Ему исполнилось бы 90

В 60-е годы прошлого столетия в Туву после учебы в крупнейших вузах страны возвращалось молодое племя тувинских ученых. Блестящее образование, широкий кругозор, активная жизненная энергия — все это помогало им поднимать науку и высшее образование в Туве на новый уровень. Среди них был и Джим Карпович Хадаханэ, которого в Туву привела любовь. Будучи аспирантом ЛГУ, на берегах Невы он познакомился с Марией Изынеевой, молодой ученой из Кызыла. Эта встреча стала для него судьбоносной. Прилетев за своей любовью в Туву, он остался здесь на всю жизнь, сразу влился в научное сообщество, ведь здесь он встретил своих бывших сокурсников по Ленинградскому университету — Юрия Аранчына, Монгуша Кенин-Лопсана, Зою Чадамба, Шулуу Сата, Владимира Очура. Именно из этой когорты выпускников ленинградского вуза и формировалась первая тувинская интеллигенция. Джим Карпович проработал на кафедре общественных наук Кызылского государственного педагогического института 15 лет, был проректором, профоргом, парторгом. Его смерть стала для многих его друзей, коллег, студентов, родных и близких огромной потерей, а добрая память о нем жива и поныне.

Воспоминаниями о Джиме Хадаханэ делятся его коллеги и друзья.

Зоя Доржу, доктор исторических наук:

— Я была аспиранткой в Иркутском университете, а Джим Карпович приехал в Иркутск на предзащиту. Мой научный руководитель профессор Санжиев сказал: «Приехали твои земляки, приходи, послушай, как будут отвечать, это хорошая школа». Я скучала по дому и была рада встретить человека из Кызыла. Общение с Джимом Карповичем было очень приятным, он был с приветливой улыбкой, непосредственный, с серьезным образованием — восточный факультет Ленинградского госуниверситета. Мы, аспиранты, должны были отчитываться на заседании кафедры, очень волновались. А Джим Карпович хотел нас морально поддержать. И мы ему были очень благодарны за его теплые слова. Вспоминаю такой милый момент. После заседания, когда мы взволнованные вышли на набережную, он всем нам купил по мороженому и потом сказал: «Ну, все, остыли? Это ваше первое крещение!» Он был удивительно обаятельным человеком. Позже мы работали вместе, у нас кафедра была самой сильной в институте, можно сказать «элита» — Бажутин, Скрипов, Антипин, Биче-оол, Копеел. Джим Карпович интересно вел историю, умел убедить массы. А как он делал замечания, разбирал ошибки, чтобы не было обидно, очень деликатно. На демонстрациях всегда, где он, там — шутки, смех, песни, мог и анекдот рассказать про политику партии. В 1975 году я была у него на защите диссертации по культурному строительству 1944 — 55 годов. Мы все восхищались им и его женой Марией Андреевной — такая красивая пара молодых ученых! Жаль, что так рано он ушел!

Галина Сагаачева, ветеран КГПИ:

— Джим Карпович был любимым педагогом наших студентов, он читал лекции с большим увлечением, воодушевлением, всегда давал конструктивные советы, предложения. Человек с чувством юмора, большой оптимист. Тогда преподаватели нашей кафедры приходили на работу, как на праздник — веселые, радостные, счастливые. В КГПИ он был председателем профкома, работал проректором заочного отделения, избирался секретарем партбюро института. Активно участвовал в общественной жизни коллектива, был лектором, пропагандистом, выезжал в районы, знакомил сельчан с международным положением и последними известиями. Инициировал создание организации дружинников, и сам выходил на дежурства. Ездил со студентами на уборку урожая, дежурил по праздникам в общежитии, заодно проводя воспитательные беседы по интернациональному воспитанию. Общественная жизнь кипела. Какие веселые были праздники, спортивные состязания. Приезжавшие с проверками ученые из Москвы, Воронежа, Саратова были поражены нашей работой со студентами: «У вас есть чему поучиться!». В 1968 году ездили в Шушенское, на базу отдыха в Усть-Уюк. На демонстрации наша кафедра всегда шла во главе. Джим Карпович всегда был в центре внимания своих коллег, преподавателей, студентов. Там, где он — там смех и радость. Он никогда не унывал, даже в последние тяжелые дни жизни. Помню, заочники, приехав на очередную сессию, встретили вошедшего в аудиторию Джима Карповича бурей аплодисментов. Он заслужил уважение и авторитет своей эрудицией, обаянием, добротой, открытостью и человечностью.

Оргелээр Ондар, кандидат педагогических наук, заслуженный работник Республики Тыва:

— Джима Карповича я помню со студенческих лет (1966 — 1971 гг.). Он тогда работал на кафедре общественных наук. Хорошо помню, как поздравляли его с защитой кандидатской диссертации. Джим Карпович был открытым человеком, у него было прекрасное чувство юмора, богатый, образный язык. Его приятно было слушать. Во время общения со студентами часто шутил, все время улыбался. Джим Карпович любил посещать различные соревнования — вузовские, городские, республиканские. Сам был чемпионом Ленинграда, Свердловска по самбо и любил многие виды спорта — волейбол, бокс, борьбу. Всегда высказывал свое мнение по поводу организации состязаний, церемонии награждения, хотел, чтобы те или иные его замечания были учтены в следующий раз. Часто обсуждали спортивные темы с Василием Петровичем Баклыковым, мастером спорта СССР, РСФСР по национальным видам спорта. Мы, преподаватели только что образованной кафедры физической культуры, — я, Михаил Николаевич Лебедев, Василий Петрович Баклыков, Алексей Николаевич Петров — были шокированы скоропостижной смертью Джима Карповича, ведь буквально накануне поздравляли его с защитой диссертации.

