Моя прокурорская карьера начиналась в Бай-Хааке

На 21-ом заседании Президиума Малого Хурала Тувинской Народной Республики, которое состоялось 28 октября 1935 года, был издан указ о создании прокуратуры и утверждено первое положение о Государственном прокуроре Тувинской Народной Республики.

Сегодня, 28 октября 2017 года, свое 80-летие отмечает почетный работник органов прокуратуры Российской Федерации, минераловодский межрайонный прокурор Ставропольского края в отставке, старший советник юстиции Олег Иванович Клишко. Ветеран отдал службе в органах прокуратуры России 37 лет. Из них 11 лет он работал в Туве. В свои 80 лет Олег Иванович прекрасно выглядит, он бодр, занимается спортом и хранит в памяти самые светлые и добрые воспоминания о республике в географическом центре Азии, о людях, с которыми работал и дружил.

Мы поздравляем ветерана со знаменательной датой, желаем ему, его детям и внукам крепкого здоровья, мира, добра, благополучия. Читателям его любимой газеты «Тувинская правда» мы предлагаем воспоминания Олега Ивановича о работе в Туве.

Недавно познакомился в Интернете с историей прокуратуры Республики Тыва, вспомнил молодость, увидел фамилии знакомых работников, с которыми работал бок о бок немало лет. Хотелось бы внести в историю прокуратуры некоторые новые штрихи... Возможно, они будут интересны.

Моя прокурорская карьера начиналась в Туве, в Тандинском районе, куда я был направлен работать следователем после окончания Томского государственного университета осенью далекого 1960 года. Помню старшего помощника прокурора автономной области по кадрам Клавдию Фадеевну Баир-оол (мы, молодые, её называли мамой). Эта удивительная женщина отдала службе в прокуратуре 33 года. Многое пришлось пережить Клавдии Фадеевне. Ее мужа Баира Чажаловича Баир-оола в годы репрессий обвинили в измене Родине. Жена написала в ЦК КПСС письмо, указав на предвзятость руководства Госбезопасности и МВД ТНР по отношению к ее мужу. В те трудные годы она не только защищала честь мужа, который был реабилитирован и освобожден, но и воспитывала двух сыновей, сделала карьеру по службе. За свой труд она 15 раз поощрялась прокурорами Тувы, России и СССР. На распределении в Томске Баир-оол так расхваливала Туву, что я не смог отказаться... Тогда о Туве я имел смутное представление. Как выяснилось, там даже не было железной дороги. Добирался до Кызыла по Усинскому тракту — из Минусинска через Саяны на автобусе с жесткими сидениями.

Моим первым прокурором и воспитателем стал участник Великой Отечественной войны, бывший десантник Михаил Грачев, который пришел с фронта со многими боевыми наградами, но без руки. Ему я благодарен за науку. Однажды он меня озадачил: «Напиши «отношение». Как его писать и зачем, сообразил не сразу. Оказалось, что это препроводительное письмо, чему в университете нас не учили. В штате было всего три оперативных работника, помощником работал Геннадий Оюн. Его фамилия в очерке истории почему-то не упоминается. Нет и моей фамилии, но это понятно: личное дело сразу после отъезда переслали в прокуратуру РСФСР, а затем, на Ставрополье, куда я уехал работать.

Бай-Хаак тогда был одноэтажным селом с населением не более трех тысяч человек. И с улицами без названий. Прокуратура помещалась в половине жилого дома площадью не более 40 квадратных метров , стоявшего напротив райкома и райисполкома. Почти треть помещения занимала круглая печь до потолка, её зимой топили дровами, сложенными горкой прямо у ног секретаря-машинистки. Она и исполняла обязанности истопника. Было всего два крохотных кабинета — у прокурора и следователя. Автомашины не было — она и в районном отделе внутренних дел была единственной. Но зато в штате прокуратуры числились конюх и лошадь, что меня несколько озадачило: зачем? Позже, когда я женился и получил жильё, понял, что центральной фигурой в нашем ведомстве, конечно, после прокурора, был конюх. Водопровода в селе не было, и конюх развозил всем работникам воду из речушки Дурген в большой железной бочке: летом на телеге, зимой — на санях.

