модная новинка, просочившаяся в Туву, удивляет прежде всего своей безобидностью: ни крови, ни новых отверстий в теле. Одна только красота, да и та временная: походила с ней недельку — и снова в исходном состоянии. Можно по новой. Если, конечно, захочется.

Речь о мехенди.

ЭКЗОТИЧЕСКОЕ ХОББИ

Мехенди — это роспись растительными, преимущественно, орнаментами, которая наносится на тело хной. В работе мастер не применяет ни игл, ни каких-либо ещё радикальных инструментов. Рисунок выдавливается на кожу конусом — и им набор инструментов художника ограничивается. Конус скручен из плотной целлофановой плёнки и наполнен полужидкой массой — разведённой до нужной консистенции хной. По сути, это временная татуировка, имеющая, однако, ряд особенностей.

— Самое главное, — отмечает Анжела Чандан, — даже не в том, что рисунок временный и успеет стереться прежде, чем надоест, — главное, что хна практически не имеет противопоказаний. Украшать себя этой росписью могут даже беременные девушки и кормящие мамочки.

Мастером мехенди Анжела себя не называет: сама ещё на этапе освоения этого искусства. Собственных клиентов можно по пальцам перечесть. Пока это — лишь экзотическое хобби, не более. Перерастёт ли оно в источник дохода — сказать трудно.

...Предлагать кызылским модницам украсить себя рисунком из хны начала задолго до Анжелы художница Ксения, приезжая, из Красноярска. Но развернуться толком на своём рынке она не успела: жизнь её внезапно и трагически оборвалась. Впрочем, ростки интереса у юных тувинских модниц она всё же пробудила. И спустя какое-то время после трагедии в соцсетях начали появляться робкие предложения вроде: «Рисую хной».

Так случилось и с Анжелой. Побывала у Ксении, украсила себя росписью и подумала: а ведь я бы и сама сумела так.

Кто ищет — тот найдёт. Скоро девушка узнала, кто и где даёт мастер-классы, и даже приобрела настоящую хну — из Индии.

Делать бизнес на мехенди Анжела не планировала: училась для себя. Однако хны в коробке оказалось слишком много для неё одной. Опытам была подвержена сначала мама, которой Анжела расписала ногу, а потом и молодой человек: он разрешил рисовать только у себя на спине, чтобы никто не увидел. А почему бы, подумала тогда Анжела, не предложить свои услуги людям? Получается красиво, человеку приятно. Оплата чисто символическая. Хорошее дело.

СВОБОДНЫЙ ХУДОЖНИК

Анжела — художница. Правда, специализация её, скорее, прикладная: она — инженер-технолог ювелирного производства. Проще говоря — дипломированный ювелир. Закончила в Москве горный университет (МГГУ). Учиться от республики поехала по целевому направлению, однако устроиться на работу по специальности до сих пор не может. Работодатель выпускницу не ждал. В городском центре занятости, куда она обратилась, сказали вполне определённо: хочешь найти хорошую работу по профессии — возвращайся обратно за Саяны. Здесь вряд ли чего найдёшь.

Сказать по правде, хотя девушка и искала место, намерение у неё было другое. Уже во время учёбы она знала, что работать будет на себя: откроет своё дело по производству этнических ювелирных украшений, делать будет ещё и авторскую сувенирную продукцию. Даже дипломная работа её была, по сути, уже самим бизнес-проектом, с которого должно было начаться движение вперёд.

Вот приедет на родину, мечтала Анжела, и покорит Туву своим талантом. Однако Кызыл встретил её неласково. Оказалось, что никто не горел желанием раскрывать таланты Анжелы — пусть даже они принесли бы экономике родного края небольшую линию производства с лейблом «Сделано в Туве». Всё оказалось намного сложнее, чем она предполагала.

Претерпев парочку неудач, Анжела всё же устроилась в местную ювелирную мастерскую кем-то вроде подмастерья. Работала взахлёб, путая день с ночью. Очень уж ей нравилось... Однако — не сложилось.

