Мастер Маргарита

В выставке «Одно село — один продукт. Марка республики-2013» приняло участие ООО «ЭтноСтиль», специализирующееся на изготовлении артистических костюмов, верхней одежды, изделий из трикотажа, меха и кожи и многом другом. Директор — Маргарита Ооржак.

Впервые образцы ее творчества я увидела в костюмах Государственного ансамбля песни и танца «Саяны». Поразили свежесть, неординарность, современность стиля в сочетании с традициями. Творческой деятельности Маргариты Ооржак в области моделирования костюма и создания новых моделей одежды — 25 лет. В 2002 году в номинации «Лучший тувинский товар» она была удостоена диплома II степени. В 2004 г. получила «Золотую медаль» в Москве, в 2010 году — грант Председателя Правительства РТ. Участвовала в конкурсе «Этноподиум» на празднике «Тун Пайрам» в Хакасии. В свое время ею были созданы коллекция «Пять драгоценностей» для «Саян», костюмы для ансамбля «Алантос»: барашки, жемчуг, водоросли.

Маргарита Ооржак — гость редакции.

— Маргарита Байыровна, среди ваших творческих работ — артистические костюмы…

— Судьба свела с творческим коллективом филармонии еще в 1989 году. Пригласила Надя Юша: она увидела мою дипломную работу — изделия из ангорки, заинтересовалась, потом познакомила с Вячеславом Донгаком, он тогда был художественным руководителем. С тех пор и сотрудничаем с филармонией. К слову, сейчас выполняем заказ для артистов симфонического оркестра, его солистов.

— А как все начиналось, как вы открыли свое дело?

— В 1987 году я окончила Омский технологический институт бытового обслуживания, по художественному оформлению и моделированию изделий текстильной и легкой промышленности. Специализация — трикотаж. Вместе со мной его окончила Елена Олеговна Ондар, только специальность у нее другая — швейник. После института работала в Тувашвей­быте, хотя распределяли в Алма-Ату — но очень хотелось вернуться домой. Параллельно работала в народных художественных промыслах, потому что занималась разработками трикотажных изделий. В 1994 году мы открыли ООО «Марглен» — наверное, одно из первых ООО в Туве вообще. И поддержку нам хорошую оказали, это было еще при Шериг-ооле Ооржаке. Написала заявление с просьбой выделить 20 миллионов (тогда деньги еще другие были): хочу цех открыть, заниматься тем-то и тем-то. Через полгода получаю деньги и еду в Москву, покупаю вязальную машину и другое оборудование. Купила то, что хотела. Шили на заказ, в том числе и для филармонии. Это был мой первый опыт в бизнесе, многого я тогда не знала: как реализовать продукцию, ремонтировать машины, где купить пряжу и т. д.

Когда открылась овчинно-шубная фабрика, все мои работники ушли туда. И я их не держала, потому что им обещали квартиры. К сожалению, никто из них так ничего и не получил. Одна из работниц, Роза, по моей рекомендации ушла в филар­монию, до сих пор там рабо­тает. Это было время кризиса «Марглена». Когда все ушли, я тоже пошла на овчинно-шубную — что оставалось делать? Потом и ковровым дизайнером была. Когда «Ковры» закрылись, открыла дизайн-центр «Марго». А уже после этого — «ЭтноСтиль». Официально мы открылись 29 апреля 2010 года.

— Все у вас посвящено любимому делу, четко следуете своей специальности...

— Получается, что так. Что-то разваливается — опять создаем, выкручиваемся, идем дальше. У нас нет своей площади, вот в чем основная проблема, поэтому моя самая заветная мечта — участок в 15 соток и… строительство своего предприятия. Какое-то время мы обитали в минпроме, на Калинина, 11, на цокольном этаже, но нас оттуда попросили. Приютило училище № 11, но ненадолго. В мае переехали в центр, сняли квартиры за бешеные деньги. Но разве можно ютиться с производством в квартире (низкие потолки, духота, нечем дышать). Это только мастера-одиночки могут, а у нас — бригада! Пришлось съехать. В Доме быта продержались 2 месяца. Четыре переезда только в этом году! Меня даже грузчики стали бояться — еще бы, тяжеленные машинки таскать. Тут знакомые, которые тоже занимаются бизнесом (у них вязальные машинки), пригласили совместно арендовать площадь. Мы согласились, переехали на новое место: потолки высокие — такие нам и нужны. Но все равно — нужно строиться. Государственные структуры в любой момент могут выставить на улицу, а частные, хоть и дешевле, но все равно, лучше иметь свое. Сколько было потеряно во время переездов…

— Ваша фирма носит название «ЭтноСтиль». Это связано с этническим направлением?

