Моя подруга Галина Лехер

Зоя Донгак родилась в Туве. По профессии врач. Отличник здравоохранения РСФСР. Автор восьми книг прозы и поэзии. Перевела с русского на тувинский язык книги Юрия Промптова «В центре азиатского материка» и Бальтасара Грасиана «Оракул». Выпускница (2012 г.) и аспирантка Литературного института имени А. М. Горького (кафедра теории литературы и литературной критики, с 2013 г. по настоящее время).

Член Союза журналистов России (2003). Член Союза писателей России (2010). Лауреат конкурса журналистского мастерства «Агальматолитовое перо» (2003, 2013, в номинациях «Возрождение народных традиций» и «Лучший очерк») среди печатных СМИ Республики Тува. Победитель международных литературных фестивалей «Славянские традиции» (2015, 2016, номинация «Малая проза»), «Интеллигентный сезон» (2016, номинация «Малая проза»). Награждена серебряной медалью Первого Всероссийского фестиваля фестивалей «ЛиФФт» (2016) и Почетной грамотой II Всероссийского фестиваля патриотической поэзии «Форпост» (17.10. 2016 г.).

Последние публикации — в альманахе «Литературные россыпи» студии «Некрасовка» (2014, 2015) и в пяти сборниках современного рассказа «Точки» — литературного объединения, сложившегося вокруг семинара прозы А. В. Воронцова (2013, 2014, 2015, 2016, 2017 гг.), во Всероссийском литературном журнале «ЛиФФт» № 1, № 3, № 4 (2015, 2016, 2017 гг.), в альманахе «Новый ЕНИСЕЙСКИЙ ЛИТЕРАТОР» (7/2017 г.), в альманахе «Писатель в Интернет-пространстве»(2016 г.).

В теплый летний день в аэропорту г. Дюссельдорфа меня встретила моя одноклассница Галина Лехер. Трудно описать радость встречи с Галей после 12-летней разлуки — мы в последний раз встречались в г. Кызыле 17 августа 2004 года, когда Тува отмечала 60-летие вхождения в состав СССР, 90-летие основания города Кызыла… Как же Галина похожа на свою маму, особенно сейчас! По цвету волос она была чуть светлее, а Галя — тёмноватой. Попробуем проследить, как я подружилась с русскоязычной Галиной в Монгун-Тайге, откуда она в 1970-м поступила в КГПИ, а в 1997-м переехала в Германию.

В конце шестидесятых годов ХХ века в село Мугур-Аксы Монгун-Тайгинского района Тувы приехала вместе с русскими учителями и семья Угдыжековых — отец, мать, дочь Галя, сыновья Ваня и Витя. Галин отчим, глава семьи — Иннокентий Павлович Угдыжеков — работал учителем в школе, а мама — Нина Егоровна Лехер — нянечкой-техничкой в школе-интернате.

В нашей самой отдалённой от столицы деревне, окруженной высокими горами с вечными ледниками, населённой только тувинцами, с появлением русских учителей и Галининой семьи жизнь изменилась в лучшую сторону. Наконец-то моя мечта хорошо владеть русским языком начала осуществляться. Итак, в выпускном классе я очень близко подружилась с единственной русскоязычной одноклассницей — Галиной Лехер. С первого дня знакомства мы с Галей договорились учить друг друга: я ее — говорить по-тувински, она поправляла мои ошибки в русском языке. Галин дом находился через речку Мугур в Куду-Сууре (Нижнем поселке) у подножия Кара-Дага, между аэропортом и нашей старой школой, где мы учились в начальных классах.

Хотя Галя жила далеко от меня, я часто к ней ходила, чтобы больше общаться по-русски. Подруга оказалась очень способной к языкам: быстро всё схватывала и неплохо стала говорить по-тувински. О десятикласснице все жители Мугур-Аксов от мала до велика стали говорить: «Бо орус уруг чоданы сый тывалаар апарып-тыр оо!» («Оо! Эта русская девушка здорово научилась говорить по-тувински!»). Талантливый человек во всём талантлив — она и по-немецки отлично говорит сейчас: живет и работает в Германии, в городе Минден. И язык тувинский сохранила.

У Гали, кроме тувинского языка и литературы, по остальным предметам были отличные оценки. Я же так и не смогла дотянуть русский язык до отличной отметки. Получила аттестат со всеми пятерками, и только по русскому — четверка. Да и та оказалась слабоватой четверкой, это я поняла, уехав из родного села — учиться в Томском медицинском институте. Совершенствовать знание языка мне пришлось всю жизнь, да и сейчас этим в Москве занимаюсь.

