От зимовий до промысловых баз

Глава Тувы потребовал прозрачных механизмов организации сети частных охотничьих хозяйств.

Власти Тувы намерены создать основу для развития сегмента частных охотничьих хозяйств как отрасли экономики. Перспективы этого проекта обсуждались 31 мая на охотхозяйственном совете при правительстве республики, в заседании которого принял участие глава Тувы Шолбан Кара-оол.

По данным Госкомохотнадзора РТ, специалисты которого представили совету принципы организации охотничьего хозяйства Тувы с привлечением частного капитала, в настоящее время на территории республики обитает 106 видов животных и птиц, отнесенных к охотничьим ресурсам. Охотой активно занимается около 10 тысяч человек, причем, для более чем двух тысяч из них, проживающих в отдаленных таежных селениях, промысел диких животных является единственным источником дохода.

О потенциале охотничьей отрасли свидетельствуют итоги минувшего сезона. За 2016 год в целом по республике охотой было добыто более 300 маралов, 80 лосей, свыше 600 косуль, около 400 особей кабарги, 990 кабанов, 99 медведей, 60 козерогов, семь рысей, до 10 тыс. соболей, не менее 600 тетеревов и 260 глухарей. Количество добытого мяса, к примеру, диких копытных оценивается в сумму не менее 8,5 млн. рублей, пушнины — 40 млн. рублей, дериватов животных, включая струю кабарги, хвосты, рога и т. д., используемых в производстве лечебных препаратов, сувенирных изделий и прочих сферах, — не менее чем на 15 млн. рублей.

Тем не менее, республика ощутимой пользы от столь интенсивного использования биоресурсов не получает. Доходы в бюджет ограничиваются, как правило, платой за разрешения на добычу диких животных. О целенаправленной и системной работе по сохранению и преумножению их популяций говорить тоже не приходится. По сути, вся деятельность по охране мира диких животных пока ограничивается только борьбой с браконьерством, которая ведется силами органов государственного надзора, главным образом инспекторами Госкомохотнадзора Тувы. Воспроизводством охотничьих ресурсов планомерно никто не занимается.

Между тем, даже собственный опыт республики, относящийся к советскому времени, говорит о высокой доходности охотничьей отрасли при соответствующем уровне организации. В советской Туве успешно работали два промысловых хозяйства потребительской кооперации (Тоджинский и Каа-Хемский коопзверопромхозы) и пять госпромхозов — Сыстыг-Хемский, Туранский, Тес-Хемский, Хемчикский, Кызылский. Они приносили реальный доход не только в виде пушнины, сдаваемой государству, но и тем, что создавали охотничью инфраструктуру — от избушек и зимовий до промысловых баз и пунктов первичной переработки таежных дикоросов.

Более того: ими строились и объекты социальной инфраструктуры в таежных поселках — ФАПы, сельские клубы культуры, оказывались услуги по заготовке дров для населения, содержанию дизельных электростанций, обеспечивающих электроэнергией. Но самое главное — егеря, охотоведы и сами охотники этих хозяйств проводили весь необходимый комплекс работ по сохранению и увеличению поголовья промысловых зверей.

С переходом на рыночные условия при отсутствии законов и четких правил в сфере пользования охотничьими ресурсами эти хозяйства как отрасль экономики престали существовать. Однако сегодня нормативная база, позволяющая воссоздать её на новых принципах, выстроена — есть федеральный закон, приветствующий частные инвестиции в охотничье хозяйство, в Туве разработаны собственные нормативные акты, регулирующие эту деятельность, включая схему размещения, использования и охраны охотничьих угодий.

С учетом этого Госкомохотнадзор РТ предлагает с 2017 года развернуть работу по созданию в Туве современных охотничьих хозяйств на частные инвестиции, которые в пределах выделенных им угодий будут нести весь груз обязанностей по воспроизводству и регулированию численности диких животных, развитию охотничьей и туристической инфраструктуры, охране от браконьеров и т.д. Кроме того, их появление будет способствовать занятости населения, повышению их доходов, как и доходов местных бюджетов.

Ведомственный проект предусматривает, в частности, создание не менее 20 таких хозяйств до 2025 года. Он позволит обеспечить рабочими местами до 140 человек. По предварительным расчетам, налоговые поступления от их деятельности прогнозируются в районе 50 млн. рублей. Для населения охотничьих территорий с этими хозяйствами появляется возможность реализации продуктов промысла. Ежегодный оборот охотхозяйств специалисты оценивают в 120 — 150 млн. рублей.

