О мирном небе в Донбассе только мечтают

Равнодушно смотреть за происходящим на Донбассе невозможно.  Выпуски новостей ежедневно сообщают о новом числе тех мирных граждан в Луганской и Донецкой областях, которые  погибают от пуль  или осколочных ранений, причем погибают на улицах своих городов и поселков.

Власти в Киеве, которые по указке с Запада управляют ныне Украиной, пытаются уничтожить на корню жителей юго-восточных областей. Под прицельным  огнем – в буквальном смысле - оказываются  жилые многоэтажные  дома, детские сады, школы и поликлиники. Полмиллиона жителей Донбасса вынуждены искать спасения на территории России. Еще большее число их соотечественников остается в зоне боев, в которую украинские власти превратили весь Юго-Восток. Против собственного народа Киев бросает сегодня танки и авиацию. По украинским каналам об этом  ничего не сообщается, в выпусках новостей, которые готовит  к эфиру телевидение Донецкой Народной Республики (и выкладывает их в Интернете),  ведется детальная хроника  трагедии, и в этой сводке - о  новых жертвах среди мирных жителей, о новых разрушениях. Каждая такая новость – еще один факт в череде преступлений, которые совершают киевские власти против мирных людей. Телевидение ДНР не только об этом  сообщает, но и ведет на своем сайте «Белую книгу» памяти. В этой книге – имена ни в чем не повинных людей  убитых и расстрелянных по приказу командования украинской армии. И в ней же – перечень тех украинских политиков, которые  эти приказы отдавали и по-прежнему отдают. Первые в этом списке организаторов геноцида против собственного народа – человек, «именующий себя президентом Украины», человек, «именующий себя министром обороны Украины», и человек, «именующий себя министром внутренних дел Украины».  Все они – представители  хунты и фашисты. Так вот - и никак  иначе –  называют на Донбассе современных украинских лидеров. 

На Россию жители Донецкой и Луганской областей были сориентированы всегда. Тем не менее, в 20-е годы двадцатого столетия эти земли были включены в состав Украинской ССР.  С тех пор обозначились  роль и место Донбасса в составе Украины: он привычно воспринимался как один из главных центров добычи угля и снабжения союзной республики топливом.  В этом качестве Юго-Восток воспринимался на протяжении десятилетий сначала в Харькове, первой столице советской Украины, а затем и  Киеве.  Неудивительно, что со временем на жителей Донбасса и смотрели в «остальной» Украине как на людей «второго», «рабочего» сорта».  

В 90-е годы недовольством жителей Донбасса умело воспользовалась партийно-государственная верхушка в Киеве. Экономические потрясения в ту пору раздирали на части Советскую страну. На волне таких  настроений в 1991 году был проведен референдум о независимости Украины. Решающий перевес голосов обеспечили тогда  жители Донбасса. Полагали, что в составе нового государстве изменится их  уровень и качество жизни. Однако же – обманулись в своих надеждах. Потому что ни того и ни другого власти в Киеве так и не дали юго-востоку,  а поставили перед  собой  иную  цель -  украинизация страны и возведение в ранг национальных героев тех людей, которых до того   в  учебниках истории называли  ничтожествами. В этом ключе  Россия стала рассматриваться в качестве «вражьей державы», а все неудачи на пути независимости были объявлены происками «москалей».

До февраля 2014 года, до самой развязки событий на киевском «майдане Незалежности», жители Донбасса не отделяли себя от Украины. Свою роль в таком видении ситуации   сыграл и недавний президент страны Виктор Янукович, который был родом с Донечины. Острота противоречий между западной и восточной частью страны, которая всегда оставалась в украинском обществе,  при нем была несколько затушевана. Жители Донбасса до сих пор укоряют бывшего президента: зря убежал он в Россию, лучше бы приехал в Донецк и отсюда бы контролировал ситуацию.  

