Её поздравил Президент

Президент России Владимир Путин поздравил с 95-летним юбилеем фронтовика Антонину Фролову.

 «Уважаемая Антонина Яковлевна! От души поздравляю Вас с юбилеем. Вы с честью прошли через тяжелейшие испытания Великой Отечественной войны, своим трудом создавали богатства и мощь страны. И через годы несете любовь к Родине, веру в правое дело. Подвиг Вашего поколения — поколения победителей — будет жить в веках, объединять наш народ во имя больших созидательных целей. Желаю Вам бодрости духа и благополучия. Президент Российской Федерации Владимир Путин».

Эту открытку главы государства в день юбилея Антонине Яковлевне Фроловой прочла глава города Дина Оюн. Она в числе первых пришла поздравить добрую знакомую. Подарок от главы республики Шолбана Валерьевича Кара-оола вручили представители минтруда республики, теплые слова звучали от департамента социальной защиты мэрии города.

— Помните нашу встречу в Москве с Верой Чульдумовной Байлак? — спрашивает глава города.

— Конечно.

Вера Чульдумовна и Антонина Яковлевна в 2010 году встретились в Полпредстве Тувы в Москве. Обе хотели увидеть Парад на Красной площади. В беседе выяснили, что родились в одном году — 1923-м.

— Я постарше, — шутила Антонина Яковлевна. — Я родилась в июле, а ты в декабре.

Обе звонко смеялись.

Смех у ветерана и сейчас такой же спустя восемь лет. Звонкий. Переживает за гостей, собралось много телевизионщиков.

— А что пожелать? Чтобы не было войны! Так и передайте всем!

Сегодня, глядя в спокойные и мудрые глаза Антонины Яковлевны Фроловой, трудно представить ее юной, оказавшейся в самом горниле военных событий. Она с первых же дней войны оказалась почти на передовой.

Тоня была последней в семье, старшие ее братья и сестры уже были взрослыми. Так получилось, что отец долго воевал в Гражданскую войну, потом попал в плен. Вернулся лишь через несколько лет, уже больной и немощный. Жена все эти годы ждала. И тем не менее, оправившись от болезней, они народили девочку, которая 7 августа 1923 года своим криком известила мир о своем появлении.

Старшие опекали «последыша», берегли и старались дать девочке образование.

В селе Ильятино Калининской области, где они жили, была семилетняя школа. А чтобы младшенькая получила среднее образование, ее отправили в деревню Выползово. По большому счету это был военный городок, там располагался летный военный гарнизон. Там она училась и вроде как работала одновременно. Родителям удалось устроить ее нянькой в семью командира летного полка, у него было трое детей. А в качестве оплаты они кормили ее, по необходимости и одевали. Родители не имели возможности помогать ей, т.к. денег не получали, только трудодни. Условия такой двусторонней договоренности были выгодные: в их доме юная Тоня и жила, и работала, школа рядом с домом, поэтому успевала и учиться в школе и присмотреть за детьми.

Три года прожила она у них, по окончании школы хотела учиться дальше, но война перечеркнула все планы. Вечера выпускного не было, аттестаты выдали без торжеств. А что такое война — она увидела с первых дней. Внезапность нападения сделала свое дело, самолеты не успели подняться в воздух, т. к. были не заправлены. И пока баки наполняли горючим, несколько из них были выведены из строя.

Были первые погибшие не только среди военных, но и мирных жителей. Так вчерашняя школьница увидела лицо смерти и «понюхала порох».

Ей не пришлось долго уговаривать родителей, она уже была на фронте. Пришла в штаб, принесла свой аттестат. А так как ничего не умела, ее зачислили в батальон военного аэродромного обслуживания, который обеспечивал бензином, продуктами, различными вещами, одеждой… и кормил летный состав. Приходилось Тоне боеприпасы загружать, чистить оружие.

Впоследствии летный военный полк вошел в состав первого Калининского фронта и перебрался на Валдай. А в тех краях тогда дороги плохие были, машины не проходили, а Тоня же из деревни, могла коня запрячь, многому была обучена. На лошадях она и доставляла грузы, привозила летчикам еду.

Однажды поехала в другую деревню, километров восемь от места их дислокации, чтобы покормить другую группу. На плечах была только шинель. Пока проехала на санях эти восемь километров, насквозь промерзла. И когда грелась у печки, даже не заметила, как у нее загорелась юбка. Дежурный помог загасить ее.

На ночлег Тоню распределили в дом к старикам, так прямо в шинели она сразу же взобралась к ним на печь, хотя старики приготовили ей и чай, и постель. Уж больно сильно ей хотелось спать, погреться. И только легла, как хозяйка начала ее будить: доченька, вставай, бомбят! А прятались от бомбежки в канаве, которую дед на огороде выкопал.