— Думаю, что название изменится. Мы ведь шьем и шубы, и кожаные вещи, и школьную форму, и свадебные платья. А «ЭтноСтиль» будет одним из подразделений.

— Сколько человек у вас работает?

— Около 20. Я сама, Елена Олеговна — она не только художник-модельер, уже стала конструктором, шесть человек с ограниченными возможностями, через Центр занятости населения приняли несколько человек, в том числе шофера, бухгалтера, завхоза. Одного конструктора привлекаю со стороны, как и вязальщиц.

— Между ателье есть конкуренция?

— Конечно. Она и будет: кто лучше шьет, кто хуже. Для нас качество — главное, иначе никто не обратится снова. Моя цель — отработать систему. Говорят же, выживают те, у кого есть «отточенный» бизнес. «Макдоналдс», например. Кто-то сидит дома и тоже делает гамбургеры, у него, может, они вкуснее, но нет системы. Хочу, чтобы у меня тоже была система. Швеи пусть план дают, маркетолог занимается продажей, сбытом. Я ведь тоже надомницей была. У меня заказчиков было много — целый список. Но как одной успеть сделать все вовремя? Даже обижались на меня. А тут мы взяли и за шесть часов все отшили: кто-то кроит, кто-то пуговицы пришивает. Частник это же сделает за неделю или месяц.

— Да и у вас время освобождается для творчества.

— Пока только мечтаю об этом. Я ведь и полы могу сама мыть, и таскать, как грузчик, могу сесть, как швея-мотористка, сама поеду за тканью, буду заниматься рекламой. Слава богу, уже есть бухгалтер и шофер. Сейчас дизайнер с клиентами будет работать. Дочь будет коммерческим директором, она сейчас в Новосибирске.

— Кто у вас делает эскизы костюмов?

— И сама, и сообща. Иногда клиенты даже говорят: на ваше усмотрение. Непрофессионалам в этом деле трудно приходится. Со свадебными платьями, правда, еще «щепетильничают».

— Сколько времени уходит на большой заказ?

— Если шить по-хорошему, полгода. Туранская школа нам сделала заказ на форму для 500 ребятишек, а в цехе сколько человек? Я Туран уже предупредила, что управлюсь до мая. Школам надо заранее с заказами обращаться. Мы живем на деньги клиента, нам ведь государство ничего не дотирует. Даже наш известный модельер Вячеслав Зайцев везде на совещаниях говорит, что легкую промышленность надо дотировать — она у нас находится в зародышевом состоянии.

— Получается, выживать можно только за счет коммерческих заказов?

— Только. Тем более, я столько людей приняла на работу, несу за них ответственность. Куда они пойдут, если что? Одна ипотеку платит, другая — кредит, все это социальная сфера. Иногда руки опускаются, не знаешь, что делать. Думаешь: бросить все? Но столько всего наработано, оборудования приобретено… И главное, столько пыхтела! Ради чего? Нет, думаю, не дождетесь… Слава богу, правительство поддержку оказывает. Есть различные программы, которые позволяют держаться на плаву. А попробуй остановиться — конец придет. Постоянно бежим перед катком. Кошелечек должен быть запасной. Боди Шефер предлагает 20 процентов от доходов откладывать — не получается. Статистика показывает, что из 100 предприятий в первые три года остается 5 процентов, а через пять лет — только один процент. Статистика нехорошая, узнала ее, стала осторожней, и пока удается оставаться в этом проценте.

Елена ЧАДАМБА

14.12.2013

№: 

140

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 167 191
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 96 206
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 95 855
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 89 063
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 68 872