В феврале–апреле жители Юго-Востока думали еще остаться в составе Украины, но на условиях автономии.  Власти в Киеве, оказавшиеся у руля страны после событий  на майдане, не захотели искать  компромиссы с жителями русскоязычных регионов страны. Как итог такой политики – выход  Республики  Крым и Севастополя  из состава Украины и воссоединение их с Россией. И  как еще один  итог – майский референдум о независимости  двух областей Донбасса. Донецкую Народную Республику и Луганскую Народную Республику возглавили храбрые и патриотично настроенные люди. Имена Игоря Стрелкова, Александра Бородая и Валерия Болотова на слуху не только на Донбассе. У них – мандат доверия от народа двух юго-восточных областей, которые гордо называют себя гражданами Новороссии. Донецк и Луганск – это первые две области, которые составили  ее, разговоры  же ведутся о том, что частью новой страны станут, со временем, и Харьков, и Одесса. Народное недовольство в них  киевские власти  подавили минувшей весной.  Какую цену заплатили простые люди – помним, прежде всего, по преступлению, в мае  совершенному с их подачи в Одессе.        

Вызова, брошенного со стороны Юго-Востока, в Киеве не могли простить.  И – фактически – инициировали  гражданскую войну. Точкой невозврата для жителей Донбасса оказался День Победы.  Власти в Киеве отменили у себя военный парад (как отменили и память о Великой Победе). Праздник прошел на Донбассе, его провели даже в Славянске, хотя ополченцы уже в ту пору защищали город от противостоящих сил украинской армии. На улицах же Мариуполя в этот день развернулись настоящие бои между  ополченцами Донечины  и украинской армией, киевские власти не остановил тот факт, что для жителей Донбасса 9 мая - самый дорогой и самый светлый праздник.

Донбасс отстоит от нас на расстоянии пяти тысяч километров. Однако и он связан родственными узами с жителями Тувы. Вот и с Юлей мы знакомы три года. Работаем на одном этаже, но в разных организациях.  Из-под  Донецка она приехала две недели назад. В начале июня отправились туда с мамой для того, чтобы забрать бабушку.

- Не представляли тогда с мамой, как доедем до Донецка, - делится впечатлениями Юля. - Ведь наш поезд прежде шел через Славянск и Краматорск, теперь же на их территории  разворачивались боевые действия. Но оказалось: наш московский поезд пустили в обход, через Днепропетровскую область.

Донецкий поезд опустел у границы с Украиной. На обратном пути поезд был переполнен. Из Украины не выпускали мужчин в возрасте до шестидесяти лет. Люди, выезжавшие из Донецка, делились: покидаем страну до сентября. Надеялись на то, что к осени политическая ситуация будет иметь конкретные очертания. И делились соображениями: с одной стороны, вряд ли мы нужны сейчас и в России, в соседней стране у всех свои проблемы, да простой народ живет в России так же не богато. С другой стороны, донечане хотят вернуться домой - дома привычнее и роднее. По этой причине  и готовы были терпеть взрывы снарядов на соседней улице. И так - до тех пор, пока сами не пострадали.

Спрашиваю у Юли: сильно изменился Донецк после того, как стал столицей Донецкой Народной Республики и оказался под управлением ополченцев? «Больше стало на улице военных, - отвечает, - в камуфляже, с нашитыми  знаками  Донецкой Народной Республики и Новороссии  и прикрепленными у плеча георгиевскими ленточками. По улицам ополченцы ходят с автоматами Калашникова, но рядом с ними не страшно находиться. Какое-то ощущение надежности, когда находишься рядом с ними. Ополченцы ведут себя иначе, чем украинские  милиционеры: те рыскают теперь по вагонам в поисках  пассажиров, которые были  замечены  в симпатиях к Донецкой Народной Республике и Луганской Народной Республики. Однако, замечает Юля, не покидает ощущение того, что ополченцы действуют сами по себе, украинская армия, части которой разбросаны по двум областям Юго-Востока, сама по себе. Простым людям не хочется уже принимать здесь чью-либо сторону, все думают только о мирном небе над головой.  Много разговоров среди донечан о том, что для участия в «спецоперации» на Юго-Востоке в украинскую армию набирают бывших заключенных: им нечего терять, потому что так убивать людей и так издеваться над их телами, как это видим   телевизионных репортажах, могут люди неадекватные.

- Донецк всегда называли городом роз, - продолжает Юля. – Розы там цвели на каждом шагу. Город  буквально преобразился  после того, как в 2012 году принимал у себя чемпионат Европы по футболу. Сами  донечане и прежде отличались от жителей той же Москвы: у нас, в  столице, еще не чувствуешь духа Европы, Донецк же – не просто современный город , он будто выдержан в европейском стиле. Обращаешь на эту деталь тогда, когда прислушаешься к тому, как говорят в Донецке, как ведут себя, как одеваются жители города . Москва на этом фоне проигрывает, хотя москвичи – тоже народ не простой. Если у нас на уровне бытового общения сохранились чувства сопричастности к чужим проблемам или чужой беде, то ничего этого нет в сознании донечан. В Донецке народ меркантильный. Эта практичность в житейских делах заставляет их и вести себя иначе. Пример тому: нынешняя политическая ситуация - сначала дождаться  того, во что выльется ситуация, а там  уже – видно будет, как выстраивать свою жизнь.