Не удалось в ту ночь, и в другие ночи, особенно в первый год войны, Антонине Яковлевне поспать. Бомбили постоянно. Только поменяют место — бомбят. Вновь переезжают — бомбят. Молоденькая девчушка не понимала, что такое военная тактика, стратегия. Ей казалось, что немцы где-то рядом и видят — куда перебирается летный полк. Поэтому постоянно смотрела в небо, если даже и самолетов не видно было и не слышно. Словно хотела высмотреть там наблюдающие за ними глаза врага.

Однажды всматривалась так же в небо, вдруг начался обстрел. Снаряды свистят, разрываются совсем рядом. А она восхищалась огненными красками в небе — как красиво! А когда сгорела столовая, она радовалась. Радовалась она тому, что не надо было мыть посуду! Бедная девочка…

Конечно же, это были ее секундные ощущения в те моменты, она об этом никому не говорила. Лишь спустя время она могла рассказать о тех своих сиюминутных чувствах. Совсем молоденькой была, очень уставала, очень хотелось спать. И еще Тоне всегда хотелось взобраться на печку и погреться. И не только погреться. Она видела: деревня сгорела, а печка стоит. Ей казалось, что там безопаснее, раз печки стоят — значит, на печи она уцелеет.

На войне было не только холодно, но и очень страшно.

Летный полк воевал в этих краях в 1941 — 1942 годах, перебираясь с одного места на другое, короче, колесили вокруг и около. А после того, как Москву отстояли, полк тоже стал продвигаться.

Однажды разгружали эшелон: патроны, снаряды. У летного полка была своя авторота. Стояли цепочкой, передавая друг другу тяжелый груз. Антонина Яковлевна вспоминала, когда она первый раз увидела ящики со снарядами, думала, никогда не сможет этот ящик поднять. Надо было быстро разгрузить эшелон. А тут налет, бомбежка. Опять появилась мысль, как враги узнали? И взгляд в небо. Совсем рядом разорвался снаряд. Взрывной волной ее откинуло в сторону. Она получила тяжелейшую контузию. Она так и не узнала — успели или нет они тогда разгрузить эшелон. С тех пор плохо слышит.

Позднее Антонина Яковлевна вступила в партию и, как все, давала клятву, что в плен сдаваться не будет. Первый Калининский фронт объединился с первым Белорусским фронтом, освобождали Украину, Белоруссию, Польшу.

Кстати, в Польше их летный полк засекретили, самолеты перекрасили, кто не умел говорить по-польски, больше молчали, в том числе и Антонина Яковлевна. Это был один из необходимых тактических боевых ходов нашей армии. В те военные годы там ситуация была несколько напряженная. Антонина Яковлевна вспоминала: в Польше, как и на Украине, могли в любой момент из-за угла получить в спину пулю.

В западной Украине свирепствовали бандеровцы, в Белоруссии — бульбовцы, тогда они прятались по подвалам и в развалинах. А в Польше — поляки, которые были на стороне гитлеровской армии и могли подстрелить даже своих. Попробуй, разберись во время военных действий — войско польское ли это или наша армия. Секрет секретом, а все-таки боялись погибнуть от пуль своих.

Вспомнила она и еще один эпизод, который произошел в Польше. Они стояли в одном городе, и когда начался налет вражеских самолетов, она оказалась у одного пятиэтажного дома недалеко от речки. В этом доме пленных держали или какая-то казарма была, всюду нары и сено.

Бомбили беспрерывно и одновременно бросали листовки. Им было приказано не выходить, все находились в коридоре. Такой гул и свист стоял, казалось, вот-вот дом рванет. У многих было желание бежать, бежать куда глаза глядят. Кто не выдерживал — выбегал из этого дома, бежал к реке.

Утром они увидели целехонький дом, а кругом — воронки, воронки, воронки. Да такие глубокие. Очень много было погибших, среди них и те, кто бежал из этого дома. Просто удивительно, как это они не смогли попасть прямо в дом. Антонина Яковлевна в тот момент, может быть, хотя не была верующей, вспомнила о Боге и укрепилась в мысли –«родилась в рубашке».

В составе летного полка дошла она до самого Берлина, и за его взятие имеется благодарность.

После войны их вновь в Польшу отправили, сначала летный полк стоял в Варшаве, а потом в Люблине. Там уже позволяли отдохнуть, могли на танцы ходить. На одном из таких вечеров она познакомилась со своим суженым Василием Фроловым.

Не сразу возвращались в свои дома победители, Антонина Яковлевна вместе с мужем приехала в Москву почти через полгода после Победы. А в марте 1946 года они перебрались в Туву. Почему? В Туве жил брат Василия Фролова, который тоже был на фронте, после ранения его демобилизовали и направили работать в Туву. Они переписывались, и брат уговаривал приехать их сюда. Вот и поехала Антонина Яковлевна за своим мужем в далекую Туву. Сначала устроилась в карточное бюро кассиром, а через год его ликвидировали, и она пришла работать в статистику.

С 1947 года до ухода на заслуженный отдых она проработала в органах статистики, участвовала в четырех переписях населения: 1959, 1970, 1979, 1989 годов.

Светлана МУНЗУК

09.08.2018

№: 

87

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 147 795
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 78 031
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 77 658
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 70 952
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 66 511