Потом был ювелирный магазин, где Анжела работала продавцом. Потом — ещё один пункт на её трудовом пути, где платили хорошо, но в конверте. Потом — «удалённая работа» через Интернет.

Сейчас девушка называет себя свободным художником.

— Вообще, если понадобится, я могу делать что угодно, — рассуждает Анжела. — Могу даже пойти объявления расклеивать. Но я поняла, что заниматься нужно обязательно тем, что любишь. И ещё кое-что поняла: ничего не происходит быстро. Так, чтобы захотел — и сразу всё получилось. Может, у кого-то и получается так, но чаще по-другому. И, наверное, это правильно. Нужно пройти долгий путь, прежде чем встанешь на ноги. Одно я сейчас знаю точно: как бы там дальше ни сложилось, я всё равно буду делать украшения. Как минимум для самой себя.

Но это на будущее. А пока свою потребность творить красоту Анжела воплощает в мехенди.

НЕВЕСТА НА НЕДЕЛЮ

Вообще традиция расписывать тело хной родилась пять тысячелетий назад в Древнем Египте. В Индии и Малайзии это искусство — ритуал накануне свадьбы. Невесту расписывали хной, а остатки краски зарывали в землю — чтобы брак был крепкий, а муж не смотрел на других. Разное символическое значение имели орнаменты, которые, вместе с тем, принципиально отличались в разных странах. Любопытных нюансов очень много. Вынесли в массы обрядовое, по сути, восточное искусство звёзды шоу-бизнеса: стоило нескольким популярным дивам показаться на экранах украшенными экзотической росписью — диковинкой для современной Европы, — как всем девчонкам тут же захотелось такую же. И — пошло-поехало.

...Анжела импровизирует, выводя на узком запястье своей подруги простенькие цветочки. Окружает их округлыми листиками, вырисовывает завитушки. Получается очень мило. Рисует она натуральной хной: выдавливает из маленького отверстия конуса массу, нажатием пальцев регулируя толщину линий, и на кожу ложится рельефный узор тёмно-коричневого цвета.

— Натуральная хна ещё хороша тем, что её можно «отредактировать», — поясняет Анжела. — Бывает ещё и чёрная хна, но она уже ненатуральная, потому что в ней присутствует чёрный пигмент. Такую поправить, если где-то ошиблась, невозможно. Она ещё и растекается в процессе нанесения, поэтому работать с ней тяжело. Кроме того, пигментированная хна (а она бывает самых разных оттенков) может вызвать аллергическую реакцию.

Рельефный контур после нанесения мастером должен около двадцати минут просохнуть. Под ним на коже останется узор рыжеватого цвета хны. Он продержится около недели.

* * *

Многие мастера мехенди, досконально изучившие это искусство, очень щепетильны и в вопросах техники нанесения хны, и в передаче рисунка. Анжела, которая и на создание ювелирных украшений имеет свои собственные взгляды, считает, что придерживаться правил, конечно, нужно — но в разумных пределах. Главное, по её мнению, это красота. Если художник рисует эстетично, привлекательно, то он имеет полное право привносить в традиционные орнаменты и что-то своё, авторское. Так будет правильнее, уверена девушка. Ведь это искусство, а не копирование. А искусство — это всегда особое видение художника. Поэтому, заключает Анжела, научиться рисовать мехенди может любая девушка. Было бы желание, терпение и чуточка фантазии. Ну и практика, конечно. Спина друга, лодыжка мамы, собственная ладошка... Почему бы и нет? Многим хочется украсить своё тело какой-нибудь оригинальной татуировкой, но не все решаются. Понимают: сегодня хочется — а завтра хоть умри со стыда. Для таких мехенди — настоящая находка.

Виктория КОНДРАШОВА

23.04.2015

№: 

43

Рубрика: 

Похожие статьи

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 166 152
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 95 222
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 94 876
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 88 084
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 68 701