На кухне у нас с женой, как и у всех, стояла деревянная большая бочка. В зимние морозы, если ночью было лень вылезать из-под одеяла и подбрасывать в печь дрова, то вода в ней подергивалась тонким слоем ледка. Конюх снабжал прокуратуру и весь коллектив дровами. Фигура!

Вероятно, эта картина вызовет улыбку у молодых прокурорских работников, не заставших такого ненавязчивого «комфорта» ...Я нисколько не преувеличиваю, в таких условиях работали и в других районах. Но нас неудобства нисколько не волновали: так жили все, а мы были молоды и неприхотливы.

В Бай-Хааке у меня родилась дочь Марина, пошедшая по моим стопам, ныне также в отставке.

С принятием нового УПК РСФСР следователь прокуратуры стал видной фигурой: в его фактическом подчинении находились дознаватели РОВД, они по его поручению в течение десяти дней собирали улики и лишь потом передавали дело в прокуратуру по подследственности. Вместе с ними я выезжал почти на все места преступлений, не расставался со следственным чемоданом: любил работать с порошками, гипсом для фиксации следов. Кроме того, в моих делах, особенно республиканской подсудности, всегда были подробные схемы, яркие панорамные, обзорные, детальные фотографии. Этому нас хорошо учили в кабинете криминалистики юридического факультета...

У руководства прокуратуры никогда не было претензий по качеству расследования мною уголовных дел. Возможно, поэтому меня заметили и спустя три года после окончания четырехмесячных курсов криминалистики в Ленинграде назначили старшим следователем, а через полгода, в апреле 1964 года, самым молодым в России начальником следственного отдела прокуратуры автономной республики. Утверждал меня в должности на бюро обкома КПСС легендарный секретарь Тувинского обкома партии, кавалер семи орденов Ленина, Герой Социалистического Труда Салчак Тока. Мне было тогда всего 26 лет.

Начальником отдела я работал семь лет. Всего в Туве я проработал почти 11 лет при четырех прокурорах сначала автономной области, а потом — автономной республики. Принимал меня на работу добродушный, всегда улыбчивый Александр Бюрбюевич Даваа. В 1962 году его сменил строгий и требовательный Василий Дамбаевич Дорун-оол. Он вместе с Шагдыром Ивановичем Кууларом в 1954 году окончил Московский юридический институт. Они были первыми тувинцами, получившими высшее юридическое образование. За время его прокурорской деятельности укреплялась служебная дисциплина, формировался следственный аппарат: многие молодые работники продолжали юридическое образование без отрыва от производства. Развернулась работа по оказанию практической помощи районному звену. Он на личном примере воспитывал будущих прокуроров и следователей. Выезжал во главе следственно-оперативных групп на раскрытие тяжких преступлений. Прокурор автономной республики лично руководил группой следователей по раскрытию убийства помощника прокурора республики Майдыра Данова, убийства Полчанинова в 1964 году. Виновные по этим делам приговорены к исключительной мере наказания. По протесту Дорун-оола был реабилитирован репрессированный в 1938 году первый прокурор ТНР Кара-Сал Пиринлей.

В 1965 году Василия Дамбаевича сменил на посту демократичный и всегда спокойный Анай-оол Дыытпаевич Ховалыг. Он первым из тувинских прокуроров получил классный чин государственного советника юстиции 3 класса, стал заслуженным юристом Российской Федерации. В 1967 году за хорошие показатели по организации прокурорского надзора он был награжден орденом «Знак почета».

