Ради спасения жизни ребенка

Счастье, что в этот день рядом с Шемшат Тагановной и ее сыном оказались эти бесстрашные самоотверженные парни — Адыгжы Демек и Петр Голубцов. Петр Николаевич — председатель администрации сельского поселения Кок-Хаак Каа-Хемского района.

14 апреля 2018 года. Сумон Кок-Хаак, отрезанный от районного центра рекой. По деревне на скорости мчит черная «Лада» Адыгжы Демека. Одна из всего-то 4-х или 5-ти машин в деревне. В машине А.А. Одушпаяк и фельдшер В.М. Монге. Не снижая скорости, машина мчится по полевой дороге в направлении к чабанской стоянке Сарыг-Булун, находящейся в 10-ти км. Там случилась беда с ребенком.

В тот день Эрельджин Хертек, ученик 5 класса, с другом Янсуреном, сыном родной сестры его матери, отучившись, как всегда в выходные и каникулы, пришли на чабанскую стоянку. Это был их привычный маршрут, играючи незаметно для себя, они запросто преодолевали 10 км. Тут, на чабанской стоянке, они с Буяном Олзей-оолом, хозяином отары, с самого начала постройки кыштага для молодой семьи исходили все поля и горы. В самый разгар строительных работ приносили строителям самое необходимое в свободные от учебы время: продукты, курево, овощи... Любили ходить за овцами. В знойные дни, когда отара отдыхала у реки, ребята купались, рыбачили. Окот овец продолжался до лета. Мальчики любили кормить из сосок миленьких маленьких ягнят, от которых отказались матери. В зимние и летние каникулы ребят не удержать в деревне. Вот и в выходные они норовят убежать на привычную интересную для них чабанскую стоянку.

В тот день, хотя честей и предупредил ребят, что сегодня овец пригонит Кан-Демир, Эрельджин и Янсурен по привычке побежали к отаре. А овцы паслись на тенистом, кустарниковом каменистом месте, на пригорке горы Боом. Ребята спугивали овец снизу и поднимались к ним. Когда овцы начали сбегать, прыгать, видно, острыми копытцами расшевелили камни, которые начали скатываться вниз. Янсурен успел увернуться, а Эрельджин не заметил опасности. Горные камни обычно бывают угловатые. Тот камень, что стал причиной беды, наверное, был увесистым. Скатившись, камень попал в голову поднимавшегося Эрельджина.

В месте удара закровило, случился болевой шок, и ребенок потерял сознание. Прибывшая фельдшер Валентина Монге, осмотрев мальчика, сделала укол, и Адыгжы погнал машину обратно в деревню, чтобы срочно доставить ребенка в районную больницу. Возвратившись, о случившемся сообщили матери Эрельджина.

Но как, на чем переправиться на ту сторону реки? В Кок-Хааке не оказалось лодки. Возле Кок-Хаака река местами очистилась ото льда, все-таки ведь уже середина апреля. Шемшат срочно позвонила в Дерзиг-Аксы своей тете Марине Кыргыс, чтобы та разузнала, есть ли там лодка, чтобы переплавили их и что они уже в пути. Михайловна позвонила тем, у кого бы могла быть лодка. Но единственная лодка, которая была у Семешовых, и та, сказали, сгорела. Пришлось машине с ребенком в тяжелом состоянии ехать дальше к спасительному ледовому переходу в Усть-Бурени.

Посчитав, что в поездке и на переходе потребуются сильные руки, Алевтина Анатольевна и Шемшат попросили Петра Голубцова ехать с ними. А дорога выше Дерзиг-Аксынского парома к Усть-Буренской переправе ухабистая и каменистая, не разгонишься, как бы ни торопился.

Подъехали к переправе-переходу. На реке выше и ниже него, к счастью, лед, рыхлый, посиневший, еще стоял; теперь уже раздумывать не приходилось — надо по линии, где зимой была дорога, хоть как, но переходить. Это единственный и последний выход из положения. Через переход бежит вода. Под водой виднеются доски, проложенные устьбуренцами осенью для пешеходов. А на той стороне уже стоит машина «скорой помощи». Решили переходить. Адыгжы нашел крепкую палку, чтобы идти впереди, постукивая, определяя прочность примороженных досок, указывать путь. Петр взял на руки в бессознательном состоянии ребенка, мама мальчика шла за Петром... Студеная весенняя вода — выше колен. Надо идти осторожно, не оступиться, надо смотреть сквозь перекатывающуюся через видимые внизу доски воду...

Река широкая и переход не короткий. И быстро не пойдешь. А вода невыносимо холодная... Терпение... надо крепко держать себя в руках. Все рискуют... Надо во что бы то ни стало доставить ребенка врачам. Шемшат с самого начала в слезах. Страх за жизнь сына. Тревожные смешанные чувства не покидали ее.