Вот так с Галей сразу нашла общий язык, стала дружить.

Её мама с двухлетним сыном Витей (родила в 43 года) навсегда осталась в моей памяти как очень заботливая, аккуратная мать троих детей, вечно в хлопотах: стирала, мыла, готовила, к моему удивлению, даже успевала читать «Войну и мир» Льва Толстого. Нас объединяла схожесть наших матерей — моя мама, как мама Гали, самую младшую 12-ю дочь Ульяну родила тоже довольно поздно, в 42 года, и очень стеснялась ходить с ней в поликлинику на взвешивание и прививки, из-за чего как старшей дочери мне досталось больше всего нянчиться с Улей.

Галин отец Иннокентий Павлович Угдыжеков — грамотный, эрудированный учитель русского языка, общительный, добродушный человек дружил с местным населением, особенно с нашими преподавателями Адыгом Одучуевичем Хертеком и Молдургой Бурушкаковичем Салчаком. Часто они дискутировали в области литературы и истории. Когда Галя приехала, мы уже учились в новой школе в Устуу-Сууре, где были хорошие актовый и спортивный залы. В этом спортзале мы часто играли в волейбол.

Кроме учебы и спорта, в школе были и общественные обязанности. Я была комсоргом 10 «а» класса, входила в бюро районной комсомольской организации. Я с Галей часто встречалась не только в школе, но и в здании райкома ВЛКСМ — она тоже была комсоргом 10 «б» класса и членом бюро райкома комсомола. Дел на нашу долю выпадало много, и самых разнообразных. Правда, о дисциплине и моральном облике ученика-комсомольца можно было не беспокоиться, с этим все обстояло благополучно.

Главной задачей было втянуть всех в общественную деятельность. Мы оформляли стенгазеты, ставили спектакли, проводили в школе-интернате беседы с младшими учениками, пилили и кололи дрова для интерната, помогали пенсионерам и инвалидам. Это было в порядке вещей, так нас учили: бесплатная общественная работа в советское время считалась естественным, обычным делом.

Мою дружбу с Галиной всегда поощряли и горячо поддерживали руководитель райкома ВЛКСМ и его заместитель Кержек-оол Иргекович Салчак и Сарыг-оол Биче-оолович Донгак. Они мне говорили: «Ты хорошо учишь Галю по-тувински говорить. За такой короткий срок она уже говорит, как коренная жительница, как будто всю жизнь здесь, в Монгун-Тайге выросла». А самая главная особенность Гали — для неё не существовала национальность человека. Её простоту, доброту, щедрость, открытость, природное умение находить общий язык со всеми в нашей глуши сразу заметили.

…После встречи в аэропорту мы отправились поездом в г. Минден. Много говорили об учителях, о тех одноклассниках, кто до сих пор работает в разных отраслях народного хозяйства на благо Родины. И конечно, с большим сожалением о тех, кто слишком рано ушел из этого мира…

Учили нас знающие, требовательные, добрые и справедливые учителя. Особенно запомнились нам Долчун Баазановна Донгак, учительница родного языка и литературы с 50-летним педагогическим стажем, и Алла Яковлевна Гринева, преподававшая русский язык и литературу. Их уроки мы любили больше всего. Долчун Баазановна и Алла Яковлевна научили писать сочинения на тувинском и русском языках, заставляли записывать краткое содержание прочитанных книг в читательский дневник, учили четко выражать свои мысли.

Именно наша любимая орус башкывыс (русская учительница) горячо поддержала мою дружбу с Галей, дом которой находился совсем рядом с её домом. Алла Яковлевна Гринева приехала к нам в село из Омска — по распределению.

Для нас первая русская учительница была чем-то особенным, необычным. И для нее, горожанки, попавшей в далекое горное тувинское село, все здесь было непривычным. Мы учили Аллу Яковлевну колоть дрова, растапливать печку, а она нас угощала печеньем и кофе, который я в первый раз попробовала в гостях у неё. Алла Яковлевна тоже приходила к нам в гости.

