Шолбан КАРА-ООЛ: «Трудолюбие и современные технологии могут ломать стереотипы»

Глава Тувы Шолбан Кара-оол дал эксклюзивное интервью информационному агентству «Интерфакс», в котором подвел итоги года. Он рассказал, чем жила республика в уходящем году, какими были успехи, каковы планы на будущий год. Сегодня публикуется первая часть интервью.

— Шолбан Валерьевич, как Вы оцениваете экономические итоги уходящего года?

— Для начала скажу, что мы из 2017 года вышли неплохо. По его итогам Тува, как известно, вошла в число 40 регионов с лучшей динамикой развития и получила грант от федерального правительства. В этом году постарались сохранить темп и рассчитываем на прирост не ниже общероссийского, где-то 1,6%. Но это — прогноз без учета декабря. Возможно, по результатам года будет даже лучше. Во всяком случае, предпосылки для этого есть.

Угля, например, уже к декабрю было добыто более 1,6 млн. тонн, или на 4% больше прошлогоднего. За счёт добычи республика два года подряд находится на втором месте в Сибири по промышленному индексу. Надеюсь, и нынче добыча будет не хуже, поскольку основные наши компании только-только начинают набирать обороты. В прошлом году мы даже Кузбасс опередили по скорости проходки.

Пока угольщики берут разгон, основной отраслью республики остаётся АПК. Его ядро — животноводство. Раньше ключевая задача здесь состояла в увеличении поголовья скота, поскольку в голодные 90-е его попросту пустили под нож. Когда я возглавил республику, по разным данным, у нас было от 600 до 800 тысяч голов. Сегодня мы стадо удвоили, счёт ушел за 1,5 млн. Для этого всячески поддерживали фермерское движение, в том числе и новые хозяйства.

Кстати, для создания новых хозяйств запустили отдельную программу — «Кыштаг для молодой семьи», она уже второй год у нас работает по принципу «разбогател сам — помоги другому». Схема такая: на начальном этапе 105 семьям, которые согласились заниматься разведением скота, мы за счет бюджета купили по 200 овцематок. Они получают приплод и передают его следующим участникам проекта, а те — следующим и т.д. Помимо этого помогаем практически бесплатно построить стойбище, по-тувински — кыштаг, это усадьба с жильем для чабанов и помещениями для содержания скота.

— Получается, инвестиции от государства при таком подходе нужны только на старте. Дальше как, в принципе домино, идет цепная реакция, и проект начинает жить своей, автономной жизнью...

— Примерно так. Хотя мы всё равно — рядом, потому что с каждым участником есть договор и взаимные обязательства. Например, мы детей чабанов устраиваем в интернаты, поскольку усадьбы животноводческие располагаются, как правило, на удалении от поселений, рядом с пастбищами, к тому же с потеплением начинаются кочевки. Затем наша помощь нужна в обеспечении ветеринарного обслуживания, в благоустройстве фермерских усадеб. В этом году начали бурить скважины для водонапорных колонок, в качестве эксперимента пробуем монтировать на некоторых кыштагах солнечные станции. Словом, стараемся быт чабанский приблизить к стандарту.

Народу проект очень понравился. Люди просят расширить возрастные рамки, чтобы и немолодые могли участвовать. Желающих так много, что претендентов приходится отбирать. Причем, выбирают сами односельчане, на сходах. И это оказался мощный фильтр от ненадёжных кандидатур. Поэтому из 313 хозяйств, которые создали за 2 года, практически все сегодня работают. С ними общее число малых ферм выросло до 3018. Но нам этого мало. Будем продолжать проект, вовлекать новых фермеров, тем более, что пустующих пастбищ предостаточно и их надо вводить в оборот.

Параллельно пытаемся выводить сельское хозяйство на новый уровень, чтобы республика могла выходить со своей сельхозпродукцией на внешние рынки. Пошли по пути создания кластеров — мясного, молочного, растениеводческого. На практике это выглядит так: четыре года назад построили, к примеру, мясокомбинат на несколько районов, куда чабаны могут сдавать свой скот. При комбинате были созданы свои откормочные площадки, где животных перед убоем доводят до товарных кондиций. Они же позволяют формировать крупные партии мяса для оптовых поставок.

В настоящее время комбинат перерабатывает более 2 тысяч тонн мяса в год. Он располагает предубойной базой на 40 тысяч голов, своей откормочной площадкой и свинофермой. С 2016 года предприятие начало поставки своей продукции за пределы республики.

Логистику экспорта надо шлифовать, но даже имеющаяся схема реализации сельхозпродукции стала большим благом для наших животноводов и стимулом к расширению. Раньше средняя отара насчитывала 250–300 голов. Растить больше — для семьи затратно. Но главное — не знаешь, продашь ты большие излишки или нет. Кому эти головные боли нужны? Вот и ограничивались минимумом поголовья — лишь бы на свои нужды хватало, и не было потерь.