На середине реки у Петра, который нес ребенка, устали руки, и парни поменялись местами. Теперь Адыгжы понес мальчика, он был все еще в критическом состоянии. Те, кто остались у машины на той стороне, переживали не меньше. Каждый про себя просил Бога помочь преодолеть опасный путь благополучно. В одном месте Шемшат чуть не упала, мама ее, заметив это, вскрикнула: « Она сама утонет! Осторожно, дочка!».

Наконец, берег. Эрельджина передали врачам. Позже Шемшат рассказывала, что врачи сразу же в машине начали оказывать медицинскую помощь, ведь ребенок был все еще без сознания. Наверное, когда перешли переправу, все вздохнули с облегчением: «Слава Богу!» и благодарили Всевышнего, что их искренние мольбы были услышаны. В такой ситуации поневоле начнешь молиться.

Когда мальчика доставили в Сарыг-Сепскую хирургию, Шемшат не переставала беспокоиться за жизнь сына. В мокрой обуви, мокрых выше колен джинсах она тряслась, состояние сына не давало ей ни на чем сосредоточиться. То и дело подбегала к дверям приемной хирургии, спрашивала у сестер, в каком состоянии ее сын. Понять ее можно, так бывает. Опытные врачи, имеющие в своей практике сотни спасенных больных, вселяли в Шемшат надежду на благополучный исход, обещали, что сделают все возможное. Они посчитали, что больному требуется помощь врачей-реаниматоров. Прибыли врачи из Кызыла. Времени с того момента, как мальчик получил травму, прошло немало...

Врачи провели операцию, но решили, что пока ребенок нетранспортабелен и находится в коме, оставили в Сарыг-Сепской больнице до утра. На следующий день его вертолетом доставили в Кызыл, в реанимацию. Врачи реанимации за короткий срок, 20 дней, поставили ребенка на ноги. Когда он стал ходить с поддержкой мамы и есть сам, им разрешили вернуться в Каа-Хемскую больницу. И вот четвертого мая, на второй день их прибытия в Сарыг-Сеп, я увидела на лице матери Эрельджина улыбку радости, когда они вышли прогуляться из больницы…

После того, как состояние Эрельджина улучшилось, я решила написать о спасении его добрыми людьми, о радости матери, что врачи Каа-Хемского района и Кызылской реанимации вернули здоровье ребенку. Хочу немного высказаться о беспокоящей кок-хаакских жителей проблеме. Деревня рекой отрезана от всей цивилизации, однако жизнь в ней идет. Работают школа, медпункт, сельсовет, детсад. Но возникают у людей проблемы, которые здесь не решишь, тем более, что в Кок-Хааке нет общественной лодки, нет магазина, нет аптеки... Весной и осенью не добраться до районного центра. А надо купить лекарства, оформить всякие документы, детям и взрослым сходить в больницу, сдать нужные анализы, которые иногда за один день не пройдешь, привезти продукты... Да мало за чем надо побывать в центре района. А на чем и как попасть туда? Сейчас Петр Голубцов перевозит людей на своей лодке. За переплав даже не просит денег, кто даст — возьмет, кто не даст — так и ушел, я сама видела. А сколько бензина уходит за день? Кстати, после того дня, когда 14 апреля перенесли больного ребенка на руках по опасному переходу, лед назавтра тронулся. Подумать страшно!

Кокхаакцам, правда или нет, но провисший на протоке мост, по которому еще осмеливаются ездить отважные шоферы, отремонтировать бревнами не позволяют. Если этот мост рухнет, а он висит как перевернутая радуга, да если машина с ним пойдет ко дну, там ведь вода зеленоватая, т.е. глубокая. Тогда кто будет виноват? А что думает районное начальство?

Заслуженная учительница села Зоя Ивановна Дапы с отчаянием говорит, что они действительно выживают. Как наступит время сдавать ЕГЭ, надо детей доставить в Сарыг-Сеп. Пример тому есть, и он такой: если один житель едет в район, все население заказывает ему хлеб, чтобы каждой семье досталось хотя бы 2–3 булки на несколько дней.

Еще вопрос, почему бы не построить мост через Енисей в Дерзиг-Аксы? Там всего-то, наверное, ширина реки 150 м, а может и меньше. Это самая желанная мечта жителей деревень Кок-Хаак, Бурен-Бай-Хаак, Ильинка и Авыйган. Ох, сколько проблем у народа тогда решится. Как приедет начальство, напоминаем наши чаяния, а они послушают и забывают, видимо. А все в газетах призывают: развитие малых сел, ближе к народу депутаты. Когда начальство повернется лицом и прислушается к народным запросам?

Анна СЫРГА

с. Дерзиг-Аксы

21.06.2018

№: 

67

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 168 529
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 97 458
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 97 107
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 90 316
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 69 092