Учительница русского языка и литературы стала для нас не только любимым педагогом, но и добрым другом. В студенческие годы постоянно переписывалась с Аллой Яковлевной: писала ей в Омск, потом в Благовещенск, куда она переехала. Там вышла замуж и сменила фамилию на Молодцову, отвечала теплыми письмами, прислала свою фотографию с мужем и маленьким сыном, а однажды — даже посылку с теплым платьем и свитером. Жаль, что после моего окончания института ее адрес сменился, письма возвращались обратно с пометкой: «Адресат выбыл». Галина мне посоветовала найти нашу учительницу через Интернет.

Электричество в нашем селе давали только до 23 часов. Потом лампочки три раза мигали — такой был сигнал — и свет отключали. Дальше готовить уроки приходилось при скудном освещении керосиновой лампы–коптилки. Иногда, если попадалась очень увлекательная художественная книга, я не могла оторваться и сидела на кухне у коптилки до трех или четырех часов утра. Каюсь, даже обманывала родителей, когда они напоминали мне: надо спать. Отвечала, что делаю трудное домашнее задание. Так и учились.

Галина уже в Мугур-Аксах была целеустремлённым человеком с большими способностями к знаниям; наряду с холодной рассудительностью проявляла изумительное терпение и добросовестность в учебе. Характерные черты в обиходе — скромность, честность и домовитость. Раз узнавший Галю человек пожелает дружить с ней всю жизнь. Мугур-Аксынская школа дала нам многое: страсть к знаниям, к самостоятельной работе с учебниками, осознание важности дружбы и взаимопомощи. Все это оказалось полезным на последующих этапах жизни.

После окончания школы я поступила в Томский медицинский институт, а Галина — в Кызылский государственный педагогический институт, на физико-математический факультет. Как в Мугур-Аксах, так и в институте Галина училась отлично, активно принимая участие в общественной жизни вуза — была бессменной старостой группы в течение пяти лет, председателем студенческого совета, членом бюро горкома комсомола, комендантом общежития пединститута на общественных началах. Вот тогда-то Галина несколько раз выручала меня, застрявшую в Кызыле из-за нелётной погоды в Мугур-Аксах (во время каникул, когда училась в Томске), приютив у себя. И какой же порядок и какая чистота царили тогда в этом общежитии!

После окончания института Галина работала учителем математики и была секретарем комсомольской организации СПТУ-1 в Кызыле. В последующие годы — секретарь комсомольской организации на правах райкома в родном КГПИ, затем — заведующей школьным отделом обкома ВЛКСМ и директором Кызыл-Арыгской вспомогательной школы. В Кызыл-Арыге проработала от рядового учителя до директора школы, а в это время вышла замуж за Владимира Петровича Ахпашева, родила сына Игоря. Её последняя должность в России — преподаватель информатики СПТУ-4, г. Кызыл. В 1992 году заочно закончила кафедру информатики Тувинского государственного университета.

Далее вместе с семьей переехала в г. Дрезден в Восточной Германии и с двумя высшими образованиями сразу устроилась на работу. Вот уже 19 лет с 1997 г. моя одноклассница Галя, ныне Галина Георгиевна Лехер, с семьёй живёт в Германии, сначала в Дрездене, а сейчас — в г. Миндене.

Меня поразил уровень жизни в Германии. Немецкие дома, как правило, имеют гаражи, большей частью подземные. Моя Галина с мужем живут в двухэтажном особняке из девяти комнат, в каждой спальной комнате имеются ванная с туалетом, у каждого домочадца есть собственная машина. Сын Игорь с женой Олей и двумя детьми живут отдельно, тоже в двух-этажном доме. У Галины и Владимира уже есть любимые внуки: Дарье исполнилось три с половиной года, ходит в детсад, а Вите — полтора годика. По воскресеньям вся семья собирается на завтрак с отменными блинами собственного приготовления Гали — только пальчики оближешь!

Палисадник семьи Лехеров похож на ботанический микросад. Особенно много здесь цветов. Если мы, стараясь прибрать палисадник, очищаем его от камней, то немцы, напротив, украшают ими свой клочок земли. Радуют глаз цветущие вишня, черемуха, смородина, черника, яблоня, помидоры, огурцы, перец, свекла, морковь, лук, чеснок, картошка. Часто здесь слышна музыка, не зря историю Германии украшают имена многих знаменитых композиторов — Бетховена, Баха, Вагнера, Вебера и др.