Серен Чоксум, ветеран кафедры химии:

— Рано уходят хорошие люди, так и Джим Карпович. Студенты 60 — 70 годов его любили, очень тепло о нем отзывались, он был душевным человеком. Я знала его с 1963 года. Он сразу настраивал собеседника на непринужденный лад. Я работала партийным секретарем КГПИ и всегда чувствовала поддержку с его стороны. Ему приходилось и увольнять людей, и делать им выговоры, отчитывать. Но всегда это происходило без крика, он умел убеждать. Защищал студентов. Помню, об одном говорит: «Он же говорит по-тувински, значит, знает свой язык, пусть на тройку, почему тогда ему ставите двойку?» Он писал годовые отчеты КГПИ в Москву — куча бумаг от всех. В 1968 году я была на курсах повышения квалификации в Ленинграде. Он узнал адрес и пришел узнать — как жизнь, как курсы. «Пойдем, прошвырнемся, побродим по Невскому, поболтаем, а я покажу много интересного, мои любимые уголки, всю красоту, вспомню молодость». Звал меня в театр. В общежитии он появился, как луч света. Мои соседки были очарованы моим веселым гостем-земляком. Дети его любили, висели на нем гроздьями, катали его на санках. Наши дети родились в один год, и мы ходили к Хадаханэ в гости смотреть коллекцию марок его младшего сына Зорика. Помню похороны — венки, венки…многие искренне горевали. Таких необычных людей помнят долго.

Юрий Хворов, ветеран кафедры физики КГПИ:

— Джима Карповича всегда вспоминаю с теплом, горжусь дружбой с ним. Он был активным, всегда в центре событий. После занятий мы собирались в гараже на «огонек» —Дятлов, Данилейко, Биче-оол, Антипин. Спорили о книгах, кино, рыбалке, походах. Он был очень смелым. В 1968 году долго искал утонувшего на Бельбее физика, потом везли тело в Красноярск, сидели в аэропорту. Подставлял плечо в трудные минуты, помогал увезти в Улан-Удэ умерших стариков — отца Бурхинова, а потом Борсоева. Архипу помогал перенести прах отца на новое кладбище. Мы любили спускаться на лыжах с горы Догээ, часто с риском для жизни. Заболев, смеялся над собой: «умру кандидатом наук, работавшим над диссертацией». Стойко, мужественно держался, шутил, улыбался. Студенты сдавали ему кровь, а он шутил: «со всеми породнюсь». Старался отвлекать. А люди искали для него травы, несли воду с аржаанов. Незабываемый друг! Каждый раз в родительский день обязательно бываю у него на могиле. Спи с миром! Помню прекрасного человека!

Светлана Донгак, научный сотрудник группы этнографии ТИГПИ:

— Я не была лично знакома с Джимом Карповичем, а всего лишь слышала о нем от других людей, однако у меня есть чувство, что я знала его.

В августе 1976 года я пришла работать на кафедру марксизма-ленинизма Кызылского педагогического института. Заведующим кафедрой тогда был Василий Амырдаевич Копеел, кандидат экономических наук, требовательный и принципиальный руководитель, очень добрый и внимательный человек. На кафедре работали не просто квалифицированные преподаватели, это были представители старой, настоящей интеллигенции. Прежде всего, Евгений Иванович Скрипов — не только блестящий историк, но и добрейшей души человек, любивший пошутить, побалагурить. Владимир Николаевич Ковалев — преподаватель политэкономии, с неизменным «Капиталом» К. Маркса в портфеле. Строгий и немногословный историк Василий Ламажыкович Биче-оол, никогда не унывающая оптимистка Людмила Семеновна Очур-оол, такая же веселая, компанейская и все же требовательная философ Марина Монгушевна Гаврилова (Шекпер-оол), всезнающий историк Владимир Андреевич Петренко, философ Наталья Дожулдеевна Ондар. И всегда доброжелательная к студентам и преподавателям, связующее звено всей кафедры, держатель всех наших тайн, наш неизменный и любимый лаборант Галина Анандыевна Сагаачева. Таков был тогда состав кафедры марксизма-ленинизма КГПИ.

В тот год не только кафедра марксизма-ленинизма и педагогический институт, а все тувинское научное и педагогическое сообщество потеряло редкого по своим человеческим и педагогическим качествам человека — Джима Карповича Хадаханэ. На кафедре марксизма-ленинизма вся атмосфера тогда была пронизана воспоминаниями о нем. Особенно мне запомнилась история, связанная с тем, как студенты аплодировали Джиму Карповичу.

Доброе отношение кафедры к своему коллеге распространялось, конечно, и на его супругу, известного литературоведа, кандидата филологических наук, преподавателя кафедры русской литературы Марию Андреевну Хадаханэ. Это была не просто очень красивая пара — каждый из них представлял собой яркую, глубоко интеллектуальную личность, воспитанную на стыке двух культур — своей, кочевой бурятской, и передовой русской. Этот богатейший интеллектуальный багаж они перенесли на тувинскую почву, обучая тувинских студентов, открывая им мир знаний. Труд, отданный двумя бурятскими просветителями на благо знаний в Туве, не остался без следа, о чем свидетельствуют их многочисленные ученики, пополнившие ряды не только учительства, но и тувинской науки сегодня, которые говорят им: «Спасибо, Башкылар!»

Елена ЛЕОНИДОВА

09.07.2019

№: 

72

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 167 195
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 96 210
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 95 859
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 89 067
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 68 872