Затем, в 1970 году, прокурором стал мой приятель Владимир Бораевич Кара-Сал. Мы с ним вместе играли в вестибюле прокуратуры в настольный теннис, вместе плавали на лодке по подтопленным улицам Кызыла. В 1971 году меня перевели на Ставрополье на должность заместителя начальника следственного управления краевой прокуратуры. Позже я узнал, что Владимир Кара-Сал стал министром внутренних дел Тувинской АССР. Его именем названа средняя школа в Бай-Тайгинском районе.

Так завершилась моя прокурорская деятельность в Туве. Несмотря на слабое знание тувинского языка, работалось мне в Туве легко. Непосредственным моим куратором был заместитель прокурора автономной республики Иван Макушин. Я с благодарностью вспоминаю людей, с которыми работал, которые всегда готовы были помочь в трудную минуту. В прокуратуре тогда работали старшие помощники прокурора Ольга Петровна Губина, Монгуш и Цыганкова (их имен не помню), старший следователь Нина Михайловна Сальникова, ветеран Великой Отечественной войны, танкист Александр Тимофеевич Соломатов, в совершенстве знавший тувинский язык, и другие грамотные юристы, которые были намного старше меня. Вспоминаю прокурора-криминалиста Михаила Глазырина, его дети, как и дети Николая Барышева, и поныне живут в Кызыле. Николай Прокопьевич в годы войны с 14 лет работал на оборонном заводе. После окончания юридического факультета Казанского госуниверситета был направлен на работу в органы прокуратуры Тувинской АССР. В период становления республики много сил и энергии отдал делу укрепления законности и правопорядка.

За 40 лет службы в органах прокуратуры Барышев занимал ответственные должности, длительное время был прокурором г. Кызыла. С августа 1979 года работал заместителем прокурора автономной республики. За заслуги в укреплении законности Барышев награждался правительственными наградами, неоднократно поощрялся Генеральным прокурором СССР и прокурором РСФСР, награжден нагрудным знаком «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации».

С большим уважением вспоминаю старейших работников Хертека Дажи-Сегбе, Донгака Мижита, Сергея Зотова. Помнится, прокурором Барун-Хемчикского, Улуг-Хемского, Каа-Хемского, а затем Тандинского районов работал Анатолий Тимофеев. Он прослужил в органах прокуратуры 42 года, из которых более 24 лет трудился на должностях прокуроров районов. Он награжден медалью СССР «За отличную службу по охране общественного порядка», нагрудным знаком «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации».

В 1982 году меня вызвали в Генеральную прокуратуру СССР и назначили на должность начальника следственного управления прокуратуры Таджикской ССР (видимо, с учетом тувинского опыта). В то время в соседнем Узбекистане разворачивались масштабные коррупционные хлопковые дела, их вели известные «важняки» Гдлян и Иванов, с ними я координировал работу по Таджикистану.

В 1987 году я вернулся на Ставрополье. Десять лет возглавлял минераловодскую межрайонную прокуратуру. То были годы правового хаоса, разгула бандитизма, регулярного захвата заложников и заказных убийств. Пришлось постоянно носить оружие (один из моих следователей был убит).

Одновременно по неписаному протоколу встречал в аэропорту многих интересных людей, известных политиков и, в частности, быстро сменявших друг друга прокуроров России. Во время известных событий в Чечне Минеральные Воды были перевалочной базой наших войск. Повидал много на своем веку... А моя трудовая жизнь начиналась с Бай-Хаака!

В 1997 году я вышел в отставку. Недавно заметил, что мой день и месяц рождения совпадают с днем и месяцем образования в Туве органов прокуратуры: я младше всего на два года! Где бы я ни был, всегда с благодарностью вспоминаю Туву, всех тех, с кем мне довелось работать с первых дней, кто оказал влияние на формирование меня как личности и прокурорского работника.

Олег КЛИШКО,

почетный работник прокуратуры Российской Федерации

26.10.2017

№: 

117

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 150 439
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 80 471
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 80 111
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 73 384
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 66 752