Многие жители Германии имеют различных домашних животных, и у моей подруги были с десяток кур, петух и кот. Во время пробежки по утрам я часто замечала жителей Миндена с собаками. Прогулка с собаками — неотъемлемая часть жизни немцев. Любовь к четвероногим питомцам у немцев, мне кажется, даже превышает любовь к порядку. Существуют магазины, рынки, торгующие всеми мыслимыми и немыслимыми средствами для ухода за собаками и кошками. Для них даже открыты «отели», куда хозяева сдают своих питомцев на время отъезда. Однако семья моей школьной подруги доверяет своё хозяйство 88-летнему, ещё крепкому, соседу-немцу по имени Вернер, который с большой охотой ухаживает за живностью, за садом и огородом, когда они уезжают гостить в Хакасию, Туву или в отпуск.

Для жизни, кажется, всё предусмотрено. В подвалах домов отведено место для стиральных машин. Здесь вручную не моют посуду, для этого в каждом доме — посудомоечная машина. Не принято, чтобы в общем помещении постоянно горел свет. Когда нажимаешь на выключатель, свет зажигается на две-три минуты, что достаточно для того, чтобы дойти до своей квартиры или покинуть дом. Хлопнуть дверью можно лишь умышленно — все они на амортизирующих пружинах. Для людей с тяжёлыми болезнями, инвалидов предусмотрены низкие бортовые края у тротуаров для въезда личного транспорта, специальные общественные туалеты. Для слепых на некоторых уличных переходах установлены аппараты звуковой сигнализации, сообщающие о зелёном и красном свете.

Меня удивило то, что между домами вместо заборов растут огромные вечнозелёные хвойные деревья, чаще туя. Каждый квадратный метр территории страны имеет своего хозяина, причем последний несёт ответственность за то, что там происходит. Если прохожий упал и сломал ногу или руку из-за того, что дорога не была убрана должным образом или имела колдобины, то он имеет право обратиться в суд за денежным вознаграждением.

Финансы (приходы и расходы) семьи тщательно фиксируются в специальных записных книжках, продукты закупаются на неделю по пятницам и субботам по списку, заготовленному заранее. Деньги у подруги не разбросаны по карманам, как у меня, а хранятся в кошельке.

А к к у р а т н о с т ь — одна из наиболее выраженных черт нации, унаследованная Галиной от матери, везде бросалась в глаза. Здесь немцы нередко доходят до чрезмерности. Если, например, в связи с переходом на летнее время нужно в два часа ночи перевести стрелки часов на один час вперед, то аккуратный немец сделает это именно в два часа ночи, а не накануне вечером или утром следующего дня. Житель Германии не сплюнет на асфальт — так их воспитывают.

Как лейтмотив симфонии, тяга к порядку пробивается у всех народов, однако немцы — это особый случай: здесь важна и количественная, и качественная сторона дела. Немец никогда не поедет на желтый свет светофора и не перейдёт улицу при красном, как у нас. По обеим сторонам улицы замирают толпы людей в ожидании зелёного разрешения, несмотря на то, что поблизости нет машин. Если кто-то не выдерживает этого дьявольского искушения и форсирует улицу, то вдогонку ему несутся гневные слова, а на другой стороне его встречают осуждающие взгляды. Вот такая важнейшая черта немецкого характера — стремление к упорядоченности. Если древние говорили: «Пусть мир погибнет, но справедливость должна восторжествовать», то для немцев п о р я д о к («орднунг») — это прежде всего.

Не заметить сигналов светофора или дорожных знаков в этой стране, когда мы ехали в Дрезден на машине Владимира Петровича, просто невозможно: они расположены попарно, иногда по три-четыре в ряд. Современные автодороги часто имеют по три полосы в одном направлении, без пересечений и светофоров. Если хватит сил и бензина, по ним можно проехать из одного конца страны в другой, ни разу не останавливаясь. На лёгких поворотах полотно дороги из соображений безопасности положено под небольшим углом, а на спусках применяется пористое покрытие, чтобы при дожде не собиралась вода. На возвышениях часто можно видеть аккуратные сплошные заборы, защищающие дорогу от холодного ветра, формирующего гололёд. Впервые приехавший из Тувы брат подруги Иван Лехер всё удивлялся чистоте дорог в Германии.

