Первый роман тувинской литературы

К 92-ЛЕТИЮ МОНГУША КЕНИН-ЛОПСАНА

«Чугурук Сарала» («На­стигающий птицу») Монгуша Кенин-Лопсана — это не только его первое крупное произведение, это первый роман тувинской литературы. У него — особая судьба. Автор писал его будучи студентом Восточного факультета Ленинградского университета в 1948 — 1952 годах.

Возникает вопрос: почему молодой начинающий писатель выбрал для дебюта в литературе такой сложный жанр? Ответ на него складывается из целого ряда факторов.

Первый из них — вхождение ТНР в состав Советского Союза. Тува тогда жила предвкушением революционных перемен. И М. Кенин-Лопсан одним из первых ощутил их на себе. В послевоенные годы он учился в Ленинграде, колыбели науки и большой культуры. Его преподавателями были выдающиеся представители российской науки В. М. Жирмунский, В. М. Наделяев, С. Е. Малов, Н. А. Кононов и др. Много занимался, впитывая в себя, как губка, новые знания и впечатления. Позже он вспоминал: «Когда учился в Ленинградском университете, очень увлекался чтением. Читать научные и художественные произведения стало моим интересом и любовью…»

Стоит сказать, что истоки этого интереса и любви — в детстве писателя. Отец писателя — потомственный скотовод и сказитель. Кенин-Лопсан многое перенял у него. Как и отец, он рассказывал сказки, легенды и прочитанные им книги. Об этом он сам писал так: «Если осенью 1938 года в местечке Бедик-Тей Хондергея не открылась бы школа, я остался бы хорошим охотником. Отец оседлал Пар-Хурена и закрепил на нем узел с моими вещами… Сестра Саанай верхом на лошади проводила до школы. Учитель Дулуш Орланмай, проэкзаменовав меня, велел идти во второй класс. Настоящий путь к учебе, науке начался именно оттуда. Однажды Орланмай, побывав в Чадане, принес книгу в синей обложке — Александр Пушкин «Капитанская дочка». Я зачитал ее, как говорится, до дыр, а потом каждый вечер перед сном пересказывал наизусть по главам «Капитанскую дочку» своим друзьям в комнате, где мы жили…»

Закономерно, что уже в первом его произведении чувствуется влияние традиций русского и мирового романа: знание законов выстраивания композиции и сюжета в этом жанре, психологические обобщения, лирические вставки и т. п. Но весь арсенал этих средств он использует, переосмыслив созвучно своему мироощущению, основы которого заложил в нем его отец.

Обратиться к жанру романа, по-видимому, подтолкнуло его само время. С 1937 г. на тувинском языке начали выходить переводы произведений писателей других народов. В связи с празднованием в том году столетия со дня смерти А. С. Пушкина в первом выпуске «Чыынды чогаалдар» («Избранные произведения»), в отдельном разделе были помещены его стихи в переводе С. Сарыг-оола, С. Тока, С. Пюрбю, А. Чымба, С. Лопсана. В 1938 г. появилась «Капитанская дочки» А. Пушкина на тувинском языке. Начиная с этого времени, переводы произведений мировой литературы регулярно публикуются в периодических изданиях и выходят отдельными книгами на тувинском языке.

В 1946 г. начал выходить первый журнал Союза писателей Тувы «Улуг-Хем». Один из родоначальников тувинской литературы С. Тока создавал свою повесть, позже переведенную на многие языки мира и удостоенную Сталинской премии.

Но самое главное, на мой взгляд, обстоятельство, подтолкнувшее студента к выбору жанра своего первого литературного опыта — его замысел. Для его реализации рамки повести и тем более рассказа были бы просто тесны. «Настигающий птицу» — это панорамное полотно, вместившее в себя и героическое прошлое тувинского народа, и исторические преобразования, которые происходили на его глазах.

Но судьба первого тувинского романа оказалась непростой. В 1952 году молодой писатель окончил ЛГУ, вернулся в Туву и в этом же году отдал рукопись романа в книжное издательство.