Уже в июне Госкомохотнадзор, в случае одобрения проекта охотхозяйственным советом и правительством республики, планирует провести аукционы на право аренды, как минимум, трех участков с охотничьими угодьями — в Пий-Хемском и Каа-Хемском районах. Они станут своего рода экспериментальными площадками, от результатов работы которых будет зависеть дальнейшая практика привлечения частных инвесторов в устройство охотугодий.

Комментируя представленный проект, глава Тувы Шолбан Кара-оол согласился с его авторами в том, что охотничьим угодьям республики действительно нужна хозяйская рука. В то же время возникает много вопросов на счет конкретных механизмов реализации в целом здравой и, тем более, уже воплощенной во многих регионах страны идеи.

— Ставлю себя на место тоджинского оленевода, для которого охота — часть жизни и средство существования. Более чем уверен, что из вашего доклада он бы вынес одно: что вы собираетесь отдать часть тайги, где он раньше охотился, кому-то в частное владение. Больше он там не сможет ни ягоду собирать, ни зверя добывать, ни даже ходить по арендованной земле. Что вы ему скажете? — смоделировал он ситуацию.

Как выяснилось, охотоведы уже проводили публичные слушания по проекту. Действительно, поначалу большинство жителей именно так и воспринимало новшество — как угрозу их интересам и сложившимся традициям. Однако в ходе обсуждений, которые продолжались в течение всего прошлого года, появилось понимание, что никакого ущемления прав коренного населения Тоджи или Каа-Хема инициатива не таит.

— Людям разъяснили, что частные охотхозяйства, по сути, будут выполнять те же функции, которые выполняли до них инспектора Госкомохотнадзора, лесники и экологи. Если охотник раньше покупал разрешение на отстрел марала у нашего охотоведа, то теперь он будет платить владельцу участка, если будет охотиться в границах арендованных им угодий. Причем, это касается только охоты на зверя. Отдыхать, собирать грибы и ягоды на территории частого охотучастка любой житель республики может свободно и бесплатно. Никто не будет иметь к нему претензий, если он не нарушил при этом общие правила поведения в дикой природе — не устроил пожар, к примеру, — пояснил председатель Госкомохотнадзора РТ Геннадий Дамдын.

По его словам, сегодня даже в общинах каа-хемских старообрядцев, известных своей замкнутостью и неприятием нового, видят в появлении частных охотхозяйств вблизи их поселений больше плюсов, чем минусов. В частности, многие совершенно обоснованно полагают, что эти хозяйства станут для них источником дополнительных заработков. Они уверены, что будут востребованы как проводники для туристов, егеря, перевозчики, поставщики продуктов, строители и т. д.

Тем не менее, Шолбан Кара-оол поручил специалистам Госкомохотнадзора как можно четче оговорить все моменты, которые могут вызвать у граждан малейшие сомнения в справедливости и пользе реформы охотничьего хозяйства для них. Особой ясности глава республики потребовал в вопросах определения места расположения частных охотугодий — они должны быть удалены от поселений, а также их соотношения с площадями общедоступных для охоты лесов.

— Насколько мне известно, федеральный закон допускает отдавать под частные хозяйства большую часть всех охотничьих угодий. В соседних регионах так и поступили: в Хакасии, к примеру, более половины лесов — в аренде, в Иркутской области — 85 процентов. Думаю, нам не стоит торопиться и разводить десятки охотничьих баз. Пока достаточно трех, которые займут около 20 процентов охотугодий, остальное пусть останется в общем доступе, — считает он.

Еще больше определенности и точности, по мнению премьера, необходимо внести в условия соглашений с будущими пользователями таких угодий, которых определят на аукционах. Они должны знать, на что идут, сколько будут обязаны вложить в свой бизнес, в какие сроки.

— Нельзя, чтобы повторилась история с охотпользователями, которые были до этого. Бумагу на угодья они получили, но ни один из них палец о палец не ударил, копейки не потратил на строительство инфраструктуры, на охрану, не говоря уж о главной цели — воспроизводстве диких животных. А почему? Потому что в договорах не было прописано, что он обязан и какую ответственность понесет за невыполнение, — напомнил глава республики.

На этот раз охотничьи соглашения следует проработать до малейших мелочей. В них должны содержаться четкие установки и заложен механизм контроля за их исполнением. — Сколько арендатор обязан держать егерей на своем участке, к какому сроку со дня заключения договора должен построить гостевые домики, вольеры для разведения животных, сколько кормушек для зверья устроить, сколько солонцов и так далее. Только при такой предельной предметности отношений частными пользователями охотугодийможно надеяться, что проект даст желаемый результат, поможет возрождению отрасли, уверен Шолбан Кара-оол.

Долаана САЛЧАК

03.06.2017

№: 

57

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 122 009
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 65 535
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 56 010
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 55 466
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 52 290