Супруг и сын Галины были заняты, поэтому нам пришлось добираться до Берлина сначала на автобусе, затем на скором поезде. У многих немецких автобусов выхлопная труба расположена не внизу, а вверху, на уровне крыши, так что отработанные газы улетучиваются в атмосферу, минуя лёгкие человека. Кроме того, эта труба, утончаясь, проходит через салон, отапливая его в зимнее время. По движению немецких автобусов можно проверять часы. На дощечках под стеклом на каждой остановке вывешено расписание с указанием времени в минутах. Проехать мимо остановки и не остановиться — здесь чрезвычайное происшествие.

Оказавшись в любое время на железнодорожном вокзале, можно быть уверенным, что в течение часа уедешь в нужном направлении. Отели расположены главным образом около вокзалов и всегда имеют свободные номера. Крупные города связаны сетью экспрессов, причём пересадки с одного поезда на другой предусмотрены расписанием. Если поезд случайно запаздывает, его ждут, чтобы взять подъезжающих пассажиров.

Купить железнодорожные билеты можно и в пути, предупредив об этом кондуктора. Есть закон о некурении в поездах, из-за чего проблема по поводу табака не возникает. Из вагона можно позвонить по телефону, в том числе и за границу.

Как у всех немцев, так и у семьи Галины пристрастие к малому транспорту — велосипедам. В гараже у них стоят четыре велосипеда. Мужчины ездят на них в модных пиджаках и при галстуках, а женщины — в туфлях на высоком каблуке. Распространены поездки на работу, в гости и даже в театр. Обращают на себя внимание старушки на колесах: седые волосы собраны сзади в пучок, платок кулёчком на голове, на носу очки. Ездить за покупками на велосипеде им так же привычно, как и ходить пешком. Для домохозяек на велосипедах монтируются металлические корзинки. На мостовых велосипедисты пользуются не только правами, но и вниманием со стороны автоводителей. Специальные дорожки для них есть, пожалуй, во всех населённых пунктах. Они тянутся даже между городами, часто в стороне от шоссе.

На выходных побывали втроем в сауне с бассейнами. Галя с Володей по льготной карточке посещают его регулярно, два раза в неделю, купаясь под музыку, делают различные гимнастические упражнения под контролем своего постоянного тренера. А я в то время наслаждалась отдыхом в бассейнах с минеральными микроэлементами, с гидромассажем и в сауне.

На улицах, в общественных местах часто встречаются в основном люди преклонного возраста. Большинство мужчин и женщин одеваются хорошо, независимо от социального положения и профессии. Неаккуратность в одежде считается таким же грехом, как и небрежная работа. Поддержание опрятного вида стоит немалого труда и денег, но это скалькулировано в семейном бюджете.

По графику специальный транспорт забирает мусор в целлофановых мешках. Если кто-то бросил в мусоропровод кухонные отходы не в целлофановом кульке, то это считается вопиющим нарушением правил общежития. Кроме всего, этот кулек должен быть непременно завязанным. В Германии ни одна пластиковая бутылка нигде не валяется. Почему? В один прекрасный день мы поехали втроем на машине Владимира по магазинам, забрав два больших мешка с пустыми пластиковыми бутылками, которые в одном из магазинов супруги сдали за деньги. Оказывается, напиток дешевле, чем пластиковая бутылка. Например, минеральная вода в упаковке в общей сложности стоит 44 цента (пластиковая бутылка стоит 25 центов, а сама вода — лишь 19). А у нас этого хлама достаточно. Когда же мы всё это упорядочим?..

В Германии много разновидностей алкоголя, особенно пива — от полностью безалкогольных сортов до хмельных напитков. От иных из них голова сохраняется ясной, а ноги не слушаются своего хозяина. Особенности вин начинаются с бутылок — рейнские в коричневых, мозельские в зелёных, «франкенвайн» в бутылках с расплющенным брюшком. Что касается пьяных в Германии, то они встречаются довольно редко, а лежащие без чувств на земле — чрезвычайное исключение.

Вопреки некоторым установившимся стереотипам, чувство юмора у немцев достаточно развито. Смех прекрасен тогда, когда он не оглупляет персонажей, а возводит на пьедестал и «победителей», и «побеждённых».

Немцы — народ очень расчётливый, причём в этом отношении во всех концах страны они похожи друг на друга, как морская галька. Однако когда речь заходит об острословии по поводу этого качества нации, то обычно поддразнивают не южан-баварцев, а их соседей-швабов. Последние отличаются свободным нравом, неторопливым говором и предпочитают всюду держаться в тени. Их кредо — постоянная работа, накопительство денег и строительство домов. Если баварец, придя в ресторан, постарается найти себе место в гуще людей, то шваб устроится в стороне и будет наблюдать за другими.