Цензура встретила роман М.Б. Кенин-Лопсана немилостиво. Холодно был принят он и литературными критиками, пользовавшимися мерками социалистического реализма, и, разумеется, партийно-советским руководством литературой в Туве. Критики, например, указывали на пессимистический образ коня («Чугурук Сарала» в переводе на русский «Настигающий птицу» — это кличка скакуна, лучшего из лучших) и обрушились на романиста с обвинениями в упадничестве. Это обвинение фактически закрыло роману дорогу в типографию.

Один из сотрудников Тувинского книжного издательства, художник Ян Чолдак вспоминал: «Мне поручили художественное оформление «Настигающего птицу». Редактировать его должен был Монгуш Монге. Но в 1953 году обком партии удалил роман из плана издательства». Ветеран тувинской культуры А. С. Калга-оол в 2001 году рассказывала: «Он (роман) три раза был исключен из плана издания по велению Тувинского обкома КПСС. Причину не знаю. Хорошо знаю только, что первый вариант оформления с названием «Чугурук Сарала» был уничтожен по указанию сверху. И его автор — не член Союза писателей… Говорили, что это «лошадиный» роман… Что первый в тувинской литературе роман должен написать член Союза писателей СССР, а Монгуш Кенин-Лопсан всего лишь рядовой человек».

В рапорте цензоров подчеркивалось, что основной мыслью романа является восхваление животных, поэтому роман — антихудожественный, не имеющий никакого общественного значения.

Такая оценка романа закономерна в условиях тех времен, когда начиналось искусство нового, социалистического, мира, когда сама историческая необходимость требовала обращения к современности, отрицанию прошлого.

Роман увидел свет лишь через 12 лет во многом благодаря настойчивости редактора Н. К. Тава-Самбу, высоко оценившего и произведение, и талант его автора. Он сумел провести роман через рифы цензуры и литературной критики до печатного станка. В 1965 году первый роман тувинской литературы увидел свет. Правда, для этого Кенин-Лопсану пришлось пойти на компромисс. Роман издали под названием «Улуг хемнин шапкыны» («Стремнина Великой реки»). Заключенные в названии поэтический параллелизм между рекой и жизнью народа, образ реки, олицетворяющей бег времени, устроили идеологов. Но в следующих изданиях автор возвращает своему детищу изначальное имя «Чугурук Сарала» — «Настигающий птицу».

Выход романа в свет официальная критика оставила без особого внимания. Но читатели, особенно те, кто знает толк в беллетристике, расценили его как значительное событие в истории развития литературы Тувы. И даже ленинградские учителя Кенин-Лопсана поздравили его с удачей. Первым из них отреагировал телеграммой В. М. Наделяев: «Поздравляю, дорогой мой Монгуш, выходом в свет первого тувинского романа. Башкын».

Эта телеграмма, по сути, наделяет «Настигающего птицу» пальмой первенства в самом сложном прозаическом жанре литературы. Право на приоритет в этом потом признали и коллеги Монгуша Бораховича по литературному цеху. Его зафиксировал, например, в автографе на своей книге «Амыдырал — демисел» («Жизнь — борьба») народный писатель Тувы С. Сарыг-оол в 1968 году: «Сильному писателю, автору первого тувинского романа Монгуш Бораховичу Кенин-Лопсану». Народный писатель Тувы К.-Э. К. Кудажи надписал на первом томе романа-эпопеи «Уйгу чок Улуг-Хем» («Улуг-Хем неугомонный»), подаренном Кенин-Лопсану: «Монгуш Борахович, я, Ваш коллега, до конца верен своему убеждению — автор первого тувинского романа — Вы, Монгуш Борахович».

И все же главное — не в приоритете «Настигающего птицу». Важнее всего художественная ценность романа, о котором классик советской литературы , автор «Русского леса» Леонид Леонов отозвался кратко, но емко. «Настигающий птицу», он охарактеризовал «…изобретением по форме и открытием по содержанию». Не прибавить, ни убавить…

Сайлыкмаа КОМБУ,

литературовед

08.04.2017

№: 

36

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 106 191
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 64 910
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 43 869
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 43 228
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 40 190