За разговором о Донецке вспоминаем о том, во что вылилась политика украинизации, которую на протяжении двадцати лет независимости проводили власти из Киева. «В 80-годы, когда пошла первый и во второй класс,- вспоминает Юля, - не задумывалась о том, насколько важным является украинский язык. В городке, где жили с родителями, все говорили по-русски. Книги, которые брала в школьной библиотеке, наоборот, были украинскими. На украинском языке говорил мой дедушка, он родом из-под Полтавы, потому язык мне знаком был с детства. Знаком был и по детским передачам, которые шли по украинской программе, вроде наших «Спокойной ночи, малыши!» и «В гостях у сказки». В школе был предмет «родная мова» и «родная литература», учили стихи на украинском  и даже писали сочинения. Школьное обучение на «украинской мове» мне не запомнилось.

Все переменилось в 90-е годы, когда Украина стала независимым государством. Ездили к родственникам под Донецк ежегодно, а потому появление вывесок и надписей на украинском, каких прежде не было и в помине, стало заметно. Распад Советского Союза и появление новых государств затронули и родственные устои. На Донечине стали вспоминать о том, у кого русские, а у кого – украинские корни. В доме, где прежде жили, по этой причине поссорились наши бывшие соседи, приятная пожилая пара.

- «Водораздел» прошел и среди моих родственников, - продолжает Юля, - старшее поколение поддерживает лидеров Донецкой Народной Республики. На Донбасс мои «взрослые» родственники переехали из Красноярска еще в 80-е годы. В 90-е годы тетушку уволили из детского сада за то, что не говорила по-украински, а умела только писать по-украински учебные планы  в качестве воспитателя.  Тетушка из Кривого Рога, которая приехала к нам, откровенно говорила: нашей молодежи все теперь безразлично, как и прежде, предпочитают пиво пить и ни о чем особенно не задумываться. Помню: тетушка собрала при мне все донецкие газеты. Собиралась отвезти домой и всем знакомым показать. В «остальной» Украине вещают только киевские каналы, а там утверждается, что Славянск и Краматорск не бомбят, войну же с Украиной провоцирует Москва во главе с Путиным. Те же слова мы слышали и когда общались по телефону с родственницей из Киева: все делает правильно наше правительство, рассказывала она, и никакой бомбежки у вас, на Юго-Востоке нет и в помине. Один из племянников окончил в этом году школу, учился на украинском языке, а потому планы строит только относительно поступления в киевский университет.

- На Донбассе откровенно говорят: - отмечает  Юля, - войну ведут между собой украинские олигархи.  И для выяснения отношений  они выбрали Донбасс.

На Донбасе и воюют те воинские формирования, которые содержатся на деньги олигархов. Это - те самые заключенные, которым нечего терять, и наемники из западных стран. Цель  олигархов – очистить север Донбасса от его жителей, а на месте уничтоженных городов и поселков приступить к разработкам сланцевых месторождений. Пока что эта часть Донечины представляет собой красивейшие места: лесостепи и холмы. Там находятся монастыри, к стенам которых ежегодно спешат тысячи паломников. Но ничего этого  будет в скором времени. Известно, что после сланцевых разработок земля остается мертвой. Такой мертвой может стать земля Донбасса. Жители Донечины этого не хотят.       

- Но как бы ни было расколото сегодня общество на Донбассе, - заключает Юля, -  жители его не хотят возвращения назад. Все помнят, как голосовали в мае на референдуме за независимость Донецкой Народной Республики, а луганчане – за независимость Луганской Народной Республики. И считаю: свой выбор они сделали, а потому хотят  жить в отдельном государстве. Без контроля над ними со стороны Киева. После таких обстрелов по домам мирных жителей и после гибели такого числа ни в чем не повинных людей о возврате в состав Украины не может идти и речи.

Михаил РУДАКОВ                            

17.07.2014

№: 

77

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 163 326
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 92 511
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 92 166
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 85 362
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 68 271