А самый веселый и своеобразный праздник немцев — карнавал. Он проходит под девизом: «Оставим заботы на завтра, поделимся радостью». Женщины имеют право провести его по собственному усмотрению, и никто их за это не осудит. Любой мужчина на улице может быть расцелован незнакомой женщиной, а его галстук срезан ножницами и брошен как трофей в корзинку, висящую на руке победительницы.

Гале было интересно узнать, как мы живём. Я рассказала ей о празднике в Монгун-Тайге, где были не только скачки коней и хуреш (национальная борьба), но и скачка сарлыков. Также семья подруги ознакомилась с моими книгами «В краю вечных ледников», «В юрте бабушки Дыртыыны», «Мама Нади Рушевой», с моей учебой в Литературном институте имени А. М. Горького в Москве. А когда разговор коснулся моей семьи, я всё-таки подругу опередила: у меня четверо детей и пятеро внучат.

Узнав о создании моего родового древа под руководством историка, краеведа, работника библиотеки № 163 г. Москвы Евгения Пажитнова, моя подруга изъявила горячее желание создать и свое родовое древо. Действительно, история предков Галины очень интересная. По линии матери дедушка Егор Егорович Лехер 1896 года рождения (умер 25.12.1972 г.) и бабушка Мария Карловна Лехер 1900 г. рождения (умерла 29.10.1954 г.). Они имели троих детей: Нина (мать Галины), Мария, Иван.

Предки Галины из Поволжья. Мать Галины — Нина Егоровна Лехер родилась 6 февраля 1924 г. в деревне Фольмер, умерла 14.10.1994 г. Сама Галина родилась 15 января 1952 г. на станции Сулея Саткинского района, Челябинская область.

«Мама после моего рождения на станции Сулея прожила там до 1953 г. После её многократного обращения с письмами к Советскому правительству Нине Егоровне наконец-то разрешили воссоединиться с родителями, которые были высланы в начале войны в Хакасию».

Поинтересовалась я у Гали социальным обеспечением в стране и беженцами. Прожиточный минимум в Германии — 350 евро на одного человека плюс оплачивается квартира. На пенсию по возрасту немцы выходят с 67 лет (и мужчины, и женщины), но ступенчато. Можно пойти и раньше, но там всякие есть нюансы. В Германии у тех, кто выходит на заслуженный отдых, открывается второе дыхание, начинается совсем новая жизнь. Они занимаются тем, на что не хватало времени в молодости, путешествуют по миру.

Детское пособие: первый ребенок — 180 евро, второй ребенок — 200 евро, третий ребенок — 210 евро… Биржа труда 60 процентов от установленной зарплаты платит тем, кто не работал, социальное пособие 350 евро. Беженцы все получают жилье (общежития или квартиры). Со статусом беженца они проходят языковые курсы и спустя 18 месяцев устраиваются на работу через биржу занятости или сами находят работу. Сравнивая их пенсии, пособия, зарплату с нашими, мы задумались, почему мы в России так бедно живём.

Галя с какой-то тревогой и жалостью отмечает: «У вас создалась абсурдная ситуация. Почему люди должны платить «старой» зарплатой за все дорожающую продукцию? Две трети богатства страны исходят от природного фактора, а нищий человек облагается податями. Это можно исправить, освободив от налогов заработную плату тех, чьи доходы ниже прожиточного минимума. Ввести нормальный налог на имущество. Россия, в том числе Тува, удивительно богаты. И то, что дано вам Богом, должно принадлежать всем, а не только «новым» русским и «новым» тувинцам».

Ни один народ не действует так сообща, не любит так двигаться массами, как немцы. Это стадное свойство нации можно наблюдать везде и во всём. Немцы с большим успехом работают сообща в поле, на предприятиях и выполняют всякую работу очень быстро. При этом немецкий работник одинаково аккуратно трудится как в начале, так и в конце работы.

…Мы попрощались. Я от всей души пожелала семье подруги благополучия и счастья. А у нас, я надеюсь, когда-нибудь всё будет так, как пожелала мне тывалаар (по-тувински говорящая) Галя Лехер.

Зоя ДОНГАК 

05.08.2017

№: 

83

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 118 181
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 65 441
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 53 122
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 52 545
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 49 422