Теперь есть мясокомбинат из нескольких убойных цехов. Хозяйства стали увеличивать товарную долю скота. Сегодня на чабанской стоянке — в среднем по 400–500 голов только МРС. А есть и такие, где более 1 тысячи овечек, мы называем их «тысячниками» и поощряем различными льготами вроде бесплатного лечения на курортах, приоритетного права детям при поступлении на бюджетные места в нашем университете и т. п.

— В остальных секторах АПК такие же успешные кластеры?

— После возрождения крупных молочно-товарных ферм по типу совхозных появился позитивный опыт маленьких и тоже семейных фермочек, с небольшим, но продуктивным поголовьем.

Под Кызылом у нас начало работать небольшое хозяйство, которое на правительственный грант закупило дойных буренок — симменталок. Всего — 16 голов, но от них умудряются надаивать раз в 10 больше, чем в среднем по республике — под 30 литров в сутки с коровки, и это — зимой! Причем по себестоимости цельное молоко у них выходит дешевле даже порошкового или восстановленного, которым заполонили всю страну. Конечно, лучше поддерживать таких производителей.

Есть у нас проекты и с жирным плюсом, в том числе неожиданным. К таким сюрпризам я бы отнес наше зерноводство, которое хорошо «выстрелило» в 2018 году. Пожалуй, впервые за очень много лет наши крестьяне сняли по 18 центнеров с гектара, а кое- где — и по 25! Чтобы вы понимали — за последние лет 20 в Туве даже «десятки» с гектара не наскребали.

А ведь меня со всех сторон убеждали, что земледелие в наших краях, с нашим климатом всегда было и будет риском. Мол, на нём вообще надо крест ставить и не тратиться. Но оказалось, что трудолюбие и современные технологии могут, как минимум, ломать такие стереотипы. Так что продолжаем перевооружать и укреплять хозяйства, увеличивать посевной клин. В этом году он вырос почти пятикратно. Но это — не предел, земли у нас — я уже говорил — хватает. Было бы кому работать на ней!

Кстати, когда мы начинали поднимать из руин нашу единственную птицефабрику, очень многие это дело тоже считали неподъемным. Говорили — задавят нас соседи в два счёта. Не скрою, трудности были, потому что практически полностью закупали корма для птицы за пределами Тувы. Но постепенно, шажками начали формировать собственную кормовую базу. Сейчас часть фуража заменяем своим, более дешевым, чем привозной корм, и его доля растет. В итоге птицефабрика в 2018 году в 5 раз увеличила производство и вышла на экспорт своей продукции, в частности, в Монголию продаём.

Разумеется, сельское хозяйство в наступающем году останется для Тувы таким же приоритетом. Я за то, чтобы на федеральном уровне его сделали 13-м нацпроектом. Все-таки формат президентского наказа предполагает совсем другие ресурсы и энергию. А для села, для АПК сегодня, когда они после санкций пошли в гору, нужен импульс как можно более мощный, чтобы было не просто поступательное, а прорывное движение.

— Тува — один из нескольких регионов, для которых федеральное правительство продлило программу переселения граждан из аварийного жилья. В 2017-м году, насколько помню, уровень её выполнения в республике составлял всего 25–27 процентов. За нынешний год со всем аварийным фондом разделались?

— Сроки программы переселения нам продлили не только из-за проблем в строительном комплексе, но и потому, что в республике очень много аварийного жилья. По этому показателю мы числимся в «лидерах» страны, к сожалению, поскольку основная часть домов была деревянной, постройки первой половины ХХ века. И не только в возрасте строений дело. Свою лепту и сильные землетрясения внесли.

За 5 лет существования программы мы огромный рывок сделали в жилищном строительстве. Если раньше в Туве еле-еле сдавали 20 тысяч квадратных метров жилья в год, то сейчас только по программе переселения ежегодно вводим более 60 тысяч. В общей сложности построили 23 многоквартирных дома, расселили целые микрорайоны бараков, которые были малопригодны для жилья. К новому году планируем заселить еще 3 многоквартирника. С ними программа будет выполнена на 65%.

На 2019 год переходит строительство 13 домов. К осени мы их построим и закроем программу 2013–2017 годов. В этом сомнений нет, и я благодарен Фонду содействия реформированию ЖКХ за то, что приняли наши обоснования, смогли увидеть большие различия в экономических, финансовых, ресурсных, технологических, инфраструктурных и прочих возможностях. Появилось понимание, что к Туве в ряде случаев нужен индивидуальный подход, своего рода ручной режим. Более того, каждая из комиссий Фонда помогла нам навести порядок в делах строительных, в законодательной базе, в кадрах. Это важно, ведь для многих моих земляков программа переселения имеет жизненно важное значение, поэтому мы продолжаем участвовать в программе.

22.12.2018

№: 

143

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 159 300
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 88 829
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 88 471
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